Жанр: Научная Фантастика » Юрий Никитин » Владыки Мегамира (страница 52)


Влад закрыл глаза, чувствуя едкий стыд. Головастик погиб как верный солдат, защищая вождя. Успел сорвать с листа нависших над расщелиной двух опаснейших врагов...

Внезапно сверху обрушилось жесткое, стрекочущее. Покрытый толстой коркой клея, он не сразу узнал Хошу — тот яростно верещал, топорщил гребень, дико сверкал глазами. Джамперы отшатнулись, один замахнулся копьем, другой удержал — вскоре хохотали и тыкали в перепуганного зверька концами копий, старались сковырнуть с пленника. Хоша хватал жвалами за копья, отбивался четырьмя лапами. Влад морщился, стискивал зубы. Дракончик, стараясь удержаться, всаживал когти глубоко, дырявил коготками тугой эпителий.

Один из джамперов заметил кровь на когтях Буси, засмеялся. Зверька оставили топтаться по пленнику.

Его тащили недолго. Пахнуло странно сухим воздухом, лязгнуло. Внезапно вспыхнул яркий мертвенный свет, подобный Влад видел только на Станции: без тепла, жизни.

Его бросили на удивительно гладкую плиту, сверху упала едко пахнущая капля. Он поспешно зажмурился, остановил дыхание. По телу пошел зуд. Сквозь кожу просочился едкий щекочущий запах.

Он осторожно пошевелил пальцами, напряг и распустил мышцы на ногах. Запах истончался, уходил. Влад открыл глаза, наткнулся на внимательный взгляд немолодого человека, что сидел у двери. В плотном комбинезоне, шлем откинут за спину, на широком поясе поблескивают баллончики, щипцы, крючки для гарпунов. За ним поднималась стена из материала, похожего на металл, что снова напомнило Владу Станцию.

Он лежал неподвижно, глядя в глаза незнакомца. Теплая лужа стаявшего клея быстро испарялась, насыщая воздух сладким ароматом. Человек растянул губы в нехорошей усмешке:

— Действительно, вождь! Только у вас такой самоконтроль. Если бы начал подниматься даже медленно, я велел бы тебя шарахнуть по башке. Здесь даже пальцем нельзя шевельнуть без моего позволения. Понял?

Влад скосил глаза. В поле зрения медленно вошел огромный получеловек-полузверь, двойник того чудища, с которым он сражался всего неделю назад!

Человек в скафандре кивнул, скаля зубы:

— Узнал? Другой, но у них у всех одни чувства. Может быть, даже одна память? Я начальник этой Станции Полищук...

— Где мои люди? — прервал Влад.

Полищук кивнул с тем же насмешливым удовлетворением:

— Вождь! Забота о племени, ответственность... Если

я скажу, что от тебя самого зависит, сдеру я с них шкуры живьем или же отпущу... со временем?

Влад сказал холодно:

— Дешевый ход. Впрочем, чего ждать от земляных червей?

Полищук не выказал гнева:

— Ты бы нашел ход лучше?

— Ну, — ответил Влад, растягивая слова, — понятно же, что на моем месте каждый пожмет плечами и ответит, что те люди — не моего племени, а каждый взрослый отвечает за себя сам. Я бы, понятно, сразу выложил все козыри на стол. Они ведь у вас. А когда хитришь или торгуешься, создается впечатление, что не так силен, как выглядишь.

Полищук кивнул, спросил быстро:

— Где, по-твоему, мы сейчас?

Влад осторожно повернул голову, продолжая держать глазами получеловека. Тот нависал тяжелый как скала, от него шел густой запах убийства. Жвалы смыкались с хрустом, в уголках рта выступили шарики темной слюны. За его спиной стена смыкалась с другой стеной, такой же ровной, гладкой. Такое Влад видел лишь второй раз в жизни.

— Под землей, — ответил Влад. — Глубоко.

— Как глубоко? — спросил Полищук с интересом.

— Достаточно, чтобы избежать Ледникового Периода.

— Ого, знаешь о непромерзающем грунте? Твое племя обладает... определенными знаниями. Ты умен, находчив, смел. Избегнуть таких ловушек! Тебя лучше держать в союзниках, чем среди врагов. Где твое племя?

Не дождавшись ответа, он покачал головой, кивнул получеловеку и пошел к двери. Чудовище отошло от пленника с неохотой, в широкой груди глухо рокотало, словно катались камни, глаза горели желтым огнем, а острые когти молниеносно выскакивали из толстых пальцев, а втягивались очень медленно.

Оставшись один, Влад прыгнул на стену. Отшвырнула, перекувырнулся в воздухе, упал на пол, завыл от ярости. Если наблюдают, пусть видят, что враг уничтожен, напуган, мечется в страхе!

Он не хотел признаваться даже себе, что в самом деле унижен, напуган, а уж бессилен вовсе как вылезающий из кокона червяк. Стены из металла — откуда столько? — воздух мертвый. Хуже, даже в самом мертвом воздухе есть то, что делает его мертвым, а здесь он абсолютно чистый: без частиц пыли, спор, комочков цветочной пыльцы, но самое отвратительное — без запаха.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать