Жанр: Боевики » Андрей Воронин » Умереть, чтобы воскреснуть (страница 28)


Глава 22

Когда Приходько свалился с температурой, Веронику допустили в специальное помещение для свиданий. То самое, где Веденеев после быстрого и профессионального осмотра не обнаружил ни скрытых камер, ни «жучков». Дверь сюда не запиралась изнутри. Слышны были шаги надзирателя, прохаживающегося по коридору. Он мог в любую минуту заглянуть внутрь, проверить, все ли в порядке.

Во время первых свиданий с Приходько так оно и происходило, потом они стали рутинным делом, и надзиратель прохаживался больше для проформы. Адвоката тщательно обыскивали до встречи и после. Еще проще было обыскать капитана ФСБ, одетого в линялый тренировочный костюм. Передача чего-то противозаконного начисто исключалась.

Веронику ощупала с ног до головы молчаливая женщина. Формы на ней не было — длинное платье и обычный для мусульманок платок. Прикосновения ее жестких ладоней слегка возбудили Веронику, и порог бетонного куба она переступила уже подогретой.

Как многие женщины, она делила мужчин в своей жизни на случайных и стабильных и предъявляла к ним совершенно разные требования.

От случайного мужчины обязательно должен был исходить запах мачо.

Возбужденная от прикосновений арабки в темном платке, Вероника вдруг вспомнила историю из глянцевого журнала о коротком тюремном романе — точнее, связи между арестованным мужчиной и женщиной-адвокатом. Примерила историю на себя и Веденеева. Представила себе весь экзотический антураж за пределами голых стен — пальмы и небоскребы среди пустыни. Представила, как убивал этот капитан ФСБ, — наверняка он делал это не раз, прежде чем его послали с миссией в Катар.

Он, конечно, не Бред Питт и не Джонни Депп.

Но этого и не требуется. Предъявленного обвинения вполне достаточно, чтобы сделать его привлекательным. Тюремное заключение должно добавить ему страстности. Отсутствие хоть какой-то мебели, незапирающаяся дверь и шаги охранника должны сделать их близость особенно яркой.

Олега запустили в комнату, он бросил на Веронику взгляд исподлобья. "Почему бы нет? — спросила она себя и сразу же ответила:

— Да и еще раз да".

— Где Приходько? — спросил у нее подзащитный.

— Подцепил какую-то хворь. Лежит в номере с температурой.

— Значит, вы за него, — мрачно констатировал Олег. — И надолго?

— Прописали ему антибиотики. Пьет и хнычет, что уничтожает себе флору кишечника.

— Какую еще флору?

— Побочный эффект всех антибиотиков. Да все будет нормально и с температурой его и с флорой.

Денька, я думаю, через три.

— Для вас это, может, и немного.

Какой смысл капитану зацикливаться сейчас на проблемах, лучше осознать, что он наедине с молодой красивой женщиной. Следующий шанс неизвестно когда представится.

Вероника молча, слегка прищурившись, посмотрела ему в глаза.

— Мне нужны сигареты.

— Ах да, — вспомнила она про блок, закупленный Приходько, — Я их отдала в окошко для передач. Сюда ведь все равно не разрешают.

— Вас бы пропустили с сигаретой в зубах.

Приходько всегда закуривает и отдает потом мне.

Какие вы передали?

— «Кэмел».

Он с досадой пожал плечами. То ли маркой был не слишком доволен, то ли болезнью толстяка адвоката.

— Да будьте вы мужчиной, Олег, — сказала она именно те слова, которые вертелись на языке.

Наконец он взглянул ей в глаза прямым взглядом. Вероника слегка накренилась, опершись плечом о плохо оштукатуренную стену. Одна загорелая рука безвольно повисла вдоль стены, другая, согнутая в локте, замерла на поясе. Молодая женщина ждала движения арестанта, чтобы прильнуть к нему всем телом. Но Веденеев только криво усмехнулся, присел на корточки и, зажмурившись, запрокинул голову назад.

* * *

Вскоре после разговора с Вероникой Денис Воротынцев тоже вдруг решил навести мосты с Глебом. Он присоединился к Слепому, когда тот обходил участок по периметру.

«Тоже проняло? И этому теперь захотелось под крылышко?» — подумал Слепой.

— Вы меня удивили в казино, — начал молодой человек, встряхнув гривой золотистых волос. — Я всегда думал, что уровень ФСБ гораздо выше, чем у ментов. Что поганые менты просто засунут язык в задницу, как только поймут, с кем имеют дело. Оказывается, нет. Зачем вы так перед ними прогибались? Кому-кому, а вам нечего их бояться.

— Все не так просто, — ответил Слепой.

Он не собирался читать юноше лекцию о давней вражде между двумя ведомствами и их пристрастном отношении друг к другу. Тем более не хотел рассказывать о сложном положении, в котором оказался из-за отсутствия удостоверения.

— Омоновцы бывают разные. Тот омоновец не собирался меня никуда везти, просто хотел показать перед всеми, что он в этой жизни главный.

— Честно говоря, вы и все ваши мне здорово не нравились, — сообщил Денис. — Но после казино, когда вы стояли в

наручниках…

— Спасибо за сочувствие. Но лучше нам не выходить из ролей, оставить все как есть.

— Роли… Думаете, я в восторге от своей жизни, от нашей компании? Вы их еще слишком мало знаете. Особенно слабый пол. Такие стервы!

«А он переплюнул Веронику с ее голой грудью, — отметил Слепой. — Первое место по сюрпризам. Во всяком случае пока».

— Прилукская осточертела своим самомнением.

По крайней мере, самомнение должно быть несовместимо с завистью. Ни фига: бесится, что я учусь в Англии, а она здесь. Отец не просто так ее оставил — из высших соображений. Для той карьеры, для какой он ее готовит, лучше иметь в послужном списке именно МГИМО. Вашего товарища, которого убрали, она просто довела. Сейчас он, наверное, увеличил ее фотку, размножил и каждый раз приносит с собой, когда настает пора упражняться в тире. Вероника тоже уникум в своем роде. Вы в курсе, что она у нас член коллегии адвокатов? Да она разбирается в юриспруденции как свинья в апельсинах.

Я пару раз спросил без задней мысли — просто понадобилось. Ни законов не знает, ни постановлений.

Завтра навяжут какому-нибудь бедняге в защитницы. Она его так защитит — судья пропишет больший срок, чем прокурор затребует.

Сиверову неприятно было выслушивать эти злобствования за спиной. Но он не имел дурной привычки кого-то воспитывать.

— С кем она только не связывалась! Тусуется с нормальными людьми, а ложится черт знает с кем.

Это не ревность — я слишком давно ее знаю и не собираюсь с ней трахаться. Но иногда она таких экземпляров откапывает!

«Скоро и до Лены дойдет очередь», — подумал Сиверов и не ошибся.

— А третья замуж собирается. Представьте, Лена и вдруг — хозяйка дома! Хоть стой, хоть падай. Лично я могу приготовить свои любимые блюда по всем правилам. По три часа на каждое надо потратить. А она в жизни яйцо на сковородку не разбила! Только и знает смотреть на экране одно и то же и в тысячу первый раз тащиться.

«У Дениски своя тактика, — оценил Слепой. — Не столько себя превознести, сколько остальных обделать».

— Мне нужно отлучиться до завтра, — поморщился Воротынцев, переходя непосредственно к просьбе.

— Нет вопросов. Одного из вас я всегда могу отпустить. Предупреди остальных, чтобы никуда не просились на время твоего отсутствия.

— Меня обязательно должен кто-то сопровождать?

— Ну а как же?

— Понимаю, вам нельзя отступать от правил.

Ну а если сделать так, чтобы все получилось незаметно?

— Можешь толком объяснить?

— Мне нужно быть в одном месте. Снять на сутки квартиру… Но другой человек.., ей важно, чтобы все осталось шито-крыто. Ну, вы меня понимаете.

«Замужняя любовница? Такие мальчики с золотыми волосиками должны нравиться дамам за тридцать», — подумал Глеб.

— Пошлю Каланцова. Предупрежу насчет аккуратности. Но на площадке под дверью он стоять будет.

— Под дверью тоже не надо! — недовольно воскликнул Денис, — Можно запросто подождать внизу. Никто меня убивать не собирается. А похитить через балкон, согласитесь, сложновато, если я сниму квартиру повыше этажом.

— Сложно. Но если постараться…

— О чем вы говорите? — прервал в запальчивости любитель гольфа. — Не станет Веденеев ради меня одного рисковать.

— Давай не будем торговаться. Ни на улице, ни на лестничной площадке. Только в самой квартире, в соседней комнате. Скажешь даме, что комнату заперли сами хозяева.

— Издеваетесь? На вашего Каланцова я уже насмотрелся. Сколько он там просидит тихо — полчаса в лучшем случае. Потом приспичит: чихнуть или позвонить с докладом. Я бы музыку включил, но ей нравится только тихая, вроде старшего Иглесиаса.

«Ого. Тогда ей слегка за сорок», — невольно прикинул Слепой.

— Может быть, Каланцов засядет в соседней квартире? Я вообще не хочу, чтобы ее кто-то видел.

— Если очень заботишься о своей даме, лучше пока воздержаться от встреч.

— И сколько еще воздерживаться? Вы же знаете женщин, их природа не терпит пустоты. Может, вы сами съездите со мной? — ухватился Денис за спасательный круг.

— Я должен оставаться с большинством.

— У вас бы все четко получилось. Если знать про Каланцова за стенкой, это поломает весь кайф.

Слепой пожал плечами, он не собирался подкреплять свою позицию новыми аргументами.

От чего он сам сейчас способен ловить настоящий кайф? Пожалуй, только от оперной музыки. Надеть наушники, прикрыть глаза. Если бы только выкроить для этого время!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать