Жанр: Научная Фантастика » Юрий Никитин » Владыки Мегамира (страница 31)


— Здравствуйте, Иван Иванович. Засада была. Враг очень точно выбрал место, что особенно странно. Если бы не счастливая случайность... но мы живы, а он нет.

Соколов нахмурился, спросил потвердевшим голосом:

— Что говорит проводник?

— Ничего.

— Ничего?

— Да, Иван Иванович. Это другой мир, но будь я проклят, если не узнаю некоторые старые болячки. И старые истины, вроде: гомо гомини эст... богомол. Или паук. Бей всякого, пока не ударили тебя. Подставят правую щеку — бей со всего плеча!

Соколов что-то отмечал в блокноте. Семен видел лишь кончик пневматической ручки.

— В каком месте, говоришь, была засада?

— Квадрат двести сорок а-прим шесть.

— Странно, — проговорил Соколов медленно, — в этих местах не должны быть племена. Даже поблизости нет!

— Племена мигрируют, — сказал Семен мягко.

Соколов отрицательно качал головой:

— Нет-нет, здесь что-то другое... Сезон для миграций неподходящий, да и слишком много совпадений. Оказаться именно в том же месте и в то же время, к тому же устроить засаду на незнакомых путешественников... Не приняли вас за кого-то еще?

Семен пожал плечами:

— У нас нет знакомых в этом мире.

Соколов пожевал губы. Семен почти видел, как напряженно работает мощный мозг гениальнейшего ученого, который лишь по необходимости занимается и проклятущей административной службой.

— Хорошо, — сказал он наконец. — Я займусь. А вы отныне связывайтесь со мной как можно чаще. По любому поводу и без повода. Я хочу знать где вы, что с вами, вплоть до температуры воздуха и структуры почвы.

Голос звучал уверенно, однако Семен опустил глаза. Впервые стало неловко за начальника Станции. Блестящий ученый, генетик мирового класса, даже сносный администратор, что вовсе чудо, все же берется за нелегкую задачу. На станции он предвидит на пять ходов реакцию любого сотрудника, приводя в почтительное восхищение персонал, но Лес есть Лес, да еще Лес Мегамира!

Кася вежливо попрощалась, Семен выключил передатчик. Варвар все еще чистил поблизости голову ксеркса, словно орудийную башню, теперь руки задвигались чаще, а скребок, что раньше двигался без скрипа, с треском пошел по броне хитина, лишь пощелкивали валики вокруг трахейных трубочек, плотно закрытых, чтобы не забивались грязью со скребка.

Глава 16

Головастик ближе к полудню стал избегать прокаленных солнцем открытых мест, норовил проскакивать в тени. Как нарочито попалась на редкость голая земля, даже низкого леса нет, от камней сухой жар, теплые волны почти подбрасывают бегущего дима вместе с ракетной установкой и четырьмя седоками.

Влад, жалея преданного зверя, направлял его к каждому чахлому деревцу, чтобы закованный в доспехи друг хоть на миг ощутил прохладу. В такие минуты горячее тело под ним разом теряло часть жара, словно спускалось в прохладную землю, но тут же снова выскакивали под нещадный тепловой удар. Влад часто останавливал Головастика, поил, Хоша присасывался к бурдючку сам, цепко держа его тремя-четырьмя лапками, сопел от удовольствия, фыркал. В такие минуты Кася отворачивалась с брезгливым видом, не желая признаться, что во рту разом пересыхало и тоже ужасно хотелось воды.

С разбега проскочили подъягодное поле, там паслись огромные стада колеопов. Огромные как купола станций, они двигались бок в бок, иногда со скрежетом задевая друг друга, взрыхляли острыми мордами землю. Короткие щетинистые сяжки, больше похожие на веера, точно нащупывали забившихся под камешки, зарывшихся в землю сладкую мелочь, не способную выстоять солнечным лучам: жирных личинок, нежнотелых клещиков, вакка, щетников. Даже мелких протур выдергивали из нор, сжирали, если те не успевали зарыться еще глубже. На глазах Каси один колеоп, ухватившись мощными жвалами за что-то огромное, белесое, воткнулся мордой в землю, нелепо задрав толстый зад. Короткие крючковатые лапы беспомощно задрыгались в воздухе, но добычу колеоп не отпустил. С боков два грузных чудовища одновременно повернулись, их жвалы хищно блеснули, оба разом пропахали твердыми мордами почву, длинное молочно-белое тело, не знающее солнечного света, нехотя против воли потянулось из прохладных глубин земли.

Головастик миновал пасущихся чудищ, Кася украдкой перевела дух. Колеопы кажутся неуклюжими, но короткие толстые жвалы торчат не для красоты, зазубрины — тоже короткие, редкие. Колеопы могут с легкостью сжевать дима с седоками и ракетной установкой!

Дважды останавливались, пережидали зной, много и жадно пили. Ближе к вечеру пошли побуревшие от жары деревья с жесткими сухими листьями, такие же серые как высохшая земля. Чуть ниже лежал низкорастущий лес, широкие желтоватые листья распластались прямо на земле. Головастик смотрел неодобрительно, он не понимал Создателя, который сотворил нелепые деревья, под листьями которых можно укрыться, но нельзя драться.

Ехали, уже мечтая о ночном отдыхе, когда Головастик насторожился, замедлил бег. Влад повертел головой, крикнул:

— Вперед и вправо!

Головастик рванулся как стрела, выпущенная из арбалета. Кася ощутила сладковатый запах, что становился мощнее, воздух пошел волнами, завихрился, заблистали крохотные цветные искорки, белесые комочки. Синее небо подернулось цветной рябью, что приближалась, распадалась на цветные пятна, исчезающие, возникающие... Воздух колыхался, сладкий запах забивал дыхание, белые шарики густо усеяли воздушные вихри.

Головастик мчался по нежным зеленым листьям, когда сверху начали валиться огромные животные, каждое второе крупнее дима, над ними колыхались огромные — в десять-двадцать раз выше! — исполинские цветные паруса. Листья прогибались, животные сразу складывали яркие крылья, где пугающе смотрели гигантские страшные глаза.

Их сыпались десятки, сотни, тысячи — сколько хватало глаза, всюду падали с неба раскормленные, с огромными фасеточными глазами, странными сяжками и раздутыми яйцекладами. Даже Кася и Семен чувствовали, что за пределами видимости, за стеной Тумана, с неба тяжело падают эти звери, толкаются, спеша занять зеленые листья.

Дважды на них валились с неба эти грузные, неуклюжие чудовища. Кася в страхе прижималась к спине ксеркса. Животные тут же исчезали: то ли испугавшись свирепого дима, то ли сбрасывали мужчины, Кася едва успевала перевести дух, как снова либо новый летающий слон падал на голову, либо дим с разбега натыкался на внезапно рухнувшее перед ним чудище.

У животных из пасти торчала длинная гибкая труба, скрученная в тугую пружину, явно питаются нектаром, сладким соком, но Кася знала, что даже травоядные

коровы бодаются на смерть, а кони бьют копытами.

Беленое поле наконец оборвалось, пошел голый песок. Кася перевела дух. Воздух все еще был заполнен комочками пыльцы, сладковатый запах щекотал в носу. Все трое, даже Хоша были покрыты пыльцой с крыльев красочных драконов. К гладкому панцирю дима налипло столько, что казался белым.

Влад хмурился, велел остановиться, едва воздух заметно очистился:

— Дрянь чересчур сладкая. А в такой приживется гадость быстрее.

— Сладким калечат, горьким — лечат, — сказал Семен.

Влад посмотрел на химика с явным уважением, тот знал некоторые важные правила выживания в Лесу. Оба с ксерксом сразу начали чистить друг друга. Хоша прыгал с одного на другого, ловил клещиков, разносил пыльцу, пока Влад не изловил его и не дал по заднице. Хоша с обиженным визгом скакнул к Касе. Та, обрадованная, поспешно начала гладить и чесать дракончика за ушами, как тот любил особенно, но коварный зверь, насладившись, снова прыгнул к варвару и уютно устроился у него на плече.

— Предатель, — прошептала Кася негодующе.

Хоша посмотрел презрительно, снова задремал. Влад и ксеркс подошли к крайнему полотнищу зеленого листа. Там ровными рядами, словно сложенные по линейке, высились желтые шары, основаниями уже погрузившиеся в мягкую зеленую ткань.

Кася вспомнила переспевшие дыни, какие видела в детстве. Яйца драконов успели осесть в зеленый лист почти до половины, виднелись остатки зеленой бахромы, истекающей соком.

Влад бросил шар Семену, тот поймал, другой предложил Касе. Она заколебалась, но солнечный луч некстати высветил зародыш внутри янтарного шара: белый толстый червячок, что беспокойно двигается, устраивается поудобнее. Вокруг червя клубилась мутная жидкость.

— Давай, — сказала Кася, вдруг решившись. — Только червяка съешь сам.

— Я съем, — вызвался Семен, не давая Владу раскрыть рот. Пояснил довольно. — В детском саду повезло сидеть с дурочкой, что съедала гарнир, а котлету брезгливо перекладывала мне!

Кася сдержала колкость, покосилась подозрительно. Не может быть, чтобы они сидели вместе, Семен все-таки намного старше.

Следующий день был легче: двигались по ровному, деревья высились редкие, на плечи равномерно падали то жгучие лучи, то тень от широких листьев.

На обеденном привале Кася связалась с Соколовым, сухо доложила о прогрессе — пошли на второй круг спирали вокруг Станции, почти с облегчением попрощалась, упрятала рацию. Соколов работает одержимо, почти не спешит, спеша, как он говорил, успеть сделать как можно больше за отпущенные ему годы. Администратор он не лучший, просто другие еще хуже, тех вообще невозможно оторвать от лабораторных столов.

Влад беседовал с Семеном, умолк, вскинул голову. В крупных глазах появилось удивление, он оглянулся по сторонам. Головастик вблизи, Хоша резвится, прыгая по листьям.

— Опасность? — спросил Семен быстро.

— Джампы, — ответил Влад.

— Снова?.. За нами?

— Странно, нет...

Кася прислушалась, проследила за их взглядами. Вскоре из стены Тумана высоко в небе вынырнуло сверкающее как радуга облако. Искры блистали как молнии, но если молнии всегда ослепительно белые, то здесь вспыхивают красные, оранжевые, синие, лиловые. Внезапно Кася различила драконов — призрачные крылья закручивали воздух тугими вихрями, поддерживая тяжелые тела.

Драконы на лету смотрели вниз выпуклыми немигающими глазами. На мощных головах торчали рога, к широкой плоской груди были прижаты четыре крючковатые лапы, чтобы не мешать в полете, а задние — чудовищно огромные, вытянулись вдоль сужающегося туловища.

Они пронеслись над верхушками деревьев, исчезли. Влад понюхал струю воздуха, задумался, но Семен уже понял, что летающие драконы опустились сравнительно недалеко за лесом.

— Один из них шпионил за нами? — спросил он, стараясь держать голос беспечным.

— Джампер, — согласился Влад, — но из этих ли... Хотя не могут же быть здесь разные племена!

Семен кивнул, ибо встреча в Мегамире двух племен была так же вероятна, как столкновение лбами двух мух, выпущенных с разных концов Якутской области. Кася хлопала в ладоши, все еще смотрела вслед исчезнувшим драконам.

— Объедем? — спросил Семен. — Они сели впереди.

— Лучше объехать, — согласился Влад.

Кася переводила непонимающий взгляд с одного на другого:

— Что с вами?.. Мы — географы, наша основная работа — устанавливать связь с племенами. До чего мы дожили, что не избегаем встреч с богомолами, а людей обходим!

— Богомолов тоже обходим, — пробормотал Семен.

— Но то хищники?! А то люди!

Влад молчал, всматривался в поблескивающие точки в теплых струях. Голос Семена стих, женщина сломила, сладкий язычок сильнее рева.

— Хорошо, — сказал Влад внезапно. — Мы заедем к ним. Только помните: ни слова о нападении. Джамперы не обрадуются смерти джампера. Даже если действовал сам по себе.

Через четверть часа Головастик выбежал на холм. Кася увидела впереди редкий лес. На огромных деревьях висели драконы, почти неотличимые от зеленых стволов, с последних джампов снимали яркие тюки. Люди мелькали загорелые, коричневые, почти неотличимые от коричневой глины, где разбили лагерь. Расседланные джампы прыгнули на деревья, даже не распускали радужные крылья. Стволы зашатались, джампы быстро заползли в основание гигантских листьев, исчезли. Касе показалось, что донесся мощный хруст работающих мандибул.

Багровое солнце светило в спину. Влад сказал глухо:

— Надо успеть до захода солнца. Ночью их джампы спят, ночью люди боятся своей тени!

Головастик побежал вниз, но не со всей дури, а Влад поднялся во весь рост, придерживаясь лишь ступнями, размахивал руками. В лагере начался переполох, с вершины самого крупного дерева сорвался дракон, распустил крылья и пошел кругами над лагерем. На загривке сидели трое.

— Боятся? — удивилась Кася.

Влад не ответил, а Семен сказал со знанием дела:

— Еще бы! Имея таких летающих зверей, вряд ли нужно быть хорошими воинами. Если одним прыжком одолевают столько, что нам бежать час, то всегда есть соблазн уйти от драки.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать