Жанр: Научная Фантастика » Юрий Никитин » Владыки Мегамира (страница 9)


Глава 5

Ковальский, как было объявлено на следующий день, в тяжелом состоянии, но выкарабкается непременно — на операционный стол попал вовремя. Глебу зафиксировали кость, накачали болеутоляющим другого состава, так что походный вождь уже с утра прыгал по Станции, ругался с механиками, разбирал на части два оставшихся орнитоптера, выискивал дефект, который привел к катастрофе.

Влад выпустил, несмотря на протесты, дима на охоту. Тот совершил несколько кругов вокруг Станции, запоминая дорогу, сунулся в дверь, проверив память и перепугав до полусмерти двух женщин, затем умчался в Лес. Техники спешно устанавливали на входной двери сигнализацию: открытой держать нельзя — бактерий набьется столько, что не уничтожить, а закрытая сама должна раздвигаться в момент касания ее сяжками огромного ксеркса.

Влад неспешно прогуливался по коридору, который опоясывал Станцию. Нож и арбалет оставил, дабы никого не пугать. Недоумевал, почему шарахаются, к тому же смотрят ему на плечо, где сидит, сладко позевывая, сонный Хоша. Двери в лаборатории часто оставались настежь, варвар останавливался у порога, наблюдал, шел дальше. Двигался хаотично, как броуновская частица. Соколов как-то обронил многозначительно, что в этих прогулках какая-то система.

К нему привыкли уже к середине дня, перестали вздрагивать, видя огромную фигуру, закованную в прочный эпителий, почти что кутикулу. В присутствии Влада старались не делать опытов с мощными разрядами, взрывами, хлопками.

Обеспокоенный Соколов вызвал Глеба:

— Пора его одарить и отправить восвояси. Если еще не отобрали подарки, то хотя бы зафиксируйте на месте.

— Посадить под замок?

— Займи чем-нибудь. Ты посмотри на него!

Сквозь раскрытую дверь были видны работающие компьютеры, а перед главным дисплеем неподвижно застыл варвар. На экране шла пляска кривых, цветных контуров, в стремительном темпе сменялись колонки цифр.

— Что он понимает? — удивился Глеб. — Примитивные народы не узнают даже рисунков. Для них это просто цветные пятна... Посмотри, с каким вниманием смотрят оба!

Хоша тоже замер, втянув голову. Крупные глаза не отрывались от цветных огоньков, а когда мелькали красные искры, весь напружинивался, подгребал прыгательные лапы и прижимался к плечу.

— Компьютер стоит миллионы, — сказал Соколов раздраженно. — Собирали три месяца! А если этот бронебойный дракончик шарахнется в экран? Что он там узрел, не пойму.

Глеб заметил:

— На складе остались еще три. Расконсервируем один? Пусть гоняет по экрану электронных жуков или богомолов.

— Думаешь, удастся обучить хотя бы простейшим играм?

Глеб угрюмо кивнул:

— Обоих не берусь, а кого-то из них одного...

Простейшей компьютерной игре Влада обучала Кася. Он проявлял к девушке повышенный интерес, хотя и старался держаться невозмутимо.

Кася объясняла назначение клавиш, сбивалась, злилась. Варвар слушал с непроницаемым видом. Все реакции — на нуле, кроме чисто мужской на ее внешность, не угадать: понял ли. Вряд ли, подумала рассерженно. Слишком силен, крепок в плечах, а где сила, там уму могила.

Влад не позволил мышцам лица сдвинуться, но на принцессу взглянул с новым интересом. Он как раз думал, глядя на прелестное личико, что она слишком красива, чтобы быть еще и умной: Сварог в одну сумку два дара не кладет. Красота есть — зачем еще ум? Красота выше ума, тот можно развить, а красота — дар богов!

— Хоть что-то понимаете? — взорвалась она.

Влад кивнул, удержался от соблазна объяснить, что ему, выросшему в Лесу, запахи говорят очень-очень много. И многое уже сказали. Впрочем, глуп тот охотник, который выкладывает сразу все козыри.

— Тогда за дело?

Глаза дикаря неотрывно следили за ее тонкими пальцами. Кася гоняла «муравья» по экрану, за ним носился огромный «богомол». Несмотря на резвость «муравья», «богомол» умело отрезал путь к отступлению по стебелькам, листикам, методически загонял добычу в угол, где в конце концов и сожрал.

— Запомнил? — спросила она.

Влад кивнул.

— Тогда поймай сам.

Она освободила место Владу. Фигурки на экране застыли. Варвар нерешительно коснулся пальцем клавиши. «Муравей» на экране дернулся. Влад притронулся к другой клавише. «Муравей» начал слезать со стебля.

Несколько человек оставили работу, подошли. Влад не оглядывался: мог и так рассказать, кто из них что ел, у кого болит голова, кто перегрелся, кому пора восполнить воду, а кто готов бросить все и уйти хоть в Лес — так опостылела работа.

Кася с изумлением видела, что огромные сильные пальцы двигаются все быстрее и быстрее. «Муравей» заметался, «богомол» уверенно теснил, вскоре загнал в угол, схватил в зазубренные лапы, с хрустом разломил пополам. Картинка застыла.

Варвар встал, пошел по залу, останавливаясь за спинами сотрудников. Спины сразу выгибались горбиками, по залу распространялся сильный запах, который, как с удивлением понял Влад, слышит и понимает только он.

Кася смотрела вслед с раскрытым ртом. Глеб сказал негромко:

— Я наблюдал за ним. Он просто повторил все твои движения.

— Ты не ошибся?

— Я следил внимательно.

— Что у него за память?

— Дикарская. Первобытная. Вообще у неграмотных она намного лучше. «Илиаду» читали наизусть!

— У меня память хуже некуда, — пожаловалась Кася.

— Издержки цивилизации. Привыкли разгружать, перекладывая на бумагу, фото, киноленты, видео и магнитные диски, мнемокристаллы... современному человеку важнее не память, а умение ассоциировать, оперировать данными... Он

же все повторил как попугай!

Девушка закусила губу, задумалась. Сотрудники, что торчали возле игрового компьютера, постепенно разбрелись по местам. Кася сменила программу, нашла и привела варвара:

— Попробуй еще раз? Теперь «муравья» должен поймать «паук»!

Влад пристально посмотрел ей в глаза, помедлил, словно прислушиваясь. Четко вырезанные ноздри красиво раздулись. «Паук» на экране начал приближаться к «муравью», но тот ускользал, «паук» же двигался хаотично. Вскоре в его прыжках наметилась последовательность, он теснил «муравья», прижимал к стене, наконец загнал в угол...

Кася и Глеб затаили дыхание. Ноздри варвара расширились, затрепетали. «Паук» сделал еще пару прыжков, вдруг промахнулся в прыжке, упал с ветки. Время просрочил, его отбросило к началу игры.

Кася разочарованно вздохнула. Вначале желала неудачи надменному дикарю, потом отчаянно болела за него, такого беззащитного и одинокого на огромной Станции, заполненной компьютерами, приборами, промышленными установками. Она даже дыхание затаила, когда «пауку» осталось один-два прыжка. Дубов посматривал с удивлением.

Варвар еще несколько минут гонял «паука» на экране, но «муравей» ускользал, и Влад опять потерял интерес к игре.

К концу дня он наткнулся на ключ, позволяющий подключаться к банку данных. Весь вечер тыкал пальцем, не сводил глаз с экрана — там сменялись картины, чертежи, графики, статистические данные, топографические карты. Глеб был доволен: чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не слонялось по станции, пугая развитой фигурой и свирепым видом. Зато Касю это бесило. Сидит как богомол в засаде, забавляется сменой цветных пятен. Или считает себя великим магом?

— Что ты видишь? — спросила она наконец.

Ей показалось, что дикарь прислушивается к чему-то, прежде чем ответить.

— Интересно. Очень.

— Ты хоть понимаешь, что видишь?

С легкой усмешкой, которая выводила девушку из себя, он откровенно разглядывал ее:

— Нет.

— Тогда зачем?

— А ты всегда смотришь на то, что уже знаешь?

В словах Влада почудилась усмешка, хотя глаза, синие голубые озера, говорили о другом: они были чистыми, честными. К щекам Каси почему-то прилила кровь. Сам кажется прост, но вопросы задает такие, что сразу ответить на них непросто.

Головастик, следуя инстинкту, начал таскать на Станцию добычу. Места были ягодные, и могучий ксеркс через каждые две-три минуты появлялся перед дверью. Его шарахались: в мощных жвалах обычно трепыхался зверь покрупнее самого дима. Иной раз оставлял добычу прямо в коридоре, торопливо убегал за следующей. Сотрудники в панике разбегались — полузадушенная добыча начинала метаться, биться о стены, громить станцию изнутри.

— Что делать, — говорил Дубов нервно, — муравьи — коллективисты. Пытается накормить всех. Увидел, что запасиков у нас тю-тю...

— Как это тю-тю? — обиделся Семен, он по совместительству заведовал и продовольствием. — Странно от вас такое слышать, Глеб Иванович! Еды на три месяца, не меньше!

— Но на зиму не хватит? Так чего хотите от бедного зверя? Торопится заполнить до холодов все кладовки.

— Бедный, — съязвила Кася. Ее плечики зябко передернулись. — Совсем несчастненький! А мы тогда кто? Иван Иванович, что будем делать с поисками?

Они собрались в кабинете Соколова. Тот сидел за рабочим столом, заваленным срезами тканей, вытяжками из хромосом, инструментами для операций на генах. Глеб сидел возле двери, время от времени выглядывая в коридор. Семен рассеянно перебирал колбы с растворами, смотрел на свет.

Соколов вздохнул, сцепил и расцепил пальцы. Кожа на суставах растрескалась, шелушилась от ядовитых растворов.

— Что делать... — повторил он. — Из-за того, что ваш топтер разбился, мы дали беглецам выиграть время. Они могли уйти очень далеко. Впрочем, отказываться от поисков нельзя. Они не просто опасные преступники, они... гораздо опаснее. Семен, распорядись позвать варвара.

Кася удивленно вскинула брови:

— Зачем?

— Есть идея, — ответил Соколов. Он улыбался, но глаза оставались грустными. — Сумасшедшая, правда... Если его нанять проводником?

Влад в это время заботливо чистил дима, соскабливал плесень, вышвыривая ее в коридор — там уберут, а Хоша прыгал по спине, соскакивал на лапы, обследовал на предмет вкусных клещиков. Он почти всегда отправлялся с могучим другом на охоту, но большей частью спал, вцепившись всеми шестью лапами и прижавшись к панцирю.

Влад еще издали почуял приближение невысокого краснощекого мужчины средних лет, а когда тот подошел к двери, уже знал, что ему скажут.

— Эй, высокий гость! Тебя вызывает начальник станции.

Влад повернулся с угрожающим видом, ладонь опустилась на рукоять ножа:

— Вызывает? Вызывают рабов или слуг вроде тебя!

Человек мгновенно отпрянул, сказал торопливо, утратив краснощекость:

— Прости, великий и трижды великий! Я человек простой, простодушный, доверчивый, наивный. Живем в глуши, великих Воинов не видим, драконов не побиваем, куды уж до манер! Я хотел изречь, что наш верховный вождь будет счастлив видеть... лицезреть тебя на пиру, который дает в твою честь!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать