Жанр: Научная Фантастика » Юрий Никитин » Владыки Мегамира (страница 11)


— Чтобы судить! Скормить ли богомолу, высушить ли на солнце и выставить чучела, чтобы потом плевать и бросать камнями, бросить ли хищным клещам для смерти долгой и мучительной...

Влад наклонил голову, скрывая подрагивающие ноздри:

— Ты объяснил хорошо. Не то, что эти.

Соколов развел руками, признавая бессилие, сказал просяще-язвительно:

— Семен Тарасович, раз уж вы два сапога пара, то ведите дипломатические переговоры и дальше. В рамках, разумеется.

Семен толкнул варвара локтем:

— Берешься отвезти нас... догнать наших врагов?

Влад помолчал, впитывая запахи, адсорбируя, дешифруя. Эти люди сильны здесь, под стальной крышей, кто спорит? Настолько сильны, что все еще не обратили внимания на язык запахов!

Когда паузу стало держать неловко и подозрительно, он произнес надменно, оглядывая из-под приспущенных век собравшихся на пир в его честь.

— Так чем, говоришь, заплатят?

За столом пронесся вздох облегчения, Соколов повеселел:

— Что бы ты хотел?.. У нас есть золото, стальные ножи, огненная вода...

Влад держал веки приспущенными, пряча огонек в глазах. Верховный Вождь хитер. Язык дан человеку для того, чтобы скрывать мысли, а запахи для того, чтобы прятать скрытые мысли. Но слабость людей в том, что не знают о таком языке. Нет, знают, но не догадываются, что сами даже не говорят, а кричат на этом языке. Пусть и не всегда понятно.

— Покажите стойбище, — ответил варвар, раздуваясь от гордости. — Я выберу сам.

Глава 6

Пока Соколов спешно снаряжал экспедицию, Влад проводил время у Семена. Тот оказался единственным, который не исходил запахом страха при виде варвара. Семен, будучи химиком с мировым именем, выполнял и обязанности диетолога. Слов «повар» и «кулинар» до прибытия Семена на Станцию не знали, еда была набором калорий, белков, жиров и углеводов. Семен, как всякий работник экстракласса, мигом уловил закономерности, придумал кое-что свое. Классикой оставался бестселлер Хомякова, одного из первых побывавших за стеной Полигона — «Рецепты из кухни Малого Мира», хотя все время издавались дополнительные тиражи. Новый Свет в то древнее время еще называли Малым Миром, а Старый — Большим, хотя, по сути, все было наоборот.

— Если добавить кузялист, — заметил Влад, пробуя блюдо Семена, — будет еще мягче и нежнее.

— Что за кузялист? — насторожился Семен. — Такого не знаю!

Влад вышел за Головастиком в Лес, а Семен трижды безуспешно прогнал компьютер по классу растений, именуемых здесь деревьями. Варвар принес пару молодых и сочных гусениц, за плечами топорщился рулон светло-зеленого листа. Семен с разочарованием узнал дыльник лапчатый.

— Рвать можно только на восьмой день, — объяснил Влад. — До восьмого — обычное дерево. Еда для кобылок, джампов, зеленых убийц. А с девятого дня — еда для хрудлей.

— Фактор времени! — воскликнул Семен. — Такие тонкости уловим не скоро. Мир чересчур огромен.

Обед оценили даже равнодушные к гастрономическому разврату технофилы. Семен сиял, от него шли запахи радости и нежности к варвару. Они ходили едва не в обнимку, а Хоша прыгал уже и на Семена, признав окончательно. Остальные шарахались — мало грозного дикаря, раздутого от мускулов, кошмарного Хоши, так за этим трио повадился, громко стуча крепкими как сталь когтями, Головастик. Он заходил в комнаты, лаборатории, кабинеты. Правда, не всегда, а только в свободное от работы время. Обычно же в стремительном темпе перетаскивал под стальной купол гусениц, жуков, клещей, ногохвосток, червей... В Станции стало тесно, Соколов отчаянно торопил сборы.

В последний день Влад прошелся по Станции, отбирая вперед плату за работу проводника. Дары складывал в мешок, а затем приклеил Головастику на плоский лоб каплями клея, вдобавок сверху расселся, раскорячившись, Хоша, цепко ухватился лапами, после чего так подозрительно оглядел всех, что попятились самые смелые.

Глеб обеспокоенно сообщил Соколову:

— Варвар взял фонарь, два комплекта батареек, коробку с мнемокристаллами.

— А мнемокристаллы зачем?

— Говорит, в его племени женщины носят такие на шее. Еле уговорили сперва переписать на запасные... Пришлось, ибо он на беду выбрал коробку с самыми новейшими данными по генной инженерии. Подозрительный! Следил, чтобы не подсунули другие. Он как-то отличает одни кристаллы от других.

— Ладно, лишь бы информацию продублировали. Ты объяснил, что одной батарейки хватает для беспрерывной работы фонаря на десять лет?

— Объяснил... Что толку? Ему батарейки нужны как диковинный орнамент, какого нет у соседнего вождя. Когда я попытался не давать, рассердился, хотел уехать.

— Ну, это прием в торговле! У меня новость похуже. Дикарь отказался взять тебя.

Глеб отшатнулся, брови взлетели вверх:

— Я с удовольствием останусь, работы выше головы, но чем он мотивирует? Ведь я чаще, чем кто-либо, выхожу из Станции!

— Сам знаешь, он раскрывает рот только когда необходимо. Что не считает нужным объяснять, не объясняет.

— Поедет только с Куницыным? Или с Назаруком?

— Этих я сам забаллотировал. Один робок, другой нужен здесь.

Они смотрели друг на друга, стараясь прочесть еще что-либо за сказанным. Глеб вспыхнул, голос стал острее ножа:

— Иван Иванович, отдаете отчет? Они должны отправиться через пару часов, едва высохнет роса! А еще не готовы кандидатуры?

Наружная дверь с грохотом раскрылась, пахнула волна холодного утреннего воздуха. Зашипели баллоны с обеззараживающими смесями — увы, конструкторы не учли, что громадный ксеркс будет затаскивать в узкие двери отчаянно отбивающихся жуков, сороконожек, трипсов. Жуки вцеплялись страшными крючковатыми лапами за створки, ксеркс упрямо тянул, лапы с треском отрывались, брызгая кровью, долго корчились, прыгали, а гусеницы вовсе рвались пополам, пол и стены оказывались залитыми зеленоватой слизью, мощный запах дикого Леса, как и сейчас, наполнял всякий раз научно-исследовательскую Станцию.

Варвар приблизился к верховному вождю и Дубову довольный, налитый звериной силой и мощью, бросил небрежно:

— Поедет Семен.

Глеб покраснел от гнева, раскрыл рот, но Соколов сказал быстро:

— Согласен.

Глеб в изумлении повернулся к Соколову:

— Безумие!

Муравьев не специалист!

Соколов бросил через голову варвара маячащим вдали работникам:

— Муравьева ко мне! Срочно.

Семен примчался запыхавшийся, красный, от него пахло диковинными травами. Соколов кивнул на раздутого от гордости варвара:

— Поступаешь в распоряжение великого Воина.

Муравьев, глупо улыбаясь, переводил взгляд с одного на другого, понял, отшатнулся:

— Шутите? У меня работы непочатый край. Сами рыскайте!

В голосе Соколова появился металл:

— Он тебя избрал! Других не хочет. Сам виноват, зачем подружился?

— Но я... другие...

Соколов внезапно поник, было видно, как он смертельно устал:

— Семен Тарасович, тогда предложите другой выход. Только не тяните из клопа резину. Ситуацию знаете.

Семен застыл в немой ярости, глаза перебегали с одного лица на другое. Сотрудники отводили взгляды, некоторые отступали, прятались в кабинеты. Влад положил огромную ладонь на плечо химику:

— Со мной не пропадешь! По дороге такие травы покажу!

Соколов обратился к варвару:

— А вторым спутником будет... Катерина Нечаева.

Варвар вскинулся, словно в подбородок снизу всадила жало рисса-наездница:

— Принцесса Кася? Ее не беру!

Их окружали, привлеченные громкими голосами, сотрудники станции, появилась запыхавшаяся Кася. Прискакал на одной ноге закованный в прозрачный клей Ковальский, выказывая завидную живучесть.

Соколов покосился на прибывших, сказал насмешливо, намеренно повышая голос:

— Великий Воин, ты не совсем прав. Мы ведь не сомневаемся в твоем умении управлять могучим димом или стрелять из арбалета? Поверь, Катерина Нечаева умеет многое из того, о чем ты не подозреваешь.

Глаза Влада блеснули красными огоньками:

— В Лесу опасно. Лес — для мужчин.

— Великий и доблестный Воин, — проговорил Соколов, пряча усмешку, но прятал так, чтобы варвар заметил. — Это не женщина, а специалист. У нас нет разделения на женщин и людей.

Лицо Влада дрогнуло, синие глаза вспыхнули ярче, красные огоньки горели яростью. Он оглянулся на Касю, та сжимала кулачки и прожигала лютым взглядом огромные дыры в его спине. Вокруг ухмылялись сотрудники, отводили глаза.

Соколов объяснил громко, покровительственно:

— Они становятся женщинами, когда приходит время выходить замуж, время рожать. А в работе — только специалист. Скидок не бывает.

Влад снова выпрямился надменно, сухо отрезал:

— У вас — да. Но отряд веду я? Женщин не беру.

В мощной голове была завершенность, окончательность. Когда он замолк, все молчали, ибо последнее слово было за ним. Кася выдвинулась, глаза метали молнии:

— Боишься, что смогу что-то делать лучше? Позора боишься?

Влад смотрел холодно, после паузы губы слегка шелохнулись:

— Женщина, ты ничего не можешь делать лучше.

Кася в наигранном изумлении вскинула и без того высокие брови:

— Так в чем беда? Приказывать мне ты не волен. Меня берет Семен Тарасович, а тебе я не подчиняюсь. Хоть ты и главный, как было объявлено. Вассал моего вассала не мой вассал — верно? Все законно.

Ноздри Влада подрагивали, по запаху чувствовал, что над ним начинают потешаться. Вот-вот покинет Станцию, с ним уйдет и страх, самые трусливые вздохнут с облегчением, а сейчас мстят за унижение.

В голову горячей волной ударила кровь. Качнулся, мир перед ним внезапно окрасился в красный цвет. Мышцы заскрипели, стянувшись в тугие пучки. Сказал с яростью, выплевывая слова через стиснутые зубы:

— Мужчина обязан идти на опасность! Мы рождаемся для сражений! Слабые гибнут, сильные дают женщинам здоровых и смелых детей. Среди женщин не бывает слабых или сильных, они — выше, они — ценность! Потеря женщины — невосполнима. Мужчина должен рисковать жизнью, иначе ее недостоин, а женщин обязан беречь всех!

Влад видел разинутые рты, запах вдруг резко изменился. На него смотрели с удивлением и уважением.

Соколов бросил резко:

— Решение окончательное! Она едет.

Круто повернулся, едва не потеряв равновесие, ушел. Кася с победоносным видом прошла мимо варвара, задев локтем по жестким мышцам его живота. Сотрудники попятились, начали расходиться.

Из дверей Станции вслед за Семеном показался озадаченный Головастик, задумчиво щупал химика кончиками сяжек, пытался понять новые запахи. В дверях пришлось ползти: на спине громоздились тюки с инструментами, оборудованием, а через грудь теперь шел широкий хомут из кристаллического железа.

У Семена на плече дремал толстый сытый Хоша. Последнее время он предпочитал Семена — тот баловал, чесал мохнатое брюшко, кормил из рук.

— Не сердись, — сказал невесело Семен Владу, — печенку испортишь... Ты выбрал одного, Соколов — другого. Поровну! Что он за вождь, если во всем даст распоряжаться только тебе?

Головастик подбежал, возбужденно подвигал сяжками. Щеточки тревожно шевелились. Влад быстро переговорил на языке жестов, бросил Семену:

— Быстро давай... ту штуку. Ты уверен, что она пригодна в Лесу?

Сотрудники бегом вынесли странное сооружение из металлических труб. Влад погладил Головастика по жвалам, велел лечь. Семен пересадил Хошу на плечо варвара, помог втащить и установить на шарнирный лафет спаренную ракетную установку на широкой спине ксеркса. Откидные сидения лафета позволяли запускать ракеты с безопасного расстояния, не попадая под газовую струю. Ближе к стеблю, соединяющему грудь с абдоменом, покоились два ящика с ракетами.

Верхушки деревьев вспыхнули под яркими лучами. Семен спрыгнул, глаза блестели. Влад с сомнением оглядел странную установку из двух рядов труб:

— Уверен, что ваша магия сработает?

— Уверен! — заявил Семен горячо. — В мире богов, откуда мы пришли, это самое могучее орудие. Правда, там на огне... но принцип тот же. Один залп способен уничтожить целое племя!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать