Жанр: Научная Фантастика » Юрий Никитин » Владыки Мегамира (страница 42)


— Спасибо, что подвез, — сказал Влад громко и отчетливо. — Попутного ветра.

Он не был уверен, что арахнид не ответил, все говорят по-своему: кто запахами, кто жестами, есть виды, что общаются танцами, ощупыванием, кинопсисом, а есть и такие, что наловчились общаться звуками. Возможно, паук пытался всю дорогу с ним разговаривать, чем еще заниматься в полете, но что странного, если не понимают друг друга? Дедушка говорил, что в Старом мире даже люди разных племен не понимали один другого, что, правда, звучит совсем дико...

Арахнид на миг отшатнулся, увидел врага. Влад тут же кинулся вниз головой. Ему казалось, что он остался на том же месте, лишь серебряный плот, оттолкнутый его ногами, подбросило в синь, куда тот и полетел, быстро растворяясь в жарком небе.

Влад скрючился, прижал колени к животу и обхватил руками, даже голову опустил на грудь, стараясь походить на грязный комок экскрементов, выброшенных в полете небесным чудовищем. Никогда еще не чувствовал себя таким беззащитным, уязвимым!

Клянусь, сказал себе в страхе, открою глаза не раньше, чем окажусь в сотне шагов от земли. А когда это случится, если случится, мощные запахи, идущие от Леса, пустыни, озера или болота — нарисуют картину, что его ждет внизу.

Глава 22

Семен подскочил в испуге, а Кася упала на спину, когда неподвижные листы внезапно раздвинулись, зашелестело, на россыпь камней вышел... Влад! Он сильно похудел, глаза ввалились, плотная кожа морщилась. Он шатался от усталости. На плече счастливо верещал, подпрыгивал и одновременно искал клещиков и обдирал от грязи суетливый Хоша. Следом ломился огромный Головастик, постоянно щупал хозяина сяжками, ракетная установка забилась грязью, плесенью, выглядела как неопрятный горб.

— Подождали? — сказал Влад буднично. — Хорошо.

Кася все еще таращила прекрасные глаза, Семен возопил ликующе:

— Влад?.. Откуда ты?.. Мы отыскали твои следы, там было множество лап джампов, кровь... Мы решили, что тебя убили! Все четверо так горевали!

— Все? — переспросил Влад. Он бросил быстрый взгляд на Касю.

Девушка вспыхнула, ответила ломающимся голосом:

— Конечно. Особенно, Хоша.

— И Головастик, — вступился за дима Семен. — Просто солдату не положено выказывать горе. Он должен уметь мстить. Но где ты был, Влад?.. Если в плену, то как выбрался? Тебя наверняка стерегли лучше, чем Касю!

Кася, уже опомнившись, бросилась к варвару, ухватилась обеими руками за его локоть. На ее похудевшем лице крупные глаза стали еще крупнее, лучистее. Беспредельное отчаяние быстро сменилось такой же отчаянной надеждой. Хоша торопливо перебрался на плечо поближе к Касе, ревниво отпихивал ее задней лапой, стараясь задеть шипами, остальными продолжал нежно гладить, чистить, чесать огромного друга.

Семен ходил вокруг Влада, суетливо щупал, тряс:

— Ума не приложу, как ты отыскал?.. Не скажу, что по запаху, которой оставляет Кася... Кася, я не имел в виду, что ты оставляешь в уединенных местах, защищенных от ветра, а вообще!.. Или вид телепатии?

Влад рассеянно погладил Хошу, тот счастливо чирикнул, томно закрыл глаза и едва не свалился:

— Сумел. Быстро собирайтесь! Скоро выйдут на мой след.

— Все-таки погоня? — спросил Семен деловито. Полуголый, он уже освоился без комбинезона, лишь изредка зябко передергивал плечами.

— А ты думал, я перебил все племя?

Семен бросился вытаскивать из щели узлы, а Кася, закусив губу и глотая слезы, торопливо скатывала защитную сеть. Явился, не сказал слова теплого, даже не поздоровался, дикарь бесчувственный, сразу о деле. Зато со своими противными зверями пообнимался сразу! С димом — ладно, а с гадким Хошей? Этот противный Буся не слезает, чешет и гладит, сует крохотные пальчики в уши, деликатно трясет там, так что рот дикаря, и без того широкий, растягивается в глупейшей улыбке...

Когда тюки оказались на спине дима, он сразу бросился через заросли, держась вне открытого неба. Семен коротко рассказал, что они, выбравшись утром из расщелины, оказались в полной растерянности, потом — в отчаянии. Сообщили по рации Соколову, тот обещал выслать вертолет. Когда починят. Вместе с Головастиком проследили путь Влада, нашли следы схватки, кровь, чешуйки с крыльев джампов. Совсем пали духом, ждали обещанный вертолет. Соколов сам дважды выходил на связь, ремонт вертолета заканчивают, потерпите чуть-чуть. Потом звери начали суетиться, Хоша вообще топтался по голове дима, но клещиков не ловил, хотя выпало как из тучи, тосковал. Переговаривались сяжками и скрипом. Хоша однажды расчирикался, Головастик в ответ зло скрипел жвалами. Хоша зачем-то прогрыз один из бурдюков, что оставались на спине дима, а Головастик оскалил жвалы, не дал Семену и Касе залатать дыру, как они не пытались...

— Повезло, — буркнул Влад. Он изредка поглядывал вверх, хотя неслись под защитой толстых мясистых листьев. — Там избирательный аттрактант. Распространяется на тысячи мегаметров.

— Сами сообразили? — спросил Семен прерывающимся голосом, а Кася только открыла и закрыла рот, словно новорожденная стрекоза.

Влад кивнул, ноздри жадно раздувались, анализируя запахи, составляя картины, давая поправки на ветер, сырость, зной. Семен с уважение смотрел на счастливого Хошу, тот дремал, вцепившись в плечо варвара, а Кася, не удержавшись, погладила маленькое чудовище по горбатой спине, шепнула:

— Спасибо, умный дракоша... Спасибо. Мы все у тебя в долгу. Я сама буду ловить тебе самых вкусных клещиков, хотя боюсь...

Хоша посмотрел подозрительно, снова втянул шипастую рогатую голову в плечи. Кася неизвестно как, но ощутила, что может не бояться острых как бритвы мандибул Хоши.

Головастик пронесся через камни, там слышался шелест, несло холодным воздухом. Глыбы вылетали из-под когтистых лап, одна с размаха ударила Касе в лицо. Она охнула от неожиданности, спряталась за широкой спиной варвара, прильнув щекой между лопаток. Хоша вывернул шею, посмотрел недовольно, предостерегающе чирикнул, но прогонять не стал, отвернулся.

— Спасибо, умный дракончик, — прошептала Кася льстиво. — Ты же умный, все

понимаешь.

Семен наклонился, спросил:

— Влад, почему преследуют так настойчиво?

Кася опустила глаза. Все войны начинались из-за женщин, все неприятности для мужчин. Впрочем, как и бессмертная слава. В том мире ежу понятно, в этом — вакке.

Влад словно почуял ее мысли, спросил с недоверием:

— Из-за женщины?

Семен удивленно покосился на Касю, будто увидел впервые, откуда мол взялась рядом с ними на бегущем ксерксе, проговорил медленно:

— Тогда мы отыскали племя идиотов... Я бы еще и доплатил! Она их всех разорит в два дня, а в три — от них и от джампов тоже останутся рожки да ножки. То-есть, сяжки да когти.

Влад повернул голову, мужчины обменялись понимающими улыбками. Кася все еще прижималась щекой к широкой как стена мегадерева спине, увидь их усмешки хоть на миг — возненавидела бы до конца жизни. Или хотя бы до привала и ужина.

— Могут быть другие причины, — добавил варвар потвердевшим голосом.

— Какие?

— Честь, гордость, оскорбленное достоинство... Ваше племя знает эти понятия?

— Все еще, — ответил Семен буднично. — Правда, больше в молодости. Во всяком случае из-за них не станут преследовать, терпеть нужду, рисковать быть убитыми.

— Мне жаль ваше племя, — сказал варвар искренне. — У него нет будущего.

Семен заметил, что хотя уходят от возможной погони, но варвар ведет Головастика по маршруту, намеченному еще на станции. Головастик несется как смазанная жиром молния, лишь деревья мелькают, сливаясь в сплошную зеленую полосу. Хоша спит, но и во сне проверяет лапой: не исчез ли двуногий друг.

Влад издали почуял близость Большой Воды, еще раньше ощутили Головастик и Хоша, а тонкошкурые компьютерники обнаружили воду в тот момент, когда Головастик взбежал на каменистый гребень. Впереди распахнулась, тяжелая как свинец, бескрайняя вода.

— Озеро Желтое! — вскрикнул Семен пораженно. — Неужели мы так далеко?

— Бывал здесь? — спросил Влад с уважением.

— Видел на картах.

— Твое племя составило?

— Нет, еще из Старого Мира. Пользуемся, только уточняем.

Влад смолчал. Десятки племен могут размещаться, воевать, осваивать новые земли, даже не выходя за пределы клочка земли, недостойного отметки на карте мегавеликанов.

Головастик стремительно сбежал по склону. Горы пошли сперва сухие, с острыми гранями кристаллов, потом распадки поднялись, дальше горы блестели водяной шубой в два пальца толщиной.

Возле мокрых холмов дим остановился, вопросительно поднял сяжки. Влад погладил гибкие антенны, быстро перебрал седьмой и третий членики, потер четвертый. Дим повеселел, помчался вдоль кромки воды.

Семен сказал нерешительно:

— Не обойти ли слева? Короче.

— Там больше воды, — ответил варвар. — А если вправо, Большая Вода скоро закончится, пойдем прямо. Твои карты говорят про землю посреди Большой Воды?

Семен наморщил лоб, роясь в памяти:

— Н-нет... Озерко настолько крохотное, что нанесли карты лишь для туристов. Это бродяжники, что на ночь с рюкзаками...

Влад задумался, а Головастик замедлил бег. Варвар погладил по сяжкам:

— Есть земля посреди Большой Воды. Там вполне может разместиться малое племя. А беглые враги, которых жаждешь убить, вполне могут там спрятаться.

Семен чувствовал на себе взгляд Каси, сказал с достоинством:

— Не просто убить, я бы разорвал их на мелкие клочья! Подумать только, я трясусь на спине ксеркса, а кто-то шурует в моем кабинете?..

Кася сказала горячо:

— Полищук никогда не поплывет через озеро! Он даже мыться не любил, от него пахло как от жука-бомбардира!

Мужчины переглянулись. Кася стиснула кулачки и закусила губу. Что она сказала не так? Эти двое словно бы мгновенно заключили против нее союз, как двое уродливых, но умных, против красивой!

— Надо побывать там, — заключил Влад.

— Надо, — согласился Семен со вздохом. — На месте Полищука вполне резонно одолеть неприятие воды. Мол, другие тоже не полезут.

— Джамперы тоже не полезут... скорее всего, — заметил Влад. — Воды боятся, а если пролетит низко, то огромные чудища, что живут в озере, хватают на лету. Вместе с седоками.

Семен нервно передернулся: не подумал о рыбах, что хватают на лету жуков и комаров. Кася вовсе застыла, умоляюще смотрела то на Семена, то на варвара, то вовсе на Головастика и Хошу.

— Нас же самих сожрут!

Влад спрыгнул, перескочил с камня на камень. Головастик хмуро поглядывал на огромную массу воды, а Хоша вскарабкался на кончик сяжка, заверещал, передразнивая окрестных джампов — те сразу застрекотали угрожающе, зло, даже Кася опознала угрозы и требования уйти с их земли наглому чужаку, что явно пришел охотиться в их владениях, искать самок, строить гнезда, откладывать яйца!

Влад спустился к воде. Сзади послышался цокот тяжелых когтей, ветер донес настойчивый зов на языке феромонов. Головастик, не переставая пережевывать сочную личинку, шел за хозяином: тревожился, как бы не исчез снова.

— Больше не попадусь, — заверил Влад. — Враги сейчас зализывают раны!

Головастик окутался облачком героической радости, потрогал Влада за руки, объясняя что вместе драться лучше, вдвоем уничтожили бы врагов больше, захватили бы их земли, а личинок — в рабство, на корм своим личинкам. Влад погладил сяжки, объясняя, что врагов было мало, все слабые, даже не враги, а дичь, корм для острых жвал.

Касе наскучило смотреть как они гладят и чешут друг друга, так она сообщила на своем языке — мимике, довольно выразительном, спрыгнула на широкий валун. Семен, оставшись с Хошей, подумал, соскочил тоже. Хоша озабоченно почесался, но стадному инстинкту не поддался: будучи зверем гордым и независимым, остался лежать.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать