Жанр: Научная Фантастика » Юрий Нестеренко » Notes (страница 1)


Нестеренко Юрий

Notes

Юрий Нестеренко

Notes

(начаты в 1991 г.)

*

...Воспользовавшись политической неразберихой, группа заговорщиков, возглавляемая представителями привилегированных слоев и военных, предприняла попытку свержения законной власти. Для этой цели заговорщики вывели на улицы столицы войска и направили их к зданию высшего органа российской власти. При этом мятежники прикрывались лозунгом защиты закона, якобы попиравшегося тогдашними властными структурами, хотя цели их были совершенно иными. Из-за плохой организации переворота войска не пошли на штурм сразу же, что в значительной мере обусловило провал путча.

Это не о ГКЧП. Это о восстании 14 декабря 1825 года.

*

Менее всего человек склонен прощать другим людям свое в них разочарование. Поэтому, в частности, предательство всегда считалось тяжелейшим преступлением.

*

Один романтический герой, находясь в нетрезвом состоянии, провозгласил: "Любовь - это лотерея, где выигравшему достается смерть". Это, разумеется, чушь - впрочем, что еще ждать от романтического героя? Если уж прибегать к метафорам, то любовь - это соревнование, в котором выигрывает тот, кто раньше сходит с дистанции. С этой точки зрения, всегда в выигрыше тот, кто не бежит вовсе.

*

В стихосложении есть нечто мазохистское. Свободная мысль втискивается в прокрустово ложе рифмы и размера. Более того: поэт, желая блеснуть мастерством, изобретает особо сложные формы, накладывает дополнительные ограничения. Воистину, поэт получает удовольствие от преодоления тех трудностей, которые сам же и создал.

A propos: недаром поэты уделяют столько внимания любви - это тоже область, где люди сами себе создают трудности и нагромождают сложности там, где их нет.

*

О большинстве сентиментальных творений можно сказать так: это произведения, созданные идиотами об идиотах для идиотов.

*

О пороке без стеснения говорят две категории людей: те, кто глубоко привержен пороку, и те, кто глубоко презирает его. И тем, и другим нечего стыдиться.

*

Изучая историю, постоянно сталкиваешься с ситуациями, когда из двух противоборствующих сторон одна делает все возможное, чтобы загнать себя в угол, а другая прилагает все силы, чтобы этим не воспользоваться.

*

Созданием честного бизнеса у нас заняты люди, знакомые лишь с 3 способами добычи денег: грабежом, воровством и мошенничеством.

*

Буковский прав, говоря, что самое паскудное время дня - это утро, особенно зимнее. Правда, он имел в виду тюремное утро; но если Гамлет считал, что вся Дания - тюрьма, то для России это тем более верно.

*

Несовершенство русского языка приводит порой к любопытным казусам. Например, много лет люди повторяют фразу "добро побеждает зло", не задумываясь над ее двусмысленностью. В самом деле, где здесь подлежащее? Кто кого побеждает?

*

Современный разговор русских интеллигентов: как пишется слово "говно"? Через "о", Ленин писал через "о". Но откуда он знал, что так правильно? Постойте, это слово никогда не было литературным, ergo, не писалось. Тот, кто первым ввел его в письменную речь, и определил по праву его написание. Спасибо товарищу Ленину за вклад в русскую орфографию.

*

Государственный переворот относится к числу тех преступлений, которые наказываются только в том случае, если не осуществляются. A propos, в древней Спарте родители били детей, пойманных на воровстве - не за то, что украл, а за то, что попался.

*

История не прощает цареубийств: Кромвель был воздаянием за Карла, Робеспьер - за Людовика, Гришка Отрепьев - за Димитрия, Пугачев - за Петра III. За самое же страшное из цареубийств Россия расплачивается до сих пор.

*

В наше время засилья рекламы не следует забывать, что изобретателем рекламы был дьявол, сбывший яблоко Адаму и Еве. Известно, чем это закончилось.

*

Старый способ борьбы с крысами на корабле: ловят нескольких и помещают в клетку. Между ними начинается жестокая борьба, в которой выживает сильнейшая. Ее выпускают, и она убивает всех остальных, оставшихся на воле.

Теперь на волю выпустили советского человека. Бедный Запад!

*

Рассуждение одного знакомого: "Я родился в год Собаки под созвездием Девы. Выходит, я - сука?"

*

Несуразности России начинаются с ее геополитического положения. Ни то, ни се; ни Восток, ни Запад; недоразумение глобального масштаба, всемирно-исторический казус. Эта раздвоенность, наиболее явно оформившаяся в виде борьбы славянофилов и западников, видна во всем: в двух головах орла, отвернувшихся друг от друга, в двух столицах, в двуличии внешней и особенно внутренней политики. Характерно, что ни Восток, ни Запад никогда не тянулись за Россией, не считали ее образцом для подражания; Россия же, напротив, силится подражать то тому, то другому. Все разговоры о русской идее, о всемирно-исторической миссии России есть проявление комплекса неполноценности целого народа. Россию боятся, но не уважают; так люди относились бы к динозаврам. Эта страна-переросток разделит участь всех динозавров. Торжество западной культуры - это Америка, торжество восточной - Япония; между этими двумя пиками - огромная потенциальная яма, это и есть Россия.

*

Нет ничего интересней патологии. Норма скучна и неинформативна в силу того, что она - норма. Патология же во всем ее многообразии (и частный ее случай - агония) есть, в частности,

основной объект литературы. Восстановление нормы - happy end - не только неминуемо вынуждает заканчивать сюжет, но и снижает его достоинства. Гораздо больший интерес представляют сюжеты, кончающиеся торжеством патологии. Русское общество - общество глубоко патологическое - внесло поэтому столь существенный вклад в мировую литературу. Впрочем, патология полностью теряет свои достоинства, когда ее начинают описывать, как норму; поэтому столь скучна и бездарна литература соцреализма.

*

Коллективный разум всегда слабее разума индивидов, составляющих коллектив. Поэтому, в частности, на уровне наций мы имеем дело с малыми детьми, а на уровне человечества - с абсолютным кретином.

*

Большевики победили потому, что на их стороне были законы истории. Законы истории всегда на стороне червей, жуков-могильщиков и гнилостных бактерий.

*

Удивительно, до чего людям нравится все омерзительное. На протяжении веков уродство, долженствующее вызывать одно лишь отвращение, считается смешным; уродов показывали на ярмарках, и зеваки рады были за это платить. Даже современные клоуны считают необходимым, для пущей комичности, как можно больше себя изуродовать.

*

Характерная деталь: в названиях истинно демократических государств никогда не фигурируют понятия "народная" или "демократическая", зато антинародные, тоталитарные страны часто вставляют в свои названия эти термины.

*

Рассуждение одного знакомого: "Как сделать всех людей счастливыми? Очень просто: надо расстрелять всех несчастных."

*

Удивительна склонность людей придавать чрезвычайное значение пустым условностям, фетишам. К примеру, каждый правитель, придя к власти, считает первым своим долгом привести войска к присяге. Войска присягают, что не мешает им в скором времени совершить переворот и привести к власти нового правителя, который тоже первым делом заставит их присягать.

*

С помощью силовых структур можно навести порядок где угодно, но при этом должно выполняться небольшое условие: необходим порядок в самих силовых структурах.

*

О чиновничьей лжи написано немало, но и чиновничья правда бывает восхитительна. Вот пример. Тележурналист берет интервью у одного из высоких чинов МВД; тот без утайки приводит мрачные факты: резко возросло число убийств и грабежей. "Но есть ли положительные сдвиги?" "Да, - отвечает чиновник, - сократилось число таких особо тяжких преступлений, как изнасилования." "Почему?" - спрашивает журналист, надеясь услышать рассказ о принятых МВД мерах по борьбе с преступностью. "Падение нравов!" - честно отвечает чиновник.

*

Выражение: я их не люблю из автомата Калашникова.

*

У нынешних российских гуманистов в моде ругать "чернуху". Pardon, messieurs и особенно mesdames, а как же Достоевский?

*

Любовь есть высшая (и потому наиболее отвратительная) форма несвободы: несвобода осознанная и желанная. То же можно сказать и о вере - впрочем, эти понятия взаимосвязаны: любовь без веры невозможна, да и вера вряд ли может существовать без любви. Последнее требует пояснений: конечно, христианин не любит дьявола, в которого верит, но его вера в дьявола несамостоятельна, это - лишь следствие его веры в бога, которого он любит. Творчество, напротив, есть высшая форма свободы, ибо творящий сам определяет законы для творимого, повинуясь лишь собственной воле. Таким образом, творчество по своей природе п_р_о_т_и_в_о_п_о_л_о_ж_н_о любви. Недаром плодотворное творчество часто следует за любовными неудачами. Встречающееся иногда талантливое воспевание счастливой любви также объяснимо - всегда найдется раб, готовый использовать свободу для прославления рабства.

*

Господа патриоты, неспособные существовать без фетишей, ныне сменили фетиш коммунизма на фетиш православия. Разберемся, откуда оно взялось. Издыхающий Рим оплодотворил давно мертвую Элладу, и от этого дикого союза родилась Византия - государство-упырь, выморочная империя, страна злодеев и фанатиков. И вот официальную идеологию этого маргинального царства Россия перенимает в самом, можно сказать, юном и неопытном возрасте. Россия с младенчества поражена трупным ядом... Неудивительно, что эта мертворожденная религия оказалась неспособна не только эволюционировать, но и породить что-нибудь более прогрессивное, хотя бы и отрекшись от него: так католицизм породил протестантство. Русское же православие породило только русский коммунизм.

*

Полезный совет: если вы не можете гордиться наличием чего-либо, гордитесь его отсутствием.

*

Сытая жизнь ведет к отупению. Стало быть, бедность способствует развитию ума. Это верно по обе стороны Атлантики. Однако американский бедняк развивает свой ум, чтобы отыскать пути к обогащению, а русский - чтобы отыскать оправдания своей бедности.

*

Репутация - великая вещь. Так, например, важно не уметь отказывать в просьбах, а создать себе репутацию, исключающую само обращение с просьбами. Что удивительно - в этом случае можно сохранить более хорошие отношения с окружающими, чем постоянно отказывая им.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать