Жанр: Русская Классика » Неонилла » Исповедь (страница 10)


В "Старом Симпле", куда они довольно быстро добрались, их уже, действительно, ждали. Герр Гессер и фрау Кюнцер, стоявшая под руку с мужем, разговаривали в холле с фрау Майнкопф. - Мама, какой приятный сюрприз! - целуя старушку в румяную щеку, воскликнул герр Майнкопф. - Да, я решила сегодня побыть с вами, с молодежью. К тому же, я давно не танцевала... - ответила фрау Майнкопф, и повернувшись к Марии, с которой она познакомилась, когда та приезжала работать над редактурой перевода, радостно воскликнула: - Мария, какая ты сегодня потрясающая! Мария, улыбаясь, поцеловала старушку в обе щеки и вернула ей комплимент: - Спасибо, фрау Майнкопф, вы тоже замечательно выглядите... - Прекрати мне льстить, я этого терпеть не могу! - беззлобно оборвала ее та. - В моем возрасте достаточно просто выглядеть, а уж замечательно или нет, это уже не столь важно! Так что не забивай мне голову ложными надеждами. Тут она обратила внимание на стоящего поодаль отца Кирилла, и спросила Марию громким шепотом: - А кто этот молодой красавец? - Мама, позволь тебе представить нашего автора из России - герра Филаретова, - вмешался герр Майнкопф. - Герр Филаретов, это моя драгоценная мама, фрау Майнкопф. Фрау Майнкопф с живым блеском в глазах протянула руку отцу Кириллу. Тот почтительно склонил голову, и, осторожно пожимая ее маленькую руку, сказал: - Счастлив познакомиться с вами, фрау Майнкопф, много наслышан о вас! - Надеюсь, ничего плохого вы обо мне не услышали? - кокетливо спросила старушка. - Как можно! - галантно запротестовал отец Кирилл, и в его темных глазах вспыхнули искорки смеха. - Ах, какой очаровательный мужчина! - восхитилась фрау Майнкопф, беря его под руку. - Сделайте одолжение старухе, проводите меня в зал - хочу вновь почувствовать, каково это идти рядом с красивым молодым человеком! "Попался наш автор!" - с доброй иронией усмехнулся герр Майнкопф, указывая Марии взглядом на парочку, идущую впереди, и тут же галантно предложил ей собственную руку. Мария улыбнулась: "Что мать, что сын - два сапога - пара", и взяв герра Майнкопфа под руку, подстроилась под его широкий шаг, торжественно входя с ним в зал. - По-моему, мы выглядим просто замечательно, - склонившись к Марии, сказал ей на ухо герр Майнкопф.

Вечеринка была в самом разгаре, когда к Марии, запыхавшейся от танцев с герром Майнкопфом, подошел отец Кирилл, оторвавшийся, наконец, от монополизировавшей его фрау Майнкопф. - Утомила вас фрау Майнкопф? - тепло улыбнувшись отцу Кириллу, спросила его Мария. - Да нет, что ты, она чудная старушка! - возразил отец Кирилл. - Мы с ней очень интересно побеседовали. Она, оказывается, была в Москве в 1963 году, приезжала с делегацией медиков, много любопытного рассказала о своих впечатлениях... Кстати, - отец Кирилл сделал паузу, - мне показалось, что она очень рассчитывает на то, что ты сменишь свою фамилию на немецкую... - В каком смысле? - не поняла Мария. - В смысле, что станешь ее тезкой... Мария недоуменно воззрилась на него. - Ну... станешь еще одной фрау Майнкопф... - уже смущенно пояснил отец Кирилл. - Что?! - ошарашенно воскликнула Мария и испуганно оглянулась туда, где сидела мать герра Майнкопфа. - Она хочет, чтобы я вышла замуж за ее сына? - Да... А что, тебе такая мысль не приходила в голову? - Какая мысль: выйти замуж за герра Майнкопфа или что его мать хочет, чтобы я за него вышла? - напрягшимся голосом спросила Мария. - Выйти замуж за герра Майнкопфа... Он ведь, кажется, очень тебе симпатизирует... - не глядя на нее, пояснил отец Кирилл. Мария молча смотрела на него с побледневшим лицом. Отец Кирилл, не услышав ее ответа, повернулся к ней и тут же испуганно привстал: - Мария, что ты?! Она прикрыла глаза, чувствуя, как резкая боль сжимает ее грудь. "О чем он говорит? - потрясенно думала она про себя. - Какое замужество, какие симпатии?! Господи, он что, слепой совсем, ничего не понимает?! О Боже, куда же мне сбежать, я не хочу, чтобы он видел, как я плачу..." Она резко встала, но, покачнувшись, ухватилась за край столика, сбив рукой на пол фужер с вином. Звон разбившегося стекла, казалось, прокатился по всему залу. Отец Кирилл мгновенно подхватил Марию и прижал ее к себе, крепко обняв ее за талию. Тут же подбежал обеспокоенный герр Майнкопф, и, бросив настороженный взгляд на отца Кирилла, спросил: - Мария, что случилось, дорогая? - Ей стало нехорошо, - ответил за нее все еще поддерживающий Марию отец Кирилл. - Она, наверное, переволновалась и устала. Я, пожалуй, отвезу ее домой. - Да, да, конечно. Я сейчас вызову водителя, - заторопился герр Майнкопф. Мария, немного пришедшая в себя, тихо запротестовала: - Ничего не надо, у меня своя машина, я прекрасно смогу доехать сама. - Фройляйн Мария, не спорьте, вы не в том состоянии, чтобы садиться за руль, - твердо возразил ей герр Майнкопф, и, уходя, добавил, улыбнувшись ей своей обычной лукавой улыбкой: - К тому же мы с вами изрядно выпили! - Ну да, целый бочонок! - слабо улыбнулась ему в ответ Мария, и потихоньку попыталась отодвинуться от крепко держащего ее отца Кирилла. Тот тихо сказал ей: - Сядь, Мария. Я тебя сейчас отвезу домой, а пока посиди спокойно. Мария молча подчинилась, и, опустившись на стул, обвела взглядом зал. К их столику уже спешил официант, чтобы убрать осколки стекла. А посетители, на время привлеченные инцидентом, уже вернулись к своим прежним занятиям. "Все зря... - с тоской думала Мария. - Господи, на что я надеялась?! Он ведь ясно дал понять в прошлый раз, что у нас не может быть общего будущего..." В это время к ней подошла фрау Майнкопф, которая не сразу поняла, что произошло, и теперь обеспокоенно взяла Марию за руку, проверяя ее пульс выработавшимся за долгие годы практики движением. Присевшая рядом с Марией фрау Кюнцер, не зная, чем помочь, неожиданно ласково погладила Марию по плечу, чем окончательно добила ее. Слезы потоком хлынули у нее из глаз. Отец Кирилл с окаменевшим лицом сел рядом и взял ее за руку, слегка отодвинув фрау Майнкопф. - Ничего, ничего, герр Филаретов, не волнуйтесь, это бывает, - бросив на него проницательный взгляд, попыталась успокоить его фрау Майнкопф. - У Марии сегодня был насыщенный день, ей просто нужно поспать, и все будет хорошо. Вытащив из сумочки какую-то пилюлю,

она плеснула в бокал минеральной воды и подала его Марии. Та, послушно положив в рот лекарство, запила его, несколько раз стукнув зубами о край бокала. Тут вернулся герр Майнкопф, и, увидев Марию в слезах, с каким-то ставшим сразу беспомощным выражением лица сообщил, что водитель ждет. - А моя машина? - вытирая слезы, спросила его Мария, и встала. Отец Кирилл тоже поднялся, и, поддерживая ее под руку, повел к выходу. - Водитель отвезет вас на вашей машине и поставит ее в гараж, а потом вернется сюда на такси, - успокоил ее герр Майнкопф, следуя за ними. - Прошу у всех прощения, за то, что испортила вам вечер, - повернулась Мария к провожавшим ее сотрудникам издательства и гостям, и улыбнулась, смущенно опуская заплаканные глаза. - Фройляйн Мария, даже не думайте об этом! - возмутился герр Майнкопф. Мы провели сегодня чудесный день и чудесный вечер. Думаю, что выражу общее мнение, сказав, что мы вас очень полюбили за время нашего общения, и нас больше волнует ваше самочувствие, чем возможность беззаботно потанцевать лишний час. Так что отправляйтесь отдыхать, а завтра мы вас ждем в издательстве, свежую и жизнерадостную, как всегда. И за нас не беспокойтесь, мы сейчас еще вернемся к столу и выпьем за ваше здоровье, да, друзья? Все подтверждающе заулыбались и закивали. Попрощавшись со всеми, Мария и отец Кирилл вышли на улицу, где у уже распахнутой дверцы машины, стоял на вытяжку водитель герра Майнкопфа. Сев в машину, Мария назвала ему адрес, и, устало откинувшись на спинку сидения, закрыла глаза, под которыми тут же залегли тени. Сидевший рядом с Марией отец Кирилл, посмотрел на нее, собираясь что-то сказать, но, увидев ее состояние, промолчал. Так и провели они в молчании всю дорогу до самого дома Марии. Отцу Кириллу даже показалось, что Мария по пути задремала. Но когда машина въехала в подземный гараж, Мария тут же открыла глаза и указала водителю место парковки. Выйдя из машины, Мария, забрав у водителя ключи, поблагодарила его, а потом молча повернулась и пошла к лифту. Отец Кирилл последовал за ней и снова взял ее под руку. Она попыталась отстраниться, и, перейдя на русский язык, сказала: - Спасибо, отец Кирилл, не нужно больше меня поддерживать, мне уже лучше. - Не глупи, - тихо попросил он, - ты вся зеленая. В лифте Мария молча стояла рядом с отцом Кириллом, чувствуя его пальцы на своем локте, и не отводила взгляда от панели, на которой зажигались огоньки на цифрах этажей по мере того, как они поднимались. "Все напрасно, все напрасно, все напрасно", - билась мысль в ее голове в такт зажигавшимся огонькам, и глухая, черная безнадежность наваливалась на нее, заставляя опустить плечи и сжимая сердце в невыразимой тоске. Поднявшись на ее этаж, они вышли. Мария молча открыла дверь, и, войдя в холл, зажгла свет. Не снимая плаща, она прошла в гостиную и села на диван. Отец Кирилл постоял у порога, а потом, прикрыв входную дверь, тихо последовал за ней. Мария сидела на диване в гостиной, положив сцепленные руки на колени, и, ссутулившись, раскачивалась взад-вперед. - Мария... - тихо позвал он. Она подняла на него глаза. - Как ты, тебе лучше?.. - спросил отец Кирилл. Мария, вздохнув, прикрыла руками лицо, и, потерев пальцами лоб, спросила его устало: - Вы зачем сюда приехали, отец Кирилл? - Куда сюда? - переспросил он. - Сейчас, сюда, в эту квартиру... - Чтобы убедиться, что ты благополучно добралась, - ответил он, и, подойдя к дивану, сел с ней рядом. - Я добралась благополучно, - сказала она каким-то неживым голосом и подняла на него глаза, полные такой боли, что у него даже перехватило дыхание. Замерев, он несколько долгих секунд смотрел ей в глаза, а потом, решившись, тихо промолвил: - Я к тебе приехал, Машенька... Я и в Германию ехал к тебе... Марии показалось, что у нее остановилось сердце. - Ко мне?.. - повторила она, и слезы неудержимо потекли по ее лицу. Отец Кирилл обнял ее и прижал к себе. - Откуда вы узнали? Борис сказал? - едва слышно спросила она, утыкаясь носом ему в грудь, и не в силах остановить текущие по щекам слезы, вдыхала его знакомый запах, который она помнила все эти долгие месяцы. Отец Кирилл, успокаивающе поглаживая ее по голове, помолчал, раздумывая, рассказывать ли ей сейчас о подозрениях, которые у него возникли сразу же, как только Борис приехал к нему с неожиданным предложением об издании в Германии, ведь идею перевода его книги впервые высказала именно Мария. Да и куча заграничных подарков, которые Борис тогда привез, тоже сразу же напомнила Марию с ее подходом баловать детей в детстве. А потом была еще масса других моментов: схожесть псевдонимов, переводческая работа Марии с ее частыми зарубежными командировками, таинственность Бориса, когда он, конспирируясь, закрывал дверь, прежде чем позвонить, чего раньше не делал при отце Кирилле... В довершении ко всему, отец Кирилл получил банальное подтверждение, увидев высветившийся номер телефона Марии на определителе Бориса... - Нет, Боря молчал, как партизан, просто конспираторы из вас неважные... наконец, ответил отец Кирилл, улыбнувшись. - Я этого и боялась... - прошептала Мария и прижалась щекой к его груди, обнимая его и стараясь запомнить эти мгновения навсегда. Отец Кирилл вздрогнул от ее ласки, и, помолчав, спросил ее странно севшим голосом: - Ты помнишь, о чем ты меня тогда просила? Она, боясь ошибиться, но, уже замирая от ошеломляющего предчувствия, спросила его: - О чем? - Ты просила поцеловать тебя... - Я просила не только об этом... - выдохнула она, и услышала, как его сердце в ответ на ее слова пропустило удар, а потом забилось в груди с удвоенной силой. - Я помню, - тихо сказал он, - но все должно быть по порядку... Он поднял ее лицо, трепетно прикоснувшись теплыми пальцами к ее подбородку, и склонился к ее губам.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать