Жанр: Боевики » Андрей Воронин » Умереть, чтобы воскреснуть (страница 8)


В отличие от многих сослуживцев Пашутинский не был суеверным человеком. Веденеев никогда бы не представил заранее свое возвращение и отдых.

Володя считал это пустяковыми предрассудками вроде избегания числа тринадцать и черных кошек.

Рассчитавшись с таксистом, он вышел возле аэропорта за сорок минут до начала регистрации. Покатил на колесиках оба своих чемодана по гладкому мраморному полу огромного зала ожидания, где беззвучно охлаждала воздух почти сотня мощных кондиционеров. По множеству телевизоров крутили арабскую музыку. «Татушками» здесь не пахло, столичный аэропорт — витрина страны. Для новостей не настал час, хотя к скупой дневной информации о взрыве наверняка уже приросли довески.

Началась регистрация на берлинский рейс. Пашутинский не спешил вставать в очередь. Он посматривал со стороны, не лезет ли кто-то из будущих пассажиров за документами по неслышному требованию человека в форме или в штатском.

С такими, как Веденеев и Пашутинский, ситуацию проверки в аэропорту отрабатывали давно и многократно. Достаточно было «общего плана», чтобы определить, кто есть кто.

При теперешней ситуации в мире в любом мало-мальски крупном аэропорту хватает и полицейских и замаскированных агентов, которые ежедневно отслеживают ситуацию. Вон один, другой. Не потеют, двигаются без напряга. Все признаки штатного режима.

Благополучно отстояв очередь к стойке, Пашутинский сдал багаж и поискал глазами на табло объявления о начале посадки. И в этот момент периферийным зрением заметил двух людей, которые направлялись прямо к нему. Выражения их лиц свидетельствовали, что это не случайный выбор. «Мы знаем, что ты способен показать зубы, — без слов говорили они Пашутинскому. — Но здесь у нас все схвачено, поэтому лучше не дергайся».

Он и не собирался дергаться. Его выучили, при необходимости подавлять в себе бойцовский инстинкт. Сейчас был именно тот случай: он не имел права выходить из роли мирного человека, сотрудника нефтяной компании. Пока он еще не понимал, каким образом чертовы арабы так быстро на него вышли, но сути дела это не меняло. Они с Веденеевым все сделали как положено, нигде не допустили промашки. Явных улик против них быть не должно.

У него вежливо попросили документы на ломаном английском, так же вежливо попросили на

выход.

— В чем проблема? — поинтересовался Пашутинский с той специфической нервозностью, которую обязан был проявить обычный командированный. — Я здесь уже целый час, почему вы раньше меня не нашли? Прошу вас побыстрей, иначе я опоздаю на самолет. Я уже сдал багаж…

— Багаж у нас, — с жесткой улыбкой сказал сопровождающий по левую руку. — Вам придется задержаться.

— Там документы, содержащие коммерческую тайну. Ваша служба будет нести ответственность.

Пашутинский чувствовал себе дистрибьютором, пытающимся продать незнакомым людям залежалый товар — собственную невиновность.

Впервые в его карьере на горизонте замаячил провал. Но его основательно подготовили к тому, чтобы не испытывать в таких случаях психологических перегрузок.

— Кто вы такие? Предъявите документы!

Игнорируя законное требование, его подвели к машине. Надавили на плечо, заставляя пригнуться и влезть внутрь. Пашутинский с тоской представил, как бы он вмазал сейчас этим двум: два удара — две отключки. Забрал бы пистолет, вышвырнул из машины водилу и погнал бы прочь, сшибая к е.., матери всех на своем пути. Но правила нарушать нельзя, тем более сейчас. Там, в Москве, ему этого не простят.

Только сейчас на заднем сиденье машины его начали обыскивать.

— Что вы вообще ищете? — взвизгнул Пашутинский, как взвизгнула бы какая-нибудь толстозадая штатская крыса, до глубины души возмущенная бесцеремонностью.

У него изъяли бумажник, авторучку, сотовый и даже носовой платок. Следовало немедленно вспомнить о звонке в посольство — Владимир так и сделал. В ответ только кивнули, показывая всем своим видом, что не уполномочены ни удовлетворять просьбы, ни окончательно отказывать.

Когда на запястьях защелкнулись наручники, Пашутинский нервно засмеялся:

— Ну, прямо враг народа. Даже интересно, в чем меня подозревают? У вас вообще принято в таких случаях присутствие адвоката?

Машина тронулась. Пашутинский подозревал, что его чемоданы лежат здесь же, в багажнике.

— Только не вашего, он мне не нужен. Мне нужен человек из российского посольства. Вся эта история — полный идиотизм.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать