Жанр: Медицина » Абу Али ибн Сина » Канон врачебной науки (страница 103)


Сакта


Сакта – это утрата органами [способности] к ощущению и движению вследствие сильной закупорки, возникающей в желудочках мозга и в проходах ощущающей и движущей пневмы. Если при этом не действуют или ослабевают также и орудия движения и дыхания, то дыхание становится нелегким, [на губах] даже появляется пена и [больной дышит] с перерывами, как при «удущении матки», или появляется хрип. Это более тяжелый случай, указывающий и на ослабление силы, движущей органы дыхания. Тяжелей всего, когда не наблюдается ни дыхания, ни пены, ни хрипа. Если повреждение дыхания не [слишком] велико и то, что льют в горло [больного], проходит [внутрь] и не выходит через нос, то хотя это и больше обнадеживает, чем предыдущая [форма], но тоже не лишено большой опасности. Говорит Гиппократ: «Если сакта сильная, то больной не выздоровеет, а если она слабая, то вылечить его нелегко». Такие закупорки происходят либо от смыкания, либо от переполнения. Смыкание – это такое [явление], когда мозг достигает что-либо, причиняющее ему боль или раздражение, и мозг совершает сжимающие движения, [чтобы уйти] от этого. А иногда качество, доходящее до мозга, по своей природе обладает сжимающим и уплотняющим свойством, каков, например, сильный холод.

Что же касается переполнения, то это либо переполнение, образующее опухоль, либо переполнение, не образующее опухоли. Переполнение, образующее опухоль, состоит в том, что [в мозгу] появляется материя, закупоривающая вследствие переполнения или вследствие растяжения. Это относится к тяжелым видам сакты, все равно, является ли материя горячей или холодной. А переполнение без опухоли встречается всего чаще; оно может иметь место либо в самом мозгу, либо поблизости от него – в путях [выхода] пневмы из мозга, либо в тех проходах, [по которым] пневма поступает в мозг.

При [переполнении], возникающем в проходах пневмы в мозгу, [их наполняет] либо кровяной сок, который внезапно изливается в желудочки мозга, или слизистый сок; это преобладает и встречается всего чаще. [Переполнение], имеющее место в проходах пневмы в мозгу, происходит в том случае, когда артерии и вены закупориваются от обилия крови и сильно переполняются ею, так что для пневмы не остается прохода. Тогда больной немедленно начинает задыхаться и [способность] ощущения и движения падает так же, как при перевязывании сонных артерий; если нечто [подобное] случается по какой-либо телесной причине, это производит такое же действие. Вот каковы разновидности и причины сакты.

Иногда, говоря сакта, разумеют паралич, распространяющийся на обе половины тела, хотя части лица остаются [при этом] здоровыми, а иногда расслабление какой-либо [одной] половины [тела] называют сактой данной половины. Это встречается в высказываниях Гиппократа. Бывает и так, что человека поражает сакта, и его нельзя отличить от мертвого. У него не наблюдается ни дыхания, ни какого-либо другого [признака жизни], но потом он оживает и выздоравливает. Мы видели многих людей в таком состоянии: у них не замечалось дыхания и пульс полностью падал. По-видимому, у таких людей прирожденная теплота не особенно нуждается для освежения и для изгнания дымного пара в усиленном дыхании, ибо в них возникает охлаждение. Поэтому предпочтительно откладывать погребение недостоверно мертвых, пока их состояние не станет ясным, [то есть] не меньше, чем на семьдесят два часа. В большинстве случаев сакта разрешается параличом. Это объясняется тем, что если естество бессильно изгнать материю из обеих половин [тела], оно изгоняет ее в более слабую и более поддающуюся недугу половину и посылает в полости проходов, удаляя ее от мозга и его желудочков. Свидетельством того, что при сакте закупорка охватывает [все] желудочки мозга, служит [следующее]: если бы [закупорка] имела место только в заднем желудочке, то передняя часть головы и лицо не должны были бы лишиться чувствительности.

Говорит Гиппократ: «Человек, который среди [полного] здоровья внезапно чувствует боль в голове и затем его на месте поражает сакта и появляется хрип, он умрет до [истечения] седьмого дня, если только не будет у него лихорадки. [При лихорадке] есть надежда [на выздоровление], ибо лихорадка растворяет излишки». Знай, что по большей части сакта поражает людей, возраст которых, телосложение и режим [предрасполагают] к влажности [натуры], особенно если наряду с влажностью наблюдается также и холодность. Если сакта случается у лиц с горячей и сухой натурой, то это тяжелый случай, ибо заболевание, противоположное натуре, возникает лишь от важной причины. Иногда натура тела [настолько] далека от нее, что не переносит [болезни]. Сакта редко случается от теплоты. Если материя паралича распространяется в обе половины [тела], то она вызывает сакту, так же как материя сакты, когда вытесняется в одну половину [тела], причиняет паралич. Причины сакты большей частью коренятся в обоих задних желудочках. Если при сакте появляется лихорадка, то в большинстве случаев имеется налицо опухоль. Люди, нуждающиеся в обильном кровопускании вследствие черножелчности крови и получающие пользу от такого кровопускания, в конечном итоге страдают от этого и заболевают сактой и тому подобными [недугами].

Предрасположение к припадкам сакты. Употребление острых лекарств ускоряет припадок, приводя в быстрое [движение] неподвижные соки. Мы уже говорили о предвестниках сакты; читай же о них там, [где это сказано].


Признаки.

Различие между сактой и спячкой состоит в том, что пораженный сактой хрипит, и дыхание у него повреждено, а при спячке этого не бывает, в спячку переходят постепенно из глубокого сна, а при сакте все происходит внезапно. Сакте в большинстве случаев предшествует головная боль, набухание шейных вен, головокружение, садар, потемнение в глазах, подергивания во всем теле,

[больной] скрипит зубами во сне, [чувствует] вялость, тяжесть [в голове]. Моча у него часто цвета ярь-медянки или черная и содержит осадок в виде пленок или отрубей.

Что же касается [сакты] вследствие повреждения [мозга], а также от удара или падения или же соучастия какого-либо органа, то об этом ты узнаешь из основ, которые мы неоднократно тебе повторяли. Если же сакта возникает от опухоли, то она не обходится без некоторой лихорадки, и ей предшествуют признаки опухолей, о которых мы [тоже] говорили.

При [сакте] от [переполнения] кровью на это указывают многократно упоминавшиеся признаки [обилия] крови. Лицо при этом краснеет, глаза [тоже] очень красные, шейные вены и [другие] сосуды на шее переполнены и напряжены. [Признаком] служит и то, что [больному] давно не отворяли кровь, и он раньше принимал [пищу], порождающую [много] крови. Если [сакта] возникает от слизи, то признаком этого служит весь облик [больного], цвет глаз, влажность ноздрей и другое, о чем уже было сказано. Если у старика появляется постоянное или [часто] повторяющееся головокружение, то это предвещает сакту.


Лечение.

Что касается лечения [сакты], возникающей от повреждения извне, то оно состоит в принятии мер против этой внешней причины. Если же сакта вызвана соучастием [какого-либо органа], то лечат соучаствующий орган [средствами], о которых тебе уже сказано в основных правилах, а также в других параграфах. При [сакте] от крови ее лечат, немедленно отворяя кровь и выпуская много крови; тогда больной сразу же приходит в себя. После кровопускания делают клизму с помощью известных тебе [средств], чтобы материя опустилась из головы. Больному назначают облегченный режим и ограничивают [питание] розовой водой, жидким отваром ячменя и соком [размоченного] хлеба, а также дают ему нюхать [вещества], укрепляющие мозг, но не согревающие его, которые тебе [тоже] уже известны.

Что же касается [сакты], возникающей от слизи, то если при этом имеются также признаки полнокровия, нужно пустить кровь, затем сделать сильную клизму и вводить [в задний проход] сильнодействующие свечки, в состав которых входят [различные] камеди и бычачья желчь. Затем [больному] дают пить что-нибудь, легко проходящее в горло; из надежно [действующих] пилюль дают пилюли из фурбийуна. После этого на голову и на [другие] части тела [больного] усиленно прикладывают согревающие компрессы, а также поливают их водой, в которой варили такие согревающие травы, как укроп, полынь, майоран, листья цитрона, пулегиевую мяту, тимьян, иссоп, донник лекарственный, са тар и тысячелистник сантолиновый, или маслами, имеющими свойства этих трав, и маслом руты; иногда [поливают] маслом, в котором настаивали слюногон, бобровую струю, опопанакс и гальбан, и смазывают все тело оливковым маслом с серой. Если в компрессы входит гвоздика, мелегетский перец, мускатник, мускатный орех и аир – это хорошо. Ноги больного растирают горячим согревающим маслом и горячей водой с солью, а в [область] позвоночника втирают [смолу] май'а и масло белой лилии. К основанию спинного мозга прикладывают горчицу, сагапен, бобровую струю и фурбийун.

К числу хороших масел для таких больных относится масло бешеного огурца, масло руты и масло морского лука, приготовляемого со старым оливковым маслом либо путем размачивания в нем свежего [морского лука] в течение сорока дней, либо путем варки; при этом берут старого оливкового масла около куста и морского лука – две укийи и кипятят его в масле до тех пор, пока он не разварится. Также [хорошо] действует и масло слюногона, [приготовляемое] этими двумя способами. Какое бы масло ни употреблять, его лучше загустить воском, чтобы оно держалось [на одном месте] и не растекалось. Следует начинать с наиболее слабых втираний, а если они не действуют, их усиливают или переходят к более сильным. Неплохо, после опорожнения клизмами и другими [способами] подносить к носу [больного] качим, [средства], вызывающие сильное чиханье, сильные масла, или раскалить железо и держать его близ головы [больного], а также прикладывать известные тебе рассасывающие лекарственные повязки.

Если удастся вызвать у больного рвоту, вводя в горло птичье перо, обмакнутое в масло касатика или оливковое масло, особенно, если предполагается переполнение желудка и раньше имело место несварение желудка, то это приносит большую пользу. От рвоты есть и другая полезность: когда [больные] силятся и стараются, чтобы их вырвало, это согревает натуру головы тех, у кого сакта холодная и влажная. Следует облегчить [выход] ветров с помощью того, что их выводит; от этого [больные] испытывают облегчение; надлежит также поскорее положить [больному] в рот волосяной [шарик], упомянутый выше, чтобы не испортились зубы [от трения] друг об друга. Когда больного немного вырвет, нужно поить его маслом клещевины, сваренным с соком руты, сначала каждый день по два дирхама с настоем [известных] корней, затем постепенно увеличивают количество до пяти дирхамов в день. Если возможно, то после опорожнения нужно ввести в горло [больного] около одной бундуки терьяка, митридата, шалисы, анакардийи, шаджазанийи и тому подобных [средств], а из простых лекарств – мискал бобровой струи с подслащенной медом водой и медовым сиканджубином, или дают выпить сагапена в количестве одной бакиллы. Напитком для них служит подслащенная медом вода, чистая или с пряностями, [которой дают] сколько потребуется.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать