Жанр: История » Владимир Николаев » Испытание (страница 5)


Алексей досуха вычерпал в шлюпке воду и вышел в море.

Крупные обломки теперь попадались редко, течение на отмели все же кое-что утягивало, да и до этого он порядочно подобрал. Но для костра все сгодится. И он старательно подбирал каждый обломок, каждую дощечку.

И вдруг Алексей заметил едва возвышающийся над водой непонятный предмет.

Когда шлюпка подошла совсем близко, Алексей увидел на обломке доски собаку. Учуяв приближение человека, она взволновалась, жалобно заскулила. Это была Найда, общая любимица экипажа. Вряд ли найдется на флоте судно, на котором не держали бы собаки. И это непременно самая обыкновенная дворняга, общительная и сообразительная.

Алексей подошел вплотную, собака могла единым махом прыгнуть в шлюпку.

- Прыгай, глупая, прыгай, - подбодрил Алексей.

Найда нетерпеливо тыкалась из стороны в сторону, а с места не двигалась и жалобно скулила.

Алексей понял, что собака слепа. Он осторожно взял ее, Найда отчаянно завизжала. Она не только ослепла, на холке сожжена шерсть, на лапах запекшиеся раны.

* * *

- Вот тебе, Робинзон, и Пятница, - проговорил Алексей, опуская собаку на землю.

Найда обнюхала гальку, сделала несколько шагов и свернулась клубком.

Вечерело, в море больше идти нет смысла. Да и сил не осталось. Придется устраиваться на жительство как следует, теперь не один, есть о ком заботиться. Алексей принялся разгружать шлюпку.

Пора устраиваться на ночь, вон и Найда нос прикрыла хвостом, спит. Не худо бы и подкрепиться, ведь с утра не ел. Но Алексею хотелось только пить. При осмотре шлюпки он сначала не заметил, что ни дубовых, ни металлических анкерков с питьевой водой, которые входили в состав неприкосновенного запаса, не было. Анкерки должны быть принайтованы к банкам или к бортам, не заметить их невозможно. Но их нет. Вот уж действительно ты от горя бегом, а оно навстречу тебе передом.

Где же взять воды? Море, а пить нечего. Алексей решил прополоскать рот морской водой - все легче будет. Зачерпнул ладонью чистую прозрачную воду и, не удержался, проглотил. Его тут же вырвало.

В бессилии он опустился рядом с собакой. Та даже не шевельнулась. "Уж не подохла ли?" Потрогал - теплая.

В полярных плаваниях не раз заходил разговор о том, кто в какие переделки попадал. В Арктике это одна из излюбленных тем. Именно здесь человека чуть не на каждом шагу подстерегают опасности. И как вести себя в критических ситуациях, полярнику знать насущно необходимо.

Алексею припомнилось, как однажды зашла речь о том, без чего человеку всего труднее. В первую очередь, понятно, без воздуха. А потом? Одни говорили, что без еды, другие уверяли - без питья. Судовой врач прекратил их спор:

- Без пищи можно продержаться месяц и даже больше. А без воды только четверо суток.

Да, без воды хана. И чтобы не думать о ней, Алексей стал вспоминать Архангельск. Тихую улицу в Соломбале, ветхий двухэтажный домик в глубине мощенного булыжником двора. В зимнее время это было излюбленное место забав детворы. А летом гоняли по улице, пропитанной спиртовым запахом прелых опилок, или пропадали на Двине. И увиделась полноводная синяя река в золотых солнечных блестках. Пей сколько душе угодно!

И оттого, что с необыкновенной ясностью представил так много воды, которую можно было пить, вода в Двине чистая и вкусная, ему сделалось нехорошо.

О чем бы таком думать, чтобы не вспоминать о воде?

Память упорно тянула в родные места, все в тот же Архангельск. В квартиру на второй этаж вела деревянная скрипучая лестница. Взбежишь по ней, потянешь за веревку, она прибита вместо металлической магазинной ручки, толкнешь массивную обитую черной старой клеенкой дверь, и ты - в просторной общей кухне. Там почему-то всегда подтекал кран. Его чинили-чинили, а он подтекал. Сам Алексей, когда подрос, не раз менял прокладку. Сколько же из него воды утекло!

Бывало, прибежишь запаленный с улицы и сразу под кран - и пьешь, пьешь. Вода льется по подбородку, по груди. Рубаха вся мокрая, от матери потом влетит, а ты все пьешь, вода льется и льется...

Получается, ни о чем другом, кроме воды, он сейчас думать не может. Вообще-то в Арктике мудрено погибнуть от жажды. Влагой, даже пресной, она богата. Снегу и льда в избытке. Это ему не повезло - оказался на таком островке, где нет скал, а на них-то и держится почти всегда снег и лед. И погода, как на грех, выдалась сухая и теплая, радоваться надо. А ему дождь со снегом подавай. Чего-чего, ненастья долго ждать не придется; день-другой, и погода переменится. Перебиться бы только сейчас. А как? Лучше пока не думать о воде. Для этого надо чем-то занять себя.

Алексей решил посмотреть, что в бауле. Сбить легкий замок не составляло труда. Первое, что он достал, был свитер из верблюжьей шерсти мечта всякого полярника. Затем пара чистого исподнего белья, зеленая сатиновая рубашка. Алексей поразился: рубашки шили обычно из синего сатина и больше даже из черного - практичнее, а тут зеленая. Нашлись в бауле две пары шерстяных носков, кожаные рукавицы на меху, шерстяной подшлемник, вафельное полотенце, эмалированная кружка - совсем новая, ни царапинки.

А на самом дне - два куска душистого земляничного мыла, безопасная бритва, складное зеркало, помазок, мочалка и плоский электрический фонарик с запасной батарейкой.

В обычных условиях все это необходимые вещи. А здесь? На что ему складное зеркальце, помазок,

бритва и даже электрический фонарик?

Пить хотелось нестерпимо. Алексей встал и пошел, сам не зная куда. Оскальзываясь на гальке, он вдруг заметил, что под серыми камешками лежат темные, запотелые. А что, если пососать гальку? Выбрал ту, что, казалось, запотела побольше. Ощутил лишь солоноватую прохладу.

Впереди возвышались два каменных холмика. А ведь в углублениях на камнях может сохраниться немного дождевой воды. И в самом деле, очень скоро нашел небольшое углубление в камне, где скопилась прозрачнейшая вода с щепоткой земли на дне. На другом холме ему повезло больше: нашел сразу три каменные чаши. Две такие, что из них можно было черпать кружкой. А третья мелка, воды в ней было немного. Он и ее выпил.

На долю Алексея, как и многих его сверстников, выпало не слишком сытое детство. Голодать не голодали, а впроголодь жить приходилось. И нередко, когда нужда заставляла потуже затягивать пояс, находились шутники, говорившие:

- Пей больше. Наукой доказано, ведро воды по питательности заменяет грамм масла.

Ерунда! Как только напился вдоволь, сразу же появился зверский аппетит. Алексей достал из кармана сухарь, размочил его тут же в каменной чаше и во рту ощутил такой чудесный аромат хлеба, что показалось, давно ничего вкуснее и не пробовал.

Алексей обследовал оба холма, воды в углублениях мало, от силы полторы-две кружки наберется. Сейчас для него вода ценнее еды. Придется собрать то, что есть, до капли. Для этого сгодится одна из жестянок из-под галет. Жаль, что не захватил с собой даже кружку. Придется возвращаться.

Шел и грыз сухари, с наслаждением размалывая их крепкими зубами.

* * *

Странно ведет себя собака. Исхудала, ребра выпирают, а есть не просит. Алексей развел костерок, нагрел в кружке немного воды, размочил зачерствевший хлеб, полил сгущенкой, положил на дощечку и дал Найде. Собака понюхала и отвернулась, положив морду на лапы.

- Что же ты, дурочка, не будешь есть, околеешь, - Алексей опять подвинул ей еду.

Найда только лизнула разок-другой и легла, прикрыв нос хвостом.

- Что же ты, Пятница? Нет, определенно, ты не Пятница и я не Робинзон, им и не снилось то, что нам с тобой выпало...

Когда в школе Алексей зачитывался переходившей из рук в руки книгой "Робинзон Крузо", то всей душой сочувствовал ее герою, восхищался его мужеством и тем, как здорово он устроился на необитаемом острове. А сейчас охотно бы поменялся местами.

С какой стороны ни подойти, Робинзону было куда легче. Начать с того, что оказался на теплом острове. Круглый год лето. И корабль после крушения выбросило на мель поблизости. А в трюмах полно всего - и продовольствия, и одежды, и даже ружья и порох. И пресной воды сколько угодно. Помнится, даже и вино было.

На таких запасах можно годы жить. И на острове всего в избытке можно было охотиться на диких коз и еще какую-то живность. Ко всему остров еще и лесистый. За бревнами не приходилось гоняться по морю, вали деревья и строй что хочешь.

Был бы здесь лес - и горя мало. На всю Арктику не то что дерева - ни одного кустика. В лесу и ягоды, и грибы, и съедобные коренья, травы всякие. Даже хвоей можно питаться. А тут ни травинки, одна холодная галька.

Алексей вспомнил, как Робинзон развел целый огород, выращивал овощи и даже ячмень. Была у него в хозяйстве и коза. Каждый день свежее молочко. Житуха что надо... И еще Пятница для компании. Было с кем и душу отвести.

- Нет, определенно я не Робинзон, а ты не Пятница, - вздохнул Алексей. - Но держаться надо. Будем держаться.

* * *

На другой день посвежело. Подул ветер, на море заходила волна. Заметно похолодало. Погода портилась, вот-вот мог разыграться шторм. Тогда в море не выйдешь. А в море еще кое-что можно подобрать. Одних шлюпок на пароходе сколько висело по каждому борту. Неужели все разбили фашисты? Наверняка нет. Так что в море не только обломки плавают.

И Алексей поспешил столкнуть шлюпку. Грести сегодня было труднее, но он упорно работал. Сначала попадались лишь мелкие обломки. И ими пренебрегать нерасчетливо.

Время от времени оглядывал водную гладь до самого горизонта. Однажды он увидел в серой дали что-то похожее на пароход. С трудом различались и корпус, и мачты, и даже труба, только дым из нее почему-то не валил. А этого быть не могло, потому что уже давно топки на судах не знали хорошего угля. Тот, что был в бункерах, горел плохо, и потому за каждым судном непременно вился густой шлейф черного дыма. По этому шлейфу Алексей и пытался углядеть судно. Но дыма как раз и не было. Значит, привиделось.

И все равно время от времени он переставал грести, снова и снова оглядывал горизонт: а вдруг все же покажется проходящее судно? Тогда конец всем мучениям, тогда он спасен...

Но не так часто тут ходят суда. А если и появится какой пароход, то как дать знать о себе? Ведь только в бинокль можно увидеть плавающую возле берега шлюпку. А в бинокль даже штурманы смотрят не часто, лишь когда что-то привлечет внимание.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать