Жанр: Научная Фантастика » Юрий Никитин » Владыки Мегамира (страница 33)


Глава 17

Над головой оглушительно затрещало. Семен шарахнулся, выходя из тяжелых дум, упал, сброшенный на землю внезапным ветром. Земля вздрогнула под тяжестью огромного серого джампа. Короче того, на котором Торк похитил Касю, но почти вдвое шире в груди, с короткими сяжками, даже вблизи походил на огромную скалу из грязного кремния.

На загривке распластался Влад, в руках блестел багор. По шее дракона сползала сразу застывая, зеленая жидкость. Варвар выглядел измученным. Семену прохрипел сдавленно:

— В моей сумке большая фляга... Быстрее!

Семен ошалело прыгнул к разбросанному имуществу варвара. Арбалет, стрелы, пять фляг, мешки, крючья, сеть, три бурдючка... Еще фляги...

— На ней два глубоких креста!

Семен торопливо схватил флягу, понесся к джампу. Влад крикнул, задыхаясь:

— Открой и дай понюхать джампу... Сам не смей...

Семен с разбега остановился перед мордой дракона. Голова размером с танк, чудовищная пасть жует, роняя коричневые слюни. Внезапно лапы согнулись, дракон почти лег. Голова оказалась на уровне с Семеном, мандибулы коснулись земли, а глаза все еще таращились поверх головы химика.

— Уже? — послышался измученный крик сверху.

— Сейчас-сейчас, — ответил Семен торопливо.

Он протянул дрожащую флягу к морде дракона. Дракон пребывал в тупом оцепенении, Семен приблизился, вдруг мандибулы дернулись, фляга хрустнула, сдавленная чудовищными жвалами. Семен поспешно отпрыгнул. Из раздавленной фляги брызнуло желтым, смешалось с коричневой слюной.

— Влад, — закричал Семен тревожно, чувствуя непоправимое. — Джамп сожрал флягу! Я не успел...

Сверху упал на землю варвар, откатился от когтистой лапы. Он весь был в зеленой слизи, поперек груди шла кровоточащая царапина. Молча поднялся, отошел на пару шагов, упал лицом вниз.

— Влад, — вскрикнул Семен. — Он выхватил! Я чуть без руки не остался.

По спине осыпало морозом: мог остаться и без головы, джамп сожрал бы целиком.

— Подал бы на шесте, — буркнул Влад в землю. — Теперь все... отдыхай.

Семен с убитым видом топтался рядом. Кивнул на неподвижного как гора серого джампа:

— А что с ним?

— Заснул. Пока не выветрится, будет спать.

— Надолго?

— Весь день. А потом придет ночь, все равно двигаться нельзя.

Семен отошел на цыпочках. Варвар раздражен, отвечает резко. Может двинуть, по-своему прав. Дракон спит, отрава выветривается, но заодно уходят и жизненные силы, утром будет еле жив от голода: метаболизм в Мегамире как вихрь...

Весь день Семен укладывал и перекладывал вещи, не решаясь расспрашивать угрюмого варвара. Ночь прошла неспокойно, Семен слышал как поверх защитной сетки бродили ночные звери, выискивая остатки еды, оставленные джамперами. Когда утром выполз из спального мешка, Влад кормил дракона. Тот жевал вяло, сегментированное брюшко усохло, сморщилось, потеряло блеск. Короткие усики завяли, а мощная бронированная грудь пошла мельчайшими складками.

— Полезай наверх, — велел Влад.

— Но я...

Он встретился с бешеными глазами варвара, поспешно заскочил на согнутую лапу, ухватился за выросты надкрыльев, вскарабкался. На спине, сразу за шеей на плечах, в застывающем клее стояли две дорожные сумки. В плотном хитине на затылке выделялись два кольцевых валика, словно застывшие волны от брошенного камня. В центре пульсировала молодая кожа, хитин едва подернулся тонкой пленкой.

Дракон замедленно переступил с ноги на ногу, выходя из стопора, за спиной Семена со слабым треском развернулись надкрылья. Варвар сунул в пасть джампу крупную личинку, пихнул следом мякоть пахучего листа. На краю поляны раздвинулись стебли, выбежал Головастик.

Дракон дернулся, прыгательные лапы подобрались. Семен в панике тут же кинулся едва ли не вниз головой, не улететь бы...

— Головастик, — сказал Влад громко. — Ты останешься и будешь ждать. Потом мы пойдем охотиться. Будет много добычи! И будем драться!

Головастик озадаченно шевелил сяжками. Хоша прыгал по спине, хватал передними лапами что-то скачущее мелкое, юркое. Живот усох, собрался в складки, словно Хоша умирал с голоду. Влад помахал руками, делая замысловатые движения, странно выгибая локти. Головастик пошевелил сяжками, повернулся и скрылся в зарослях.

Семен судорожно цеплялся за выступы на спине джампа, по спине всякий раз пробегала дрожь, когда взгляд падал на чудовищно развитые прыгательные ноги, что и на ноги не похожи. Голова Влада появилась справа, в руке сжимал острый багор. Взапрыгнул, кивком велел прикрепиться липучкой. Семен вздрогнул, когда узкое лезвие багра скользнуло в прорубь толстого хитина на затылке. Под тончайшей пленкой просвечивал ганглий, толщиной в руку. Острие зависло над нервом, почти касаясь...

— Влад, — сказал Семен, горло перехватило, он ощутил что шепчет. — Это сумасшествие... Небесные Прыгуны учатся управлять ими всю жизнь! У них ручные драконы. Домашние.

— Домашних не бывает, — ответил варвар хмуро. — Если они живут возле твоего дома, то не значит, что ручные. Ты еще пчел назови домашними!

Он сосредоточился, багор медленно пошел вниз, исчезая в лунке. Чмокнуло, наверх брызнула зеленая жидкость. Дракон встрепенулся, жвалы сомкнулись, захрустели. Варвар шелохнул штырем, Семен лег грудью на спину джампа, ухватился обеими руками, закрыл глаза.

Страшно щелкнуло, словно переломились два сухих бревна. Семена распластало, кровь бросилась в лицо, тело налилось свинцом, а легкие пронзила острая боль — раздуло, когда ударился о плотную стену воздуха. Через несколько мгновений, которые он словно бы провел в Старом Свете, тяжесть

отпустила, он вернулся к обычному состоянию, близкому к невесомости, судорожно выдохнул воздух, чувствуя на губах кровь. Эмболия, мелькнуло в голове. Лопнули легочные пузырьки.

Внезапно бросило вперед, руки сорвались с выступа, он повис на липучке. Рядом орал варвар, сражался с багром. На Семена ветром бросило липкую каплю с яйцо риссы размером. Варвар выдернул багор, стучал им по сяжкам джампа, другой рукой сорвал с пояса флягу, Семен ощутил едкий запах.

Перед глазами качалось, в ушах шумело. В страхе ухватился едва ли не зубами, пытаясь переждать головокружение, вдруг сообразил, что мир качается в самом деле: дракон прыгнул на вершину дерева, повис на молодом листе, вогнав в нежную зелень когти. С шипением пузырился светло-зеленый сок. Легкий ветер раскачивал дерево во все стороны, мотало во все стороны, вместе с ним мотало джампа, что уже начал жадно пожирать сочный лист.

— Цел? — спросил Влад хрипло.

— Терпимо, — просипел Семен.

— Плохо, — бросил варвар зло. — Прыгает плохо. Лететь не хочет. Эх!..

Семен съежился, «эх» относилось к нему. Потеряли сутки, Небесные Скакуны уже за тридевять земель. Да и вообще он только лишний вес. Правда, джамп понесет две дюжины таких хилых седаков, но усталому муравью и сяжки тяжелые.

Варвар огляделся, вонзил багор обеими руками. Джамп прыгнул, почти сорвался, но толчок был не таким страшным, как в первый раз — мягкий лист — не жесткая земля. Семен распластался на сухой жесткой спине, борясь со встречным ветром, глаза не закрывал, видел как дракона толчком несло вверх, потом ветер стих, спина наклонилась, Семен увидел впереди за торчащими сяжками зеленые деревья и темные проплешины земли.

Влад выругался, выхватил длинный острый кинжал и, не отпуская багра, не глядя ударил позади себя, едва не отхватив Семену ухо. Острие вонзилось в щель между толстыми плитами кутикулы. Мембрана лопнула с сухим звуком, острие погрузилось в сочные клетки, похожие на раздутые соком клетки листа. Семен увидел, как конец коснулся темного шнурка, что тянулся из-под одной плиты к другой, поспешно зажмурился и вцепился покрепче.

За спиной затрещало, разламываясь, огромное дерево, так показалось Семену. Дохнуло ветром, качнуло, приближающаяся земля исчезла, впереди блистала синь. Странные вихри обдували Семена с двух сторон, он раскрыл глаза и посмотрел направо, затем налево.

По обе стороны серого неопрятного джампа выплеснулись ярко-красные с синим и лиловым блестящие крылья. Полупрозрачные, с причудливой сетью прожилок, трепетали часто-часто, наполняя уши слюдяным блеском, злыми искрами и механическим шорохом. Дракон несся как сказочное существо на краденных крыльях, слишком красивых, чтобы принадлежать такому чудовищу, похожему на грязный холм земли.

Джамп поднялся чересчур высоко, внизу проплывали лишь зеленые пятна, что сменялись серыми, затем все поглотил Туман. Семен, похолодев, отвел глаза.

Вода быстро покидала тело, обдуваемое ветром, прогреваемое жарким солнцем. Во рту пересохло, посмотрел на варвара, тот скорчился на загривке дракона, вогнав багор и кинжал, орудовал ими словно летчик-истребитель, заставляя дракона держать курс. Спина варвара была сухая, а бурдюк с водой болтался возле задранных надкрылий.

— Влад, — простонал Семен, — а ты уверен, что Небесные всадники..

Дракон резко пошел вниз, Семен уронил голову, прижимаясь к жестким плитам, не расслышал ответа. Ветер пытался оторвать, расцеплял пальцы. Семен отворачивал лицо, ибо тугие струи врывались в рот, раздувая как пузырь. Прохрипел из последних сил:

— Влад, как отыщешь?

Сквозь рев ветра донеслось злое:

— Следы! Разве не видно?..

Джамп упал на землю, Семен ткнулся лицом в хитин, щеку ожгло — содрал кожу о шероховатую плиту. Едва приподнялся, страшная тяжесть бросила на твердое, распластала, по бокам с треском распахнулись радужные крылья. Джамп вытянулся в струну насколько удавалось при таком угловатом туловище, его подбрасывало на воздушных потоках, заносило в стороны, варвар кричал, весь забрызганный липкой кровью, втыкал багор, поворачивал, джамп послушно сдвигался с одного потока на другой, их колыхало, вскидывало на теплых незримых ладонях.

Джамп проносился через облачка крохотных — не крупнее кулака — спор, в синеве мелькали серебристые пучки паутины, посредине блестели капельки — молодые паучки, трижды мимо пронеслись к земле, завихряя воздух, тяжелые и огромные как джамп семена мегадеревьев, спеша воткнуться в почву. Когда Джамп влетел в густую тень мегадерева, воздух заполнили рыскающие бакты — укрытые плотной шкурой, часто-часто дергающие длинными хвостами.

Семен в какие-то моменты успевал увидеть блеснувшие молекулы запахов, но лишь как слабые прочерки контрастного цвета на синеве, но варвар, судя по всему, успевал держать след, видел или чувствовал картину, составленную из запахов, звуков, тепла. Сейчас он дергался меньше, иногда застывал, словно отдыхая от страшного напряжения. Не поворачивая к Семену, похлопал по бурдюку, химик благодарно припал ртом, жадно потянул теплую прогретую солнцем воду, по всему телу пошла приятная щекотка, иссохшиеся клетки спешно наполнялись влагой, а обручи, сжимающие череп, исчезли.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать