Жанр: История » Владимир Николаев » Испытание (страница 4)


- Прощайте, товарищи, - произнес Алексей и склонил голову.

* * *

В наследство ему достались два ватника, две шапки, три пары сапог, стеганые теплые брюки и разная мелочь: моток линя, перочинный ножик с двумя лезвиями, две расчески, носовой платок, огрызок карандаша, мятая пачка папирос, которая ему, некурящему, была совсем ни к чему, и початый коробок спичек. Нашлось кое-что из съестного, но совсем мало: несколько сухарей, на камбузе всегда сушили зачерствевший хлеб, моряки очень любили грызть сухари, как дома любили грызть семечки, которых в Арктике, понятно, нет. Еще Алексей обнаружил в кармане ватника ломоть хлеба, видимо, припасенный для того, чтобы кормить чаек или других птиц, которые время от времени попадались в пути и охотно вились по бортам и за кормой, когда их угощали.

В корме лежал еще деревянный самодельный баул с висячим замочком. Теперь таких и не встретишь, каждый отправляется в дорогу с чемоданом, купленным в магазине. А еще несколько лет назад многие сами ладили сундучки и баулы. Особенно сезонники и завербованные на стройки. Многого тогда не хватало. Но на нехватки в ту пору не принято было обращать внимание - нет, что делать, и так обойдемся. И обходились, что-то ладили сами, приспосабливали то, что можно было приспособить.

Баул хоть и невелик, а увесист, значит, не пустой. Открывать его Алексей пока не стал - успеется.

Баул, должно быть, принадлежал кому-то из плотников, которым предстояло работать на зимовках. Может быть, одному из тех, кто лежал рядом с Юркой.

Еще Алексей нашел две иголки, обмотанные одна белой, другая черной нитками. Они были воткнуты в полу ватника. А в кармане бушлата оказался карандаш, блокнотик, бинт и клочок ваты.

Но всего этого было мало, ничтожно мало, и с этим малым предстояло Алексею Башилову жить на острове.

А сколько тут придется пробыть, он даже приблизительно предположить не мог. И как жить на голом арктическом острове, где, кроме холодного галечника, ничего нет?..

Но он вымотался до изнеможения, и как только улегся в шлюпку, укрылся теплым ватником, тут же заснул.

* * *

Проснувшись, Алексей не сразу понял, где находится и что с ним. День, как вчера, выдался погожий. Радостно светило успевшее подняться солнышко, зеркальная поверхность моря отражала небесную голубизну. Все казалось умиротворенным и тихим.

"Что же дальше? Что же дальше? - подумал Алексей, глядя на скудную еду. - Что же, значит, ложись и помирай?"

И как только произнес это, все в нем вдруг взбунтовалось, запротестовало самым яростным образом, все, что еще хотело жить, хранило какой-то запас жизненных сил.

- Нет, нет, только не покориться! Жить, жить, стоять до последнего! Эх ты, помор?! - сказал Алексей с беспощадным презрением, с каким всегда относился к любому проявлению малодушия.

И это пробудило в нем трезвую мысль: ведь его же будут искать. Не могут не искать. Не его именно, а пропавших. Погиб целый пароход, больше ста человек...

Алексею вспомнилось, что на его недолгом полярном веку не раз случалось, когда на поиски одного пропавшего снаряжали экспедиции, отправляли санные упряжки, поднимали в небо самолеты, сворачивали с курса суда.

А челюскинцы? Их же спасала, можно сказать, вся страна. Алексей учился тогда в школе, но, как и все, старался не пропустить ни одной весточки по радио, читал газеты и жадно смотрел кадры кинохроники.

При одном этом воспоминании на сердце сделалось светлее. Но только на малое мгновение, ибо сразу же явилась охладившая мысль: то было мирное время, а сейчас война...

Но и на это нашлось возражение: ну и что же, что война? Искать будут, непременно будут. Меньшими силами, но будут. Значит, надо держаться.

А сколько держаться? Поиски в Арктике сопряжены с огромными трудностями - так велики ее просторы и так ничтожно мал затерявшийся в ней человек.

И долго ли простоит благоприятная для поисков погода? Редки, очень редки здесь погожие дни даже в самое лучшее время года. Больше всего хороших дней, к счастью, выдается именно в эту пору. Но раз на раз не приходится. И в августе может разгуляться такое ненастье, как и в самое гиблое время года - задождит, а то и завьюжит. Чего-чего, а ненастья и туманов в этом краю с избытком...

А держаться необходимо. И для этого в первую очередь нужны еда и тепло. Насчет еды на голом острове не расстараешься. Но ходившие в студеные моря поморы не раз попадали в беду, голодали, случалось, месяцами, а выживали и спасались. Такое бывало не раз. А он, Алексей Башилов, разве не поморского рода?.. Одет он тепло и про запас кое-какая одежа-обужа имеется, спички есть и для костра кое-что собрано. Еще вчера, когда выходил в море хоронить товарищей, видел достаточно плавающих обломков. Сейчас ругнул себя за то, что ничего не подобрал. Теперь наверстывай упущенное.

Алексей подкрепился самую малость, еду надо строго экономить, столкнул на воду шлюпку и вышел в море.

* * *

На воде невдалеке от берега плавали доски, куски деревянных переборок от разнесенных вражескими снарядами палубных надстроек, бревна избы, которую везли на одну из зимовок.

Все это представляло для Алексея огромную ценность: часть могла сгодиться на топливо, а из бревен, возможно, придется собирать какое-никакое жилье, чтобы было, где укрыться в непогоду.

Раз за разом он гонял шлюпку, стараясь нагрузить как можно

больше. На берегу росла горка подобранного в море.

В спешке Алексей слишком близко к воде сложил привезенное за два первых рейса. Пришлось переносить на новое место. Досадно, но что делать.

Временами силы покидали его, но передохнуть позволял себе самую малость. В первую очередь он вылавливал бревна, они представляли для него самую большую ценность. В один из рейсов Алексею особенно повезло: он подобрал трехметровый обломок мачты. В другой раз приметил на голубой глади (как только углядел!) полированную дверь, совершенно целую, вырванную, вероятно, вместе с коробкой взрывной волной.

Раза два показалось, что с неба доносится слабый гул самолета. Алексей тут же переставал грести, замирал, напрягая слух в надежде, что звук усилится. До рези в глазах вглядывался в бескрайние просторы белесого неба. Но ни увидеть, ни расслышать ничего не удавалось. Может, то был и не самолет вовсе, а просто звенело в ушах?

Алексей трудился до позднего вечера. Уже густела тьма, а он все подбирал и подбирал то, что мог углядеть на подкрашенной зарей розовой воде. И только когда начала гаснуть последняя полоска на западе, выбиваясь из последних сил, едва смог выгрести на мель груженую посудину, бросил кошку* на берег, а разгружать уже не было мочи, повалился, надеясь, что тут же и заснет как убитый.

_______________

* К о ш к а - маленький якорь.

Но на этот раз сон, как на грех, и не шел. Такое с ним случилось впервые. До сих пор не знал, что такое бессонница. Обычно наработавшись как следует, засыпал мгновенно и спал долго без просыпу, случалось, что и снов не видел.

А тут все тело ломило, голова гудела. Алексей старался не обращать на это внимания, усиленно жмурил глаза, угревался под ватником и приказывал себе: спать, спать! А сон не шел, хоть ты что.

Он ворочался на своем жестком ложе, приноравливаясь принять более удобное положение. Ему на этот раз мешала любая мелочь, даже равномерное ласковое поплескивание воды по корме и бортам, которого он до сих пор и не замечал, сделалось несносным.

Измаявшись, он сбросил с лица ватник, открыл глаза и со злостью подумал: раз не спится, так и не надо. В недоступной вышине светилось великое множество звезд, и, похоже, они нисколько не интересовались тем, что творится на маленькой голубой планете. А на ней происходило нечто страшное и несуразное. В смертельной схватке люди беспощадно калечили и убивали друг друга, жгли села и города, стреляли из винтовок, автоматов и пулеметов, палили из артиллерийских стволов разных калибров, жгли все, что можно было спалить, даже и саму землю, бомбили самым беспощадным образом с воздуха... Словом, совершали то, что сами же называли безумием.

И то, что сейчас происходит с ним и что случилось с людьми и пароходом, на котором он плавал, всего лишь одно из проявлений этого страшного безумия...

* * *

На другой день Алексей был совершенно разбит. Хотелось одного: лежать и не двигаться, дать себе полный покой.

Но в любой момент мог задуть ветер, поднимется волнение, а то и шторм. Нельзя терять ни минуты.

А за работу приниматься невмоготу. Алексей решил пока осмотреть шлюпку. Ему здорово повезло с легкой и ладной шлюпкой-шестеркой, с которой можно и в одиночку управиться, если поднатужиться, то и на берег вытянуть, так и так жить-то на берегу придется. И посудина в исправности, вроде и не пробита, на корме черпак в целости, и якорь, и весла. Хоть в этом повезло.

Да, еще должен быть и неприкосновенный запас. В воздушных ящиках* на случай аварии всегда хранилось определенное количество продовольствия - и немалое! - в бочках-анкерках питьевая вода, теплые вещи, одеяла, парус.

_______________

* Воздушные ящики по бортам обеспечивают повышенную плавучесть

шлюпок.

Как это до сих пор в голову не пришло осмотреть шлюпку? Вот растяпа! Да растяпа ли? Что в шлюпке, то твое, никуда не денется. А вот что в море, то еще добыть надо. И поскорее. Упустишь - не вернешь.

И сейчас не стоило тратить на осмотр время. Но интересно, на что можно рассчитывать. Может, от этого НЗ жизнь сейчас больше зависит, чем от того, что еще подберешь в море.

В воздушных ящиках оказались жестянки с галетами и сухарями. Правда, жестянок было мало, к тому же некоторые неполные. Сухих галет и сухарей набралось килограммов с десять, а может, и больше, но никак не меньше. Сгущенного молока семнадцать банок. Нашел Алексей еще топор, одеяла, рукавицы, аптечку и полотнище паруса.

Теперь жить можно!

И устроил пир горой: вскрыл банку сгущенки и с галетами, с сухарями съел чуть ли не всю.

И вдруг спохватился: что же я делаю? Неизвестно, сколько еще ждать спасения. Неделю, дней десять, а возможно, и месяц? На неделю всего с избытком, и на полмесяца достаточно, а ну как месяц или больше?

- Нет, так нельзя.

Запасы не казались уже столь большими, как в первую минуту, экономить самым жестоким образом придется. Жить впроголодь. Иначе пропадешь.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать