Жанр: Научная Фантастика » Юрий Никитин » Владыки Мегамира (страница 62)


Глава 33

Полищук насторожился:

— Кто? Откуда?

— Не знаю, — ответил техник несчастным голосом. — Вообще не уверен, что ищут именно нас. Станция не при чем, тех отличу сразу. Что-то примитивнее, хотя и непривычно мощное...

— Когда? — спросил Полищук быстро.

— Со вчерашнего дня.

Петр заорал в ярости:

— Этот дурень столько молчал! Убить его мало! Богомолам скормить...

— Я не знал, — ответил техник убито. — Очень уж все странно. Сегодня убедился, что прощупывают именно этот участок. В диапазоне радиоволн, запахов, вибрознаков, еще чего-то почти неуловимого...

Петр уставился бешеными глазами в лицо Полищука:

— Это не со Станции! Точно не со Станции!

В бешенстве прожигали друг друга взглядами, вдруг разом повернулись к пленнику. Влад смотрел в каменную плиту, пряча хищный блеск глаз. Полищук наклонился через стол, гаркнул:

— Твоя работа?

— Ты умный, догадайся.

Полищук крикнул страшно, срываясь на рев:

— Взять женщину!

— Не надо, — сказал Влад быстро. Он сглотнул, стараясь не выказывать страха в голосе. — Это просто. Вы работаете с механическим зверьем, которое зовется компьютерами, а живые звери — те же компьютеры, только сложнее...

Полищук прервал люто:

— Вы, дикари, умеете работать с такими компьютерами?

— Не веришь? Методом тыка, методом проб и ошибок... твои полчи тоже не знают, как срабатывает механизм живой двери, но пользуются же? Да, я послал сигнал.

Петр вскрикнул, опережая Полищука:

— Как? Как ты сумел?.. У нас нет насекомых, разве что твой уродец...

Техники уже оставили аппаратуру, бледные и потрясенные стояли за спиной Полищука. Кем-то созванные, явились остальные. Влад впервые увидел всех беглецов.

— Когда? — выдохнул Петр.

Влад покосился на бледную Касю, над ней нависли чужие руки, ответил с предельной точностью.

— Рано утром, позавчера. А на другой день повторил вызов уже по рации.

Петр смотрел ошалело, вдруг звучно хлопнул себя ладонью по лбу:

— То-то меня мучило, зачем варвар распотрошил голову драгонфлая! Говорил, жертвоприношение, гадание на ганглиях... Я, дурень, поверил. Пусть, думаю, потешится перед... гм... Но чем послал сигнал? Феромонами?

— Драгонфлай дают картины на сотни мегаметров, — подтвердил Влад. — Даже на тысячи. Любое племя, что окажется в этом радиусе, знает о вашем местонахождении. Знает, кто вы и чем занимаетесь. А особо чуткие слухачи засекли вас в сотни раз дальше...

Техник в мешковидном комбинезоне вклинился между Полищуком и Петром:

— Если враги... преследователи, то есть, окажутся здесь... сколько у нас времени? Я знаю Соколова, ежели сядет на хвост, уже не слезет!

Петр растерянно посматривал на варвара, тот сидел как вырезанная из камня статуя:

— Кто знает?.. Возможно, три-четыре дня. Возможно, два-три часа.

Техник ахнул, отшатнулся, глаза в страхе оглядели огромную пещеру с аппаратурой. Полищук вскочил — злой, собранный, крикнул властно:

— Срочная эвакуация!.. Помните, мы готовились даже к такому маловероятному варианту. Без паники! Мы готовы, мы предусмотрели абсолютно все!

По пещере забегали, вытаскивая аппаратуру. Влад видел растерянные лица. В глазах был страх, правда — не за жизни. Влад мог отличить страх за дело от гадкого страха за шкуру. Касю утащили, Влад движением головы послал Хошу следом. Буся рассерженно щелкам жвалами, но Влад настоял: его участь решена, а женщин даже в цивилизованных племенах убивают неохотно. При ней может уцелеть и Хоша.

Зал опустел, кое-где стены зияли голые, самое важное Полищук захватил при новом бегстве. Внезапно через все этажи, коридоры, залы — пронесся рев сирены, а следом прошла волна опасного запаха. Сердце сбилось с ритма, мышцы напряглись до скрипа. Он прижался ухом к столу, выстраивая по вибрации, топоту, глухим ударам двигающиеся картины.

Топот уходил наверх, поднимался с этажа на этаж. Вибрация становилась сетчатой из-за десятков ног, те стягивались с разных сторон, в одном месте тащили нечто громоздкое, тяжелое. Влад закрыл глаза, всматриваясь в виброкартину, желудок конвульсивно дернулся: узнал знакомый металлический чан!

В раскрытую дверь вползла, стелясь над полом, плотная волна черного дыма. Края клубились, ряд молекул сцепившись с воздухом, вынесло далеко, достигли прикованного пленника. Влад бессознательно попытался вскочить, убегая от жуткой смерти: дым в считанные минуты сожжет внутренности, а отравленная кровь выбрызнет из пор!

Дым дополз до стола, Влад поднял ноги. Ядовитые частицы проникают и через кожу! Черные волны начали подниматься, окутывая ножки стульев. Влад стиснул зубы, прижался щекой к крышке стола, вылавливая все достигаемые звуки и вибрации.

Внезапно донесся сердитый писк. По черному клубящемуся полю двигалась горбатая спина, торчал взъерошенный гребень... Под темной как смола поверхностью ковылял... Хоша!

— Прочь! — вскрикнул Влад рассерженно. — Пропадешь, дурак!

Хоша из последних сил подпрыгнул, вскарабкался на лавку. Две лапы тащились перебитые, на спине был жуткий кровоточащий шрам, половинка головы с левым глазом почти срезана страшным ударом. Уцелевшим сяжком Хоша непонимающе пощупал прикованные руки хозяина. Буся дрожал, пошатывался — ядовитый дым проник в раны, заполнил трахейные трубочки. Плотное тельце постукивало сегментами, скрипело.

Влад в агонии стиснул челюсти: острые жвалы зверька, что дергался в корчах, сомкнулись на липучке, прихватив кожу. Прилип, застыл, но

слюна разжижала, сам Хоша жалобно поскрипывал, жевал смолу, давясь, глотая с трудом. Черный дым скрыл колени Влада, покатился поверх лавки. Ноги жгло как вкопанные в горячий песок.

Влад с проснувшейся надеждой рванулся, ударился лицом о стол, снова дернулся, уже упершись изо всех сил. Правая рука начала отделяться, истончившаяся клейкая капля вытянулась широкой лентой. Хоша с визгом вонзил жвалы, пленка лопнула. Влад поспешно мазнул пальцы в слюне Буси, ухватился за другую липучку.

Дым поднялся до груди, когда обе руки оторвались от стола. Влад ухватил Хошу, тот скрылся в дыму, посадил на плечо и бросился из зала. Он пробежал до самой двери, прежде чем обнаружил пустоту. Бегом вернулся, нагнулся, пошарил возле стола.

Отпрянул с воплем. Слизистую оболочку глаз обожгло как огнем. Плотно зажмурившись, вслепую шарил растопыренными пальцами. Споткнулся о твердый ком, когда уже задыхался — Хоша явно пытался ползти следом. Влад задержал дыхание, нырнул в черный смертельный дым, подхватил скрюченное тельце. Застывшего зверька на бегу прижимал к груди. Лапы Буси дергались, распрямлялись короткими неровными толчками.

— Не подыхай! — выкрикнул Влад отчаянно. — Предатель!.. Я ж совсем один останусь!

Тельце зверька свело судорогой. Пальцы Влада держали под тяжелое раздутое брюхо, там дергалось, внезапно пахнуло сильнейшей вонью. Влад на бегу повернул Хошу, инстинктивно задержал дыхание.

Струя жидких экскрементов ударила с такой силой, что Влада едва не свалило отдачей. Комья смолы, уже облепленные желудочной слизью, с чмоканьем влипли в противоположную стену — крупные, окрашенные кровью — зверьку разорвало внутренности и прямую кишку.

— Очищайся! — закричал Влад с мукой в голосе. — Выбрасывай гадость!

Горячее пузо под пальцами опало, съежилось. Зверек подергал лапами и затих. Влад на бегу простонал сквозь зубы — опалило стыдом. Черный дым проник в незащищенное тельце, отравил ткани. Крохотный зверек отдал жизнь за него, огромного и сильного, хотя именно Влад должен оберегать от любой опасности младших друзей: как Бусю, так и дима!

Внезапно впереди по коридору послышался быстрый топот. Влад от злости замычал: от усталости будто выпал из этого мира, а запахи уже давно просто орут, что навстречу бежит тот самый Петр, который захватил его в плен...

Влад вдохнул глубже, увидел в запахах размытую фигуру в скафандре с опущенным забралом, за спиной баллон с прозрачной трубкой, что исчезает в отверстии забрала, пистолет на широком поясе, в руках наспех собранные коробки с мнемокристаллами...

Он увидел все в долю секунды, тут же фигура вылетела из-за угла. Влад прыгнул навстречу, в скорости есть какой-то шанс, на лету выронил твердеющее тельце. Человек увидел врага на миг позже, руки разжались, мнемокристаллы рассыпались сверкающими пирамидками.

Рука Петра хлопнула по бедру, пистолет прыгнул в ладонь. Влад ухватил обеими руками противника за шею, страшно ударил головой в прозрачное забрало, успел увидеть выпученные в смертельном испуге глаза. Хряснуло, осколки брызнули как слюдяные чешуйки. Влад выпустил ослабевшее тело, лицо Петра превратилось в кровавую кашу, нос исчез, провалившись от страшного удара вместе с «треугольником смерти» вовнутрь. Из разломанного черепа брызгали горячие красные струйки, распадаясь на блестящие красные шарики.

Влад провел кончиками пальцев по стальному обручу, ожидая коснуться липкого, однако удар был настолько быстр, что обруч остался чист.

Он подхватил с пола тельце Хоши, помчался гигантскими прыжками к вертикальной шахте. В груди больно жгло, черный дым уже поднялся и на этот этаж!

Поднявшись выше, он рискнул сделать крюк, забежал в комнатку, где хранили то немногое, что сняли с беспомощных пленников и убитого дима. Он скрипнул зубами от злости и стыда, сорвал со стены свой арбалет, захватил стрелы и подпоясался стареньким поясом с флягами и коротким охотничьим ножом, поспешно выскочил, уловил запах смерти.

В конце коридора с разбега ударился о крайнюю дверь, ухватился за створки, чтобы не отбросило, ударил снова — уже обеими ногами.

Семен вздрогнул, вытаращил глаза: дверь вылетела, в проем с волной черного дыма ворвался варвар — с разбитой окровавленной головой и скорченным в судороге зверьком в руках. Из-за плеча выглядывал арбалет.

— Влад, что...

Влад уже был рядом, одним движением оборвал тяжи. Ухватил громадные клещи, с треском разломил застывшую смолу, едва не прихватив ноги. Семен тут же начал слезать со стола, мгновенно все поняв, сказал лишь напряженно:

— Руки... если сумеешь. Дальше не стоит, позвоночник не сросся.

Через пару минут осколки пластика разлетелись, Семен запрыгал на одной ноге вслед за Владом. Черный дым уже поднялся на этаж, ножки стола тонули, Влад беспокойно оглядывался на химика, к груди прижимал скорчившегося словно спящего Бусю.

Вертикальную шахту перегораживали балки. Дальше виднелись комья земли — рыхлой, влажной. Влад за пару часов пробился бы наверх, но снизу по пятам поднимается ядовитый черный дым! В висках нарастала режущая боль. Мышцы начало сводить короткими спазмами.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать