Жанр: Научная Фантастика » Юрий Никитин » Владыки Мегамира (страница 60)


Глава 32

Кася ахнула, глаза стали круглыми как у муравья. Семен повернул голову, смотрел на Влада неверяще. Мол, знаю за тобой многое, но такое... Влад ощутил как обрушился потолок, обдало смертельным холодом. Мысли провалились в пустоту, сердце едва барахталось в тине.

Генетики задвигались, кто-то вскрикнул. Другой выронил водяной шар, тот распластался по шероховатому полу, помещение заполнил неприятный запах. Полищук оглядел бледные замершие лица, все напряженно ловили каждое слово, покачал головой:

— Недооценивал... Суметь вызвать Станцию, а? К тому же не с походной рации, ты мог видеть как обращаться, а с нашей стационарной! Будто чуял, что антенна выведена наверх!.. К счастью, на Станции не поверили, решили переспросить. А ты, Великий Вождь, как раз удалился восвояси. Я пришел, когда телетайп отпечатывал запрос. Мне ничего не оставалось, как объяснить, что, мол, ложная тревога, то да се.

Послышался слабый вздох облегчения, лица светлели. Кто-то поспешно скреб пленку с пола. Кася и Семен смотрели непонимающе, а Влад сгорбился, словно внезапно перебросили из жаркого полдня в холодную ночь. Разом заныли раны, в голове зашумело. Он собрался с силами, призвал в помощь Создателя, сказал Полищуку ровным надменным голосом, каким вождь говорит с рабами из других племен:

— У вас есть шаманы?.. Я хотел бы, чтобы кто-то из лучших осмотрел мои царапинки.

Полищук несколько мгновений смотрел в бледное изнуренное лицо. Генетики застыли, Влад видел в их глазах почтение. Полищук вздохнул:

— Жалею, что ты не с нами. Ты умен и очень опасен.

Влад надменно вскинул подбородок:

— Это еще что! Меня любят боги Мегамира. Я еще увижу как твой труп разнесут бакты.

Полищук сгорбился, нехотя кивнул одному из коллег:

— Взгляни.

Генетик, угрюмый пожилой мужчина, умело содрал бинты, присвистнул. Еще двое подошли, ахнули, рассматривая цепочку кратеров, откуда медленно сочилась зеленовато-розовая жижа. По знаку угрюмого генетика, его звали Петром, принесли щипцы, растворы, клещи. В четыре руки раздвинули ранки, хватаясь за края омертвевшей кожи — вспрыснули обезболивающее. Влада корчило, трясло, глаза обезумели — безжалостно выскоблили зеленоватые комочки, покрытые загустевшими сгустками крови.

Петр покачал головой уважительно:

— Терпел... У Рябка на жвалах была плесень, внедрилась в кровь!

— Но не переломила? — удивился Полищук.

— Сам не верю. В крови варвара явно антитела, что побивают, даже если не сразу, всякую заразу. Нужно бы на опыты!

Полищук повернулся к Владу:

— Слышал?

Влад, бледный, с закушенной губой, едва держался на ногах — генетики поддерживали под руки, прошептал ненавидяще:

— Увижу, как твой пепел разнесет ветер...

Из черноты выступали лица, пропадали. Звуки уходили. Видимо, потерял сознание, ибо обнаружил себя уже за столом. Руки лежали на массивной крышке, толстая липкая лента прижимала оба запястья. Напротив сидели Полищук и Петр, беседовали приглушенными голосами.

Рядом с Владом сидела Кася. По ее дыханию Влад ощутил, что девушка смертельно напугана, но держится гордо, вызывающе. Сердце сжалось от жалости.

— Чувствуешь себя лучше? — поинтересовался Полищук.

Мышцы и внутренности Влада горели как в огне. Лекарства буквально выжгли остатки плесени, а с ней и пораженные ткани. От боли лицо Полищука вытягивалось, перекашивалось, исчезало вовсе.

— Замечательно, — прохрипел Влад. — Если у вас существует ад, то надеюсь, ваш любимец Рябко и полч чувствуют себя точно так же.

Полищук переглянулся с Петром, тот буркнул:

— Мне кажется, это не простой варвар.

Влад сказал через силу, с подобающим негодованием:

— Конечно же, я не простой!

— Кто ты? — быстро спросил Петр.

— Я великий воин и походный вождь!

Полищук криво улыбнулся, кивнул Петру:

— Коллега. Походный, это когда власть переходит в военные руки. Мол, в походе нужны смелые люди.

— Бонапартик, — понял Петр. — Из какого племени?

— Из великого племени Симона Петлюры!

Их лица оставались бесстрастными. Полищук перевел холодный взгляд на Касю:

— Где повстречали?

— Я ничего не скажу, — ответила она гордо.

Полищук посмотрел на Петра, тот нехотя вылез, а на столе, где лежал Семен, взял широкие клещи. Кася вскрикнула в ужасе и негодовании: стальные захваты сомкнулись на горле раненого. Ее как ветром выдуло из-за стола, но ближайший полч перехватил, она отчаянно забилась в страшных звериных лапах. Петр чуть свел рукояти, лицо Семена начало синеть. Генетики поспешно отвернулись, кто-то выбежал, громко бацнув дверью. Еще двое сгорбились, руки дрожали, из пальцев сыпались инструменты. Кася кричала, Хоша на плечах Влада подпрыгивал, верещал.

— Мы встретили его в квадрате НГ-67, — сказала она поспешно, затем лишь наткнулась на предостерегающий взгляд Влада.

Полищук повернулся к Петру, сказал неверяще:

— Там пустые земли... судя по нашим данным. Или где-то в соседних районах исчезали люди?

Петр оставил Семена, с облегчением швырнул клещи в угол и, не глядя на Семена, прошел мимо к панели управления составным компьютером. Семен вывернул голову, смотрел в спину генетика так, словно выбирал место для удара копьем. На экране замелькали цифры, графики, чертежи, вспыхнула и застыла таблица.

Полищук сказал с хмурым одобрением:

— У тебя все под рукой!

— Группа Журавлева, — прочел Петр напряженным голосом. — Неужто того самого... первопроходца? Легендарный выход за Полигон, новый путь развития... Но Журавлев погиб

со всей группой, это записано во всех учебниках!

— Погибли все?

— Так подтвердили эксперты, — отрезал Петр, он уже не смотрел на экран. — Аварийная группа обнаружила глубокую воронку, лохмотья от комбинезонов, остатки разрушенной аппаратуры... Они работали и на военное ведомство, вспомните в какое время! — экспериментировали с разными... гм... взрывчаткой. Ими командовал некий Ногтев, не то военный генерал, не то генерал из ГРУ...

Полищук покосился на варвара:

— Даю голову на отрез, погибли не все.

Генетики все чаще оставляли работу, прислушивались, на сумрачных лицах появлялся живейший интерес.

Петр изумленно покрутил головой:

— Если спаслась хоть одна пара, то это... самое первое племя аборигенов! Они пробыли в Мегамире дольше всех.

— Могло не уцелеть и пары, — перебил Полищук, он внимательно рассматривал Влада, в запавших глазах мелькнуло нечто похожее на сочувствие. — Достаточно было спастись Журавлевой, в девичестве — Александры Фетисовой, отважной десантницы. Она была на четвертом месяце, помню из школьного учебника... Представляю, на что пришлось пойти, чтобы сохранить род... Промискуитет, инцестофилия, браки с родителями... Удивительно, как сохранили язык!

— У них должна быть отличная память, — буркнул Петр. — Хорошо бы прогнать по тестам.

Полищук не сводил с Влада внимательного взгляда:

— Потом. Важнее его сотрудничество. Добровольное или нет.

Петр с неудовольствием взял щипцы снова. Влад надменно изрек:

— Можешь убить меня или его, раб. Кто родился, все равно умрет.

Петр в затруднении оглянулся на Полищука. Голос варвара звучал с обрекающей убежденностью. Он имел в виду, что говорил. Полищук поерзал, взгляд упал на Касю. Глаза вспыхнули, он оскалил зубы, кивнул на нее Петру.

Кася отшатнулась, кровь отхлынула от лица. Петр, перекосив лицо в лютой гримасе, сомкнул зубья на нежной шее девушки. Она гордо выпрямилась, прямо взглянула в глаза Полищука. Тот поморщился, быстро сказал Владу, отведя от нее глаза:

— Ты смелый и отважный воин. Готов на смерть, готов отправить на гибель друга. Семена, например. Даже раненого. Но женщина — не воин. Ее доверили тебе. Она слабая, беспомощная, тени своей боится. Ты отвечаешь за нее! Все, что с нею случится, лежит на тебе.

— Зря тратишь слова, — бросил Влад холодно, хотя сердце трепетало в страхе: Полищук готов пытать, не в пример Петру, тот лишь корчит страшное лицо. — Женщина не из моего племени. Я за нее не отвечаю.

— Но ты отвечаешь за поход! Если ты мужчина, то отвечаешь за все.

— Зря тратишь слова.

Петр пытался сжать клещи, но руки ему не повиновались. Покраснел, глаза бегали по лицам сумрачных коллег, ища помощи. Кто-то исчез, вернулся с двумя джамперами. Они сразу дернули Касю за руки, выламывая суставы. Кася закричала, забилась, запрокидывая к своду белое залитое слезами лицо.

Влад рванулся, наклейки затрещали. Ближайший генетик спешно выбрызнул из тюба клейкую пасту, кисти охватило жгучим холодом, приморозило крепче. Сзади ударили, Влад на миг увидел тяжелое лезвие. В голове гудело, по лицу текла горячая струйка крови. Он тряхнул головой, кровь затекла в глазную впадину, начала скапливаться, вздуваясь пузырем.

Петр с облегчением убрал клещи с шеи девушки, рукоятью двинул Влада в глаз. Влад согнулся от дикой режущей боли, почти парализованный, но глаз внезапно очистился — кровяной сгусток прилип к древку. Сквозь тонкую розовую пленку увидел отвращение на лицах генетиков. Джамперы растянули Касю за руки, почти выдрав их из суставов. Она кусала губы, глаз не видно за толстыми линзами шершаво-соленых слез, от них шел запах горького страха. Джамперы с неохотой остановились, смотрели на Полищука. Тот привстал, всмотрелся в перекошенное болью лицо варвара.

— Ну как? — спросил он торопливо. — Будешь с нами сотрудничать?

Он вздрагивал, Влад увидел в глубоко запавших глазах искры безумия. Генетик дышал тяжело, часто облизывал губы. Влад выдавил с усилием, словно тащил огромную глыбу:

— Буду.

— Вот и хорошо, — сказал Полищук поспешно. В лаборатории послышался общий вздох, а Петр с проклятием отшвырнул клещи.

— Но за это я убью тебя!

Он сказал с такой убежденностью, что в пещере словно повеяло смертью. Генетики застыли, почти со страхом глядя на залитого кровью, прикованного к столу человека.

Полищук натужно засмеялся:

— Когда еще у нашей козы хвост отрастет! Но я ценю храбрость. Сам буду лягаться и царапаться, даже когда меня поволокут в ад... А теперь, пани Кася, пора наверх с вашей рацией. Не предлагаю воспользоваться нашей, как сумел этот герой, боюсь, могут заметить подмену!

Касю увели, Влад уронил голову на руки. Клей уже застыл, вморозив кисти в монолит камня, сросся с каменной глыбой стола. Он пытался восстановить равновесие духа и мысли, как учили с детства, всячески пытался вообразить себя почтенным старцем, мол, сидит на ласковом солнышке, а вокруг и вверх-вниз с веселым визгом носятся внуки и правнуки... однако перед глазами всякий раз вставал каменный пол, залитый кровью, посреди кровавой лужи лежит он — Влад, сын Кремня, затылок раздавлен мощными щипцами.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать