Жанр: Научная Фантастика » Юрий Никитин » Владыки Мегамира (страница 38)


Глава 20

Влад сам едва держался на ногах, в голове взрывались огненные хлопушки, череп сжало стальными обручами. Кое-как отыскал лапчатник, жадно вгрызся в край листа. Губы задрожали от жадности: горький сок потек, обжигая гортань, всасываясь по пути, наполняя тело важными солями. Дед всегда напоминал, что без точного соотношения баланса калия и натрия в организме быстро превратишься в сухой труп, лакомство для бегунков.

Боль чуть утихла, но внутренности горели как в огне. Согнувшись, Влад побрел между деревьями, высматривая молодой гугник, внутри его ствола струятся другие соки; гадостные, зато боль уйдет, а он, после короткой слабости, перестанет ненавидеть мир, которому нет дела до его страданий.

Первый гугник пропустил, хотя внутренности протестующе взвыли, уловив горько-соленый запах — дерево на третьем году, помирает, наряду с ионами калия много частиц кремния, лягут балластом. Второй был завален скопищем деревьев, сломанных ветром, а к третьему Влад едва дополз, корчась от невыносимой рези во внутренностях. Мелькнула мысль, что надо бы на Головастике, тот нагулялся, наохотился, мог бы и поработать... Впрочем, дорога с каждым днем становится труднее и опаснее.

Он долго пил восхитительно горький сок, прорывал зеленую ткань и высасывал еще, а когда передохнул, вспорол целый ряд раздутых клеток, наполнил бурдюк из желудка тельчика. Боль быстро уходила, но внезапный прилив солей оглушил как падающим деревом: сидел осоловелый, почти оглох, звуки пробивались как сквозь толщу земли, запахи исчезли, только глаза смотрели по-прежнему зорко, но все равно не дальше, чем на пару сотен шагов.

Боль ушла, в измученное тело начали возвращаться силы. Влад лежал, когда вдруг сверху раздался странный шорох. По земле пробежала цветная тень, шорох удалился, но совсем близко дрогнула почва, пахнуло чужим запахом. Влад начал приподниматься, звуки все еще доходили как сквозь землю, лишь изредка прорывались чистые громкие нотки, тут же уши закладывало.

Он вскочил, сделал несколько глубоких вздохов, ускоренно прочищая организм. Голова прояснилась, из ушей словно бы выдернули затычки: услышал отчетливо звуки, уловил запахи...

Он круто развернулся, пальцы ухватились за нож. Страшно зашипело, холодная струйка упала на плечо. Влад ощутил смертельный холод, рука отвисла, он упал на колени. Застывшими глазами увидел спрыгнувшего с широкого листа джампера, еще трое сидели на огромном зеленом звере, тот колыхался на листе в полусотне шагов. Над поляной пронесся, сухо трепеща крыльями, молодой джамп с двумя седоками на загривке.

Влад упал вниз лицом, парализующая жидкость просочилась во внутренности. Сквозь угасающий шум в ушах услышал:

— Фарлан! Где-то должны быть еще двое. Женщина и мужчина.

— Они-то зачем?

— Женщину хотел Торк... А с мужчиной потом.

Перед глазами возникли ноги, обувь позеленела от грязи и плесени. Нога исчезла, затем надвинулась со страшной быстротой. Неизвестный ударил Влада носком в челюсть. Влада перевернуло, упал, раскинув руки и уткнувшись лицом в землю. Неизвестный появился в поле зрения снова, теперь Влад видел боковым зрением еще и колени, где из карманов выглядывали острые пластинки оотек. Человек с силой ударил Влада в ухо, на этот раз перевернуло трижды — остался лежать лицом вверх. Угасающим сознанием надеялся, что неизвестный подойдет еще раз, что-то в нем странно знакомое и очень зловещее, обязательно увидит лицо...

Однако неизвестный повернулся и пошел к джампу. Влад пытался бороться с надвигающейся чернотой, но она одолела.

Его корчило от сухого жара. Внутри жгло, печень задевала разбухшими краями что-то твердое, горячее. Попробовал шелохнуться, по телу полоснуло острой болью. На глазах ощутил тугую повязку, руки и ноги плотно склеены, судя по запаху — смесь сока гугника с кровью выполтя.

Сквозь шум в ушах услышал знакомый треск, сильный ветер обдувал тело. Треск слышался справа, а если прислушаться, то такой же раздается и в отдалении слева. Судя по всему, он лежит, туго приклеенный, на спине летящего джампа. Знакомых запахов, которые сопровождают всю жизнь, нет, словно он в потустороннем мире. Лишь однажды он был в таком мире: гнал джампа по едва уловимому следу похитителей...

Он стиснул зубы, мышечным усилием сузил поры, а дыхание почти остановил, сберегая драгоценную влагу. Нещадное солнце быстро высушивает незащищенное тело, еще час-два на таком солнце — верная гибель.

Крылья джампа, судя по всему, несут по прямой. Зверь проваливается в воздушных ямах, холодных потоках, зато в теплых его подбрасывает. Повязка плотно закрыла глаза, нос свободен, чтобы не задохся. На такой высоте запахи редки, но что-то попадает в ноздри, уже может увидеть троих крупных джампов — самцы, половозрелые, голодные, на каждом по шесть джамперов. С боков джампов свисают бурдюки с драгоценной водой, аттрактанты, репелленты, оружие.

Он еще боролся за жизнь, когда твердая площадка резко пошла вниз. Острый запах джампа-самца смешался с мощным запахом земли, зелени, огромного скопления людей, множества джампов, экскрементов, линялых шкур. Пахло жильем, грибными плантациями, огромными тушами разделанных зверей.

Вчувствоваться не успел, толчком прижало к твердому панцирю джампа. Со всех сторон нахлынули запахи. С него сорвали повязку. Влад прищурился от яркого света, стараясь схватить одним взглядом как можно больше.

Он

был приклеен, как и полагал, на спине джампа. Седоки соскакивали, разбирали тюки, мешки, бурдюки с водой. Рядом вздымалась изъеденная ямами серая стена, оттуда веяло несокрушимой мощью, сдавленные неимоверной тяжестью клетки трещали, сплющивались. Кто-то заскочил на джампа к распростертому пленнику. Это оказался немолодой джампер, череп блестит как панцирь дима, узкие глаза глядят из щелей недобро:

— Поймали... отсюда не убежишь.

Влад прохрипел пересохшим ртом:

— Почему?

— Мы на вершине мегадерева.

— Куда человек взобрался, — выдавил Влад через силу, — оттуда и спустится.

— Здесь лагерь, а мы в самой середине.

Влад смолчал, не было сил, хотя надо было провоцировать джампера на хвастовство, бахвальство.

Появился другой — вдвоем выдрали из клея руки Влада, тут же слепили за спиной, побрызгали кровью никпуса на ноги, клейкая масса зашипела, распалась комьями. Влад стиснул зубы, пережидая жжение, в его племени пользовались соком. Проще, цивилизованнее.

Его сбросили, джамп уже беспокойно дергался, приподнимался на длинных лапах, готовился к прыжку. Мелькнул зеленый лист — Влад узнал по рисунку плоских едва заметных клеток с редкими желтыми волосками матерую оскору. Ударился о твердое, две пары сильных рук подхватили, злой голос проревел в ухо:

— Посиди взаперти, пока вождь решит твою участь!

Сильным толчком швырнули в широкий темный туннель. Влад понял, что ему соврали: на вершине мегадерева не может быть ущелий и пещер. Мегадерево в отличие от обычных деревьев не погибает на следующий год, оно живет дольше человеческой жизни, все это время растет, выпускает новые ветки, на вершинке должны быть ветки, что выросли в этом году: молодые, сочные, почти неотличимые от обычных деревьев...

В падении сразу лег на подушку влажного воздуха, начал сдвигаться к стене, ее присутствие угадывал в темноте. Уже был близко, изготовился, но вдруг из темноты ухватили грубые сильные руки. Ударили им о выступ, втащили в узкий туннель, где пахло влажными опилками. Влад чувствовал чужой страх и напряжение. В неподвижном влажном воздухе стоял плотный запах огромной живой массы. Его тащили бегом, задевали о свод, туннель изгибался, пересекался другими темными норами. Внезапно руки стражей разжались, выпустили. Влад упал лицом вниз. Часто простучали подошвы убегающих, за ними потянулся медленно исчезающий запах панического страха.

Еще не открывая глаз, Влад ощутил себя в тупике. Головой упирался в стену, такие же стены окружали со всех сторон, лишь сзади оставался выход. Влад увидел феромоновым зрением стражей: мчатся, обгоняя друг друга, сворачивают, проскакивают мимо черных нор, спешат к поверхности.

Запах живой массы стал гуще, Влад уловил подрагивание стен. Поблизости по туннелю двигался огромный зверь. Влад уже знал, что вскоре это чудовище, живущее в толще сверхплотного мегадерева, превратится в закованного в прочный панцирь монстра. Сейчас это только ужасающая пасть, способная грызть твердую, как камень, древесину, а все исполинское тело нежнее вакки: зверь на воздухе погибнет за считанные минуты, он даже влагу впитывает всем телом. Единственное опасное — жуткие жвалы, в них поместился бы Головастик с ракетной установкой. Страшно и то, что зверя терзает постоянный голод. Но на беду зверь — это одни жвалы, а уязвимое тело тащится следом, надежно защищаемое стенами туннеля из плотной древесины.

Огромное толстое тело пульсировало уже шагах в сорока. Воздух стоял влажный, неподвижный, потому картинка, сотканная из запахов гниющей древесины, сока и сырого воздуха, держалась устойчиво. Влад отчетливо видел за поворотом туннеля чудовищные сегменты, похожие на согнутые кольцами стволы деревьев, плотно подогнанные одно к другому. Пульсировали странные соки: будущий панцирный зверь, что будет летать в сухом прожаренном воздухе, почти целиком сейчас состоит из воды. Слышен хруст, треск: зверь постоянно жует древесину, прогрызает новый туннель, оставляет позади себя, пропуская через все сегменты, пережеванные стружки, выловив необходимые крохи...

Влад видел, как зверь приподнял голову, даже оторвал бы от твердого пола передние лапки — крохотные, отвратительные, если бы у него они были. Жвалы разжались, пахнуло влажной древесиной. Внезапно раздался страшный хруст: чудовище почуяло добычу!

Жвалы врезались в края туннеля, расширяя, втискивая тело. Влад застыл, охваченный страхом. В темном сыром туннеле уже пришел в себя, измученное иссохшееся тело жадно вобрало водяные пары, остыло. Зрение очистилось, а мозг спешно восстанавливал всю картину.

Он лежит со склеенными руками на влажном полу. Пол жесткий; не древесина, а почти камень, пронизанный тонкими сплющенными трубочками для подачи сока. Мегадерево выдерживает чудовищную тяжесть, клетки сплющились под весом мириадов сородичей. Влад в обычном дереве за считанные минуты пробился бы через стены метровой толщины, за час пронизал бы любую стену, но здесь вместо раздутых соком клеток плотная соединительная ткань!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать