Жанр: Научная Фантастика » Юрий Никитин » Владыки Мегамира (страница 39)


Чудовище с хрустом дробило древесину, расширяя ход и втягивая огромное тело. Влад отвернулся от нарастающего треска: везли так далеко, чтобы бросить чудовищу на съедение? Если так, то раньше бы устроили зрелище, собрались бы всем племенем, наблюдали бы за его страхом, остро жалели бы, что врага можно убить только один раз...

Нет, явно следят за чудовищем. Зная длину туннеля, вовремя отзовут. Постараются остановить в те минуты, когда он, пленник, в ужасе прижмется к стене, сокрушительные жвалы будут лязгать перед лицом, а слюни запузырятся на мандибулах, в виду близкой добычи...

Слюни на мандибулах!

Влад торопливо поднялся и, не зная еще что делать, торопливо запрыгал навстречу плотным запахам, смраду, вязкому чавканью и треску ломаемой древесины. Он увидел только часть морды, туннель для зверя слишком узок. Тот с размаха бросал страшную пасть на выступ, вгрызался, с чавкающим треском жадно жевал сверхплотную древесину, но пасть по кругу не двигал, отводил голову назад и снова бросал как на лютого врага.

Влад, напряженный как струна арбалета, остановился в двух шагах от зверя, начал осторожно пятиться. Глаза не отрывались от остро пахнущих капель на максилах. Видел только в запахе, но не хуже чем глазами, только иначе.

Зверь с размаха вонзил режущую пасть в край. Влад, борясь с паникой, поспешно вытянул склеенные руки. Стены вибрировали, в ушах стоял грохот от страшных челюстей. Под ногой крутнулась стружка размером с полено. Влад чудом зацепился плечом за стену, едва не влетел в пасть зверю! Сердце стучало как у перепуганного Хоши. Зверь качнулся вперед, с треском отодрал толстый слой мегадревисины, прожевал, торопясь и давясь, спеша добраться до попавшей в нору добычи.

Влад оглянулся в панике. До конца туннеля не больше десятка шагов! Он сцепил зубы, присел, вытянул руки. Жрецы джамперов хотят получить сломленного страхом варвара, легкую добычу. А дальше применят яды и запахи, что убивают медленно, но язык развязывают сразу...

Жвалы грохотали рядом. Влад с усилием, почти выворачивая суставы, тянул руки, но капля слюны не срывалась. Задержав дыхание, дернул руками, задел свисающую каплю, отшатнулся.

Руки обожгло. В тесном туннеле прокатился новый запах: клей, соприкоснувшись со слюной, начал исходить желтым паром, однако слюна быстро улетучилась, а масса клея на руках стаяла едва наполовину.

Теряя сознание от смрада, грохота, тряски, он дождался, когда страшные челюсти пошли дробить мегадревесину прямо перед лицом. Капли на мандибулах почти исчезли. Влад напрягся: неверное движение будет последним!

Выбросив вперед руки, коснулся мандибул, отскочил. Зверь едва не захватил кисти вместе с обломками древесины. Клей слабо шипел, Влад дергал изо всех сил, наконец, едва не плача от бессилия, снова подставил руки под ядовитую слюну.

С четвертой попытки клей истончился, осталась тонкая перемычка. Влад в очередной раз напряг мышцы, перемычка оборвалась с тонким прозрачным звуком.

В голове стоял грохот, словно там лопались перегретые камни. Почти бессознательно отступил, удаляясь от надвигающегося зверя, челюсти безостановочно дробили, расширяли туннель, брызгали соком, ухитряясь выдавливать даже из такого сверхплотного материала.

Внезапно спина уперлась в твердое. Зверь надвигался. Влад распластался по стене, втискиваясь между выступов. В сознании мелькнула страшная мысль, что все усилия напрасны: жрецы все же бросили на съедение! Если бы хотели лишь сломить волю, напугать, уже отозвали бы...

В лицо брызнуло соком. Мандибулы лязгали, почти касались, как вдруг чудовище раздраженно задергалось. По сегментным кольцам, что выступали вслед за головой, пошли темные волны. Влад напрягся, готовый к тому, что страшные жвалы вместе с древесиной захватят его тело, сокрушат, затаил дыхание, готовясь к короткой страшной боли, когда трещат кости и рвутся сосуды...

Однако чудовище подергало головой, попятилось, не в состоянии развернуться в туннеле. Влад вздохнул, упал на колени. Он почти не видел удаляющегося зверя, лишь остаток сторожевого сознания заставил встать, двинуться следом. Он всхлипывал от пережитого страха, изнеможения, едва поспевал за уползающим зверем. Сразу поскользнулся на слизи, что теперь устилала туннель сверху донизу, упал, погрузив руки в омерзительную жижу. Зверь, продолжая пятиться, учуял врага, пытался остановиться, но не сумел, или не дали.

Влад с трудом выбрался из слизи, к счастью — не липкая, наоборот — идеальная смазка, поспешно ковылял за монстром, спеша восстановить силы. Туннель стал вдвое шире, со следами мощных жвал. Кровь нагнеталась в мышцы, сухожилия начали подрагивать, как натянутые струны арбалетов.

Вдруг зверь резко ускорил движение: явно половина длинного туловища выдвинулась в открытое пространство неведомой пещеры — не на поверхность же! Влад торопливо прыгнул вслед, поскользнулся, ударился головой о свод, упал в слизь и, чувствуя себя святотатцем, ринулся за исчезающим зверем на четвереньках.

Он был уже в трех шагах от чудовищных мандибул, когда зверь исчез, взамен блеснул слабый свет гниющей древесины. Влад выбежал в просторную пещеру мегадерева. Зверь уже втягивался в одну из темных нор, а в пещере, разделенной длинным телом зверя, находились вооруженные охотники и жрецы. Охотники выглядывали из низкого туннеля, явно испуганные, а жрецы стояли на выступе, держали на плечах бурдюки, выдавливали крупные капли, что тут же испарялись, наполняя пещеру гадостным

запахом.

Влад успел увидеть изумление на лицах, а жрецы слишком поздно заметили летящего на них варвара. Один уронил бурдюк, суетливо путался в балахоне, пытался отскочить. Влад вытянул руки, рассчитывая разом сгрести всех и упасть с ними на пол, где чудовище, никем больше не понукаемое, почти остановилось, а охотники не решаются выскочить по ту сторону чудовищного туловища...

Еще в полете видел, что промахивается: из-за слизи не толкнулся как следует. Отчаянно извернулся, цапнул кончиками пальцев крайнего, рухнул с ним возле морды зверя. Охотники остались по ту сторону туловища, что закрыло их, как забором.

Зажал под рукой голову врага, дернул, прижимая к полу. Сверху хлопнуло, Влад задержал дыхание, вскочил, оставив врага со сломанной шеей. Обрушилась волна резкого запаха. Зверь отчаянно заторопился, втянулся в туннель. Охотники увидели Влада, с воплями выскочили, занося копья для ударов.

Первый, а затем и второй поскользнулись на широкой дорожке слизи. Влад молниеносно вывернул у переднего копье, несчастный докатился под ноги Владу на спине — резко ударил второго, тот барахтался на животе, всадил острие в горло третьему, а четвертого просто толкнул обратно в слизь. Все еще запирая дыхание, с разбега перепрыгнул светящуюся дорожку, бросился к дальней чернеющей норе. Там мог быть зверь еще страшнее, но мог и не быть, а здесь жизнь исчислялась секундами!

Едва с разбега нырнул под низкий свод, над головой щелкнуло, посыпались щепки — успел. Толстая арбалетная стрела засела крепко, ядовитая липучка растворила даже мегадревесину! Сзади застучало, полыхнуло сухим жаром, догнала волна запахов. Влад ощущал их кожей, но дыхание держал изо всех сил, бежал, падал, снова бежал.

Влажный воздух держал запахи, не отпускал, картинка не смазывалась. Влад в какой-то миг замедлил отчаянный бег, страшась столкнуться с хищным хрудлем: не сразу сообразил, что зверь прошел здесь сутки тому, оставив густой тяжелый запах и горы влажных опилок.

Стены смыкались, старались раздавить. Влад чувствовал немыслимую плотность: даже росток мегадерева уже несет сверхплотную структуру, вес из деформированных клеток, смятых и раздавленных, готовых принять на себя чудовищную тяжесть немыслимого мира... Влад в мегадереве очутился впервые, мчался вслепую, ведомый животным инстинктом, которому по шестой заповеди древнего мудреца Немировского подчинил все мысли, чувства.

Первый глоток воздуха рискнул хватить лишь за третьим поворотом, уже задыхаясь от удушья. Острый запах едва не сжег внутренности. Влад пробежал еще три поворота, наконец прогипервентилировался, очистил кровь.

Его вынесло в пещеру невообразимых размеров. Странный коричневый свод кое-где опускался, соприкасался с мегадеревом. Под ногами двигалась холодная слизь, ноги сразу застыли, суставы отозвались болью. Холодные соки земли, которые сверхмощные корни мегадерева выкачивают целыми реками, здесь поднимались по гладкой древесине плотной толстой пленкой. Свод состоял из коры, странного образования, которым всегда почему-то покрыты мегадеревья, в отличие от обычных деревьев. Коричневый свод зиял туннелями, пещерами, кавернами, разломами, ущельями. Часть выемок поблескивала, заполненные холодной водой. Сильно пахло грызущими мегадерево монстрами, родственными хрудлям. Эти жили в коре, более пористой, мягкой, всю жизнь двигаясь через прогрызаемые ими туннели. Их тела были вытянутые, полностью заполняющие туннели, потому кожа оставалась настолько мягкой, что даже Хоша легко распорол бы любой из его шести лап. Влад торопился, чувствуя близкий выход на поверхность. Туннелей избегал, ибо как ни тонка шкура у зверей, но панцирем служит все мегадерево, а впереди движется чудовищная пасть, с немыслимо мощными жвалами, размером во весь туннель!

Он уже слышал за спиной чужие запахи. Из близкого туннеля приглашающе потянуло сухим теплым воздухом. С трудом пересилил, доверился комплексу Немировского, ноги сами рванулись к дальней невзрачной норе. Уже ныряя в нее, Влад успел увидеть, как из близкого туннеля выкатилось нечто блестящее, лязгающее. Он со всех ног понесся по заброшенному ходу, прыгая через трещины — чудовища пористой коры дырявили ее с легкостью, на стенах и потолке постоянно торчали выступы.

Сзади слышался лязг, сухой треск. За ним гнался настоящий зверь, что прошел все возрасты от мягкотелого червя до панцирного монстра, закованного в настолько прочную броню, что арбалетом не просадить, даже Головастик вряд ли справился бы, несмотря на бритвы на жвалах и стальные шипы на груди и лапах. У этого зверя уже наверняка есть крылья, разве что не летает — странно, но многие из крылатых чудовищ, рожденных в толще мегадеревьев, летать не умеют.

Впереди блеснул рассеянный свет. Сердце Влада едва не выскочило: свет настоящий, не гнилушный, не слизневый! С разбега выбежал, ударился о свежий воздух. Через верхние ветки быстро опускался занавес щупающих запахов: обнаружат мгновенно, едва хоть частичка коснется тела — хлопок, на коже появится крохотная язвочка, а запах слегка изменится, выдавая его с головой!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать