Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Аппарат 'СЛ-1' (Тени под землей - 2) (страница 5)


Несколько минут экран был пуст. Потом на нем появилось новое лицо, тоже мне незнакомое. Человек в широкой шляпе вытащил из кармана пробирку, посмотрел ее на свет и осторожно спрятал в карман.

- Где я могу видеть начальника экспедиции? - спросил незнакомец басом.

- Пожалуйста, он в палатке, - ответил шофер.

Я приподнялся на локте. В палатку, согнувшись, вошел человек в соломенной шляпе, какие носят обычно курортники. Просторный белый костюм подчеркивал его огромный рост и ширину плеч.

- Разрешите быть знакомым, - забасил он. - Омегин - ваш сосед. Сетую на свою фамилию: каждая девчонка на почте обязательно переврет и напишет "Онегин". А на самом деле моя фамилия Омегин. Видимо, назван в честь последней буквы греческого алфавита - омеги.

Я предложил ему сесть.

- Благодарствую, - сказал он, деловито размещая свое огромное тело на походном табурете.

- Наслышаны мы о вас и ваших чудесных аппаратах, - гудел Омегин. - Слухом, как говорится, земля полнится. Привычны мы к успехам советской науки, но я, грешник, хоть убей, не могу поверить, что такие аппараты существуют. Я даже по темноте своей не могу представить, на каком таком хитром принципе можно такую штуку соорудить? - Он выжидательно помолчал.

Несомненно, что у меня не было намерения сразу же рассказывать о принципе действия нашего аппарата, поэтому Омегин, не дождавшись ответа, вздохнул и спросил:

- Ну, как успехи? Чай, всякие органические и неорганические ископаемые находите в земле?

Помню, я отвечал немногословно и даже несколько настороженно, хотя был уверен в полезности этого человека для наших поисков. Я сказал ему, что мы занимаемся в основном металлом, что ищем рубидий и до сих пор безрезультатно. Рассказал о том, как неподалеку от лагеря обнаружили огромный пласт железной руды. По этому случаю я должен поехать в город и дать телеграмму.

- Наверное, пришлют сюда изыскательскую партию для пробного бурения, . закончил я.

- Опять железо, опять медь, теперь еще рубидий! - недовольно воскликнул гость и пожал плечами. - Все силы брошены на то, чтобы искать металл. Не понимаю я этого одностороннего увлечения. Нельзя же забывать и другие материалы.

Признаться, меня удивило это странное заявление. Я никогда не мог себе представить, что широкое использование металла в нашей жизни можно называть "односторонним увлечением".

- Металл - самый прочный из материалов, - говорил я, чувствуя, что вряд ли тут нужны доказательства. - Мы им пользуемся на каждом шагу.

- Вот именно на каждом шагу, - буркнул Омегин. - Это оттого, что мы с вами не умеем хозяйничать. Пора понять, что сейчас на смену железному веку идет новый век...

В этот момент у входа в палатку появились Андрей и Сандро. Они уже выкупались, и на их мокрых волосах, как мельчайшие бриллиантики, сверкали капельки воды.

Омегин не заметил моих друзей, так как сидел спиной к выходу. Он поднял палец вверх и торжественно произнес:

- Настал век... пластических масс! - Ударив себя кулаком по колену, странный гость горячо продолжал: - Они уже давно были испытаны в самых ответственных деталях машин: из пластмассы делались шестеренки, подшипники, части автомобилей и самолетов. Сейчас всюду, где только нужен дешевый, легкий или, скажем, прозрачный материал, применяются пластмассы.

- Ну, а турбины, цилиндры двигателей или, например, металлорежущие станки тоже будут делаться из пластмассы?

- Конечно, нет, - рокочущим басом возразил Омегин и опасливо посмотрел на скрипевшую под ним табуретку. - Во многих случаях металл незаменим, этого я не отрицаю, - продолжал он. - Но если металл нужен для двигателей и резцов, для деталей, где нужна особая прочность и противодействие высокой температуре, то давайте только для этой цели и использовать металл, будем беречь его. Зачем, скажите пожалуйста, нужно человеку совать в рот ложку из нержавеющей стали, когда имеется великолепная пластмасса, прочная и красивая, как слоновая кость? . Он даже закрыл глаза от удовольствия и умиротворенно добавил: - Вот приходите ко мне. Здесь неподалеку находится моя, так сказать, резиденция . опытная станция Главхимпрома, - там вы увидите, как можно обойтись в жизни без металла.

Из-за широкой спины гостя выглядывали удивленные лица Андрея и Сандро.

- Знаете что, дорогой коллега, - решительно сказал Омегин. - Будьте моим добрым союзником!

- То есть противником металлов? - переспросил я, не в силах сдержать улыбку. - Думаю, что и без меня у металла достаточно врагов. Одна ржавчина чего стоит! Только полчаса назад я прослушал довольно убедительную лекцию моего товарища на тему "Коррозия - заклятый враг металлов". Так что же вы мне предлагаете? - в шутку спросил я у гостя.

Но он, видимо, не хотел ее принимать и снисходительно смотрел на меня, как бы говоря о неуместности иронического скептицизма, когда разговор идет о серьезных вещах.

- Оставьте металлы! - небрежно махнул он рукой. - Помогите мне искать новую смолу для пластмассы, если ваши аппараты на это способны. Где-то здесь поблизости залегает совсем особенная горная смола, а я не могу ее выследить.

- Видите ли, товарищ Онегин... - осторожно начал я.

- Омегин, - мрачно поправил он.

Я извинился и сказал ему, что задание нашей экспедиции согласовано с Институтом редких металлов, но Омегин не дослушал.

- Опять металлов! - загромыхал он басом, уже не сдерживая своей досады. . Да знаете ли вы, что можно сделать из этой смолы, которую я предлагаю вам искать?

Он быстро вытащил из кармана оранжевый диск, затем геологический молоток и передал их мне.

- Вот, - закричал он, - бейте, колите

"хрупкую пластмассу", можете греть ее и морозить, травить кислотами и щелочами, строгать и пилить. Она не ржавеет. Она... - тут Омегин остановился и закончил почти шепотом: - она вечная. Из нее можно памятники делать. Помните стихи? - Он привстал и с чувством продекламировал: - "Металлов тверже он и выше пирамид". Разве это не мечта о пластмассе, мой молодой коллега? Как вы думаете?

Омегин усмехнулся и грузно сел. Табуретка жалобно пискнула и покачнулась.

- Разве это материал? - пренебрежительно сказал гость, придерживая покосившуюся ножку. - Из пластмассы можно сделать такое кресло, которое будет в десять раз прочнее и в десять раз легче этой колченогой табуретки.

- И в сто раз дороже, - не удержался я.

- Ну, это еще как сказать, - возразил Омегин. - Погодите годик, другой, тогда увидите. Ну, колите, бейте ее, - вдруг вспомнил он о переданном мне образце пластмассы.

Я неловко стукнул молотком по диску. Он остался целым, не было даже царапины. Не успел я положить молоток на место, как из-за спины моего гостя просунулась голая волосатая рука, взяла молоток и со всего размаху стукнула по кружку.

Омегин изумленно взглянул на меня.

- Сандро Беридзе, - услышал он за спиной голос нашего техника и с некоторым смущением пожал протянутую руку. Так оригинально представился гостю Сандро.

Кряхтя и вздыхая, Омегин повернулся, чтобы посмотреть на него, и увидел у входа в палатку уже не одного, а двух невольных свидетелей своего горячего выступления в защиту пластмассы.

- Омегин, - хмуро поклонился он, пожимая руку Андрею. - Значит, металл будете искать? - спросил наш сосед, уже обращаясь ко мне.

Он поднялся во весь свой огромный рост, касаясь головой верха палатки.

- Да, до тех пор, пока не выполним свою задачу.

- Не одобряю, - лениво бросил Омегин и медленно вышел из палатки.

Мы с интересом рассматривали пластмассовый диск, оставленный неожиданным гостем. Он был зеркально-блестящим, легким, от удара звенел, как металл, и походил на странное небьющееся стекло. Действительно, можно было поверить, что этому материалу принадлежит большая будущность.

Снова на полотняном экране палатки появилась огромная шляпа Омегина.

- Простите, коллега, что я вам надоедаю, - сказал он, останавливаясь у входа. - А где это все-таки найден рудный пласт, о котором вы говорили? Если, конечно, не секрет?

- В двух километрах отсюда.

- А по какой дороге? Направо или налево?

- Направо.

- Так ведь там же моя опытная станция! - в отчаянии воскликнул он и снова исчез.

Андрей рассмеялся.

- Вот энтузиаст! Ненавидеть ложку только за то, что она сделана из металла! Это уже чудачество, - сказал он с досадой.

- А знаешь, мне нравятся такие люди, - возразил я Андрею. - Они всегда одержимы какой-нибудь большой идеей. Именно такие люди и двигают творческую мысль. Вот это человек! - восхищался я. - Абсолютная последовательность. Он не терпит никакого металла. Наверное, способен разорвать в клочки рецепт врача, если тот пропишет ему железо от малокровия.

- Нет, дорогой, на малокровного он совсем непохож, - со смехом сказал Сандро и вышел из палатки.

Ему еще нужно было проверить укладку багажа, так как настало время собираться в дорогу.

- Этот энтузиаст "пластмассового века" пришелся тебе по вкусу, - с усмешкой сказал Андрей.

Он угадал. Мне нравились в нашем соседе его настойчивость и уверенность в своей правоте. Я решил поближе познакомиться с Омегиным и даже готов был искать его горную смолу. Все это я высказал Андрею, на что он не замедлил выразить свое недовольство.

- Узнаю любвеобильное сердце и довольно странные принципы, - иронически заметил он. - Ты всегда утверждал, что при первом знакомстве надо думать о каждом человеке как можно лучше. Ты восторженно наделяешь его самыми лучшими качествами, а потом, если он оказывается совсем не таким, как ты предполагал, глупо и растерянно спрашиваешь себя: "Как же это так получилось? Ума не приложу!"

Андрей даже передразнил меня, но, как известно, на друзей редко обижаются, поэтому я просто не обратил внимания на его не очень добрую шутку.

- Да, это мой принцип, - согласился я. - Зачем я буду заранее скверно думать о человеке? Какое я на это имею право? Но вот ты, Андрей, чересчур настороженно относишься к людям.

- Ничего не поделаешь, печальный опыт многотрудной жизни, - усмехнулся он. . Не везет. Иному человеку одни ангелы встречаются, а мне слоны. Обязательно ногу отдавят. Причем я даже не могу на них сердиться: все это не со зла.

Он замолчал, смотря на бабочку, застывшую на горячем от солнца полотне.

Должен сказать, что настроение Андрея мне было понятным. Перед самым отъездом ему не повезло с одним изобретением. Впрочем, о нем вы уже знаете. Я говорю об аккумуляторах Ярцева. На технической конференции, которая происходила у нас в институте, выступил начальник лаборатории аккумуляторного завода и довольно убедительно, в резких выражениях, буквально уничтожил изобретение Андрея. Как ни старались другие выступавшие смягчить эту не очень справедливую оценку, данную аккумуляторам Ярцева, все же у многих остался неприятный осадок и тем более у самого изобретателя.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать