Жанр: Исторические Любовные Романы » Елена Езерская » Уроки судьбы (страница 12)


— Карла Модестовича? За что? Почему? — побледнел Забалуев.

— Они уехать хотели, купили с собой в дорогу всякого да рассчитались в трактире фальшивыми ассигнациями, вот хозяин и доложил исправнику. А когда Карла Модестовича уводили, он велел послать за вами. Говорит, что это важно.

Забалуев чертыхнулся и кивнул — ладно, иди, так и быть, навещу бедолагу.

Половой покрутился еще с минуту, видно, ждал чаевых, но понял, что надеяться бессмысленно и, махнув рукой, удалился восвояси.

— Что смотришь? — зыркнул Забалуев на любопытствующего Дмитрия. — Карету подавай, в город поедем…

— И как это ты умудрился фальшивыми ассигнациями рассчитаться? — вместо приветствия громко вопросил Забалуев, входя в камеру, куда поместили Модестовича.

— Андрей Платонович, благодетель мой! Наконец-то! — управляющий бросился к нему, но Забалуев жестом остановил его порыв, и Модестович как-то сразу осел и растерялся. — Вы же мне их сами и дали!

— Полно, Карл Модестович, честных людей обвинять. Надо учиться самому отвечать за свои прегрешения, — сухо сказал Забалуев.

— Ей-богу, это ваши деньги!

— Нехорошо, Карл Модестович, нехорошо это, — Забалуев отошел от двери на значительное расстояние и заметно понизил голос.

— Значит, вот как вы со мной рассчитались за честную службу?.. Покуражиться решили? — тоже перешел на шепот управляющий. — Ох, чувствовал я, Андрей Платонович, что неспроста вы мне эти деньги даете. Вы ведь за «так» и на землю не плюнете.

— Не плюну! — признал Забалуев.

— Думали, уедет Карл Модестович, и вся недолга, с кого потом за фальшивки он спрашивать станет? Не поедет же обратно из Курляндии! Так?

— Да кто поверит, что эти деньги я тебе дал? — недобро улыбнулся Забалуев. — Сгниешь вот тут и правду на тот свет унесешь!

— А я сейчас с одним князем свидания попрошу, он каждому моему слову поверит, если это слово про вас будет. Уж он-то спит и видит, как вы по этапу идете.

— Не о том ли юнце ты судачишь, что у Корфа загостился?

— О нем, Андрей Платонович! Князь Репнин, хоть и юн, но страх, какой придирчивый. И раз уж решил мышь в ловушку загнать, то загонит. Будьте уверены! Исправник, я требую встречи с князем Репниным!

— Тише ты! — бросился на него Забалуев. — Чего орешь? Тебе со мной мериться силой не надо — все равно проиграешь, а вот, коли так уж все обернулось, лучше послушай меня без истерики.

— И что вы имеете мне предложить? — нагло спросил Модестович.

— Сделку. Ты покажешь, что деньгами этими с тобой рассчиталась за помощь в деле против Корфов княгиня Долгорукая, а я позабочусь о том, чтобы ее признали фальшивомонетчицей. И тогда — и ты свободен, и я наконец-то разберусь с княгинюшкой по-своему.

— Так княгиня же не в своем уме, — засомневался управляющий. — С безумной-то какой спрос? Кто поверит?

— Кому надо — те поверят, — успокоил его Забалуев. — Предоставь это мне. А что до ее сумасшествия, то.., никогда не верь женщине, а богатой и знатной особенно…

* * *

После того, как было прочитано письмо из императорской канцелярии, Лиза поднялась в свою комнату и бросилась на кровать. Ее угнетало отчаяние, и душили слезы.

Что же это такое? — думала Лиза. — В один день разрушились, рассыпались в прах все мои мечты и надежды. Владимир не любит меня и уже никогда не полюбит, и избавиться от Забалуева мне тоже не дано. Брак стал моим проклятьем, снять которое могло бы только волшебство. Но чуда не случилось! И ждать его неоткуда…

Она лежала на кровати и плакала. Соня пыталась войти к ней, но Лиза, стремительно спрыгнув с постели, вытолкала сестру в коридор. Соня еще какое-то время скреблась и ныла под дверью, но Лиза ее не слушала. Она достала из ящика комода припрятанную там шкатулку со свадебными украшениями и переложила их в бархатный кошель. Потом переоделась попроще и, убедившись, что Соня ушла и не следит за ней, прошла через темный коридор во флигель, где жили слуги.

Татьяны в комнате не было, и Лиза, без труда разыскав ее шубу и платок, надела их и под видом простой селянки свободно вышла из дома. Выбравшись на дорогу, она чуть не попала под сани подвыпившего купца. Купец девушку пожалел и подвез до города, где Лиза заложила ювелиру свои серьги.

Скряга Хольц, доводившийся двоюродным брату доктору Штерну, поначалу Лизу не признал и принялся стращать полицией — уж больно дорогая вещь легла на его прилавок. Но потом, разглядев молодую княжну, смилостивился и принялся убеждать опомниться и не продавать серьги. В конце концов, они договорились, что Лиза оставляет их в заем, и она ушла, впервые ощутив себя самостоятельной и взрослой. Ювелир проводил ее сочувствующим взглядом и убрал серьги с глаз подальше. Кто знает, вдруг Лиза тронулась умом, как и ее мать, и потом явится папаша или, что еще хуже, — муж, и тогда все: обвинят его в воровстве и вымогательстве. Боже сохрани!..

У Лизы никогда не было своих денег, и только сейчас, впервые ощутив ассигнации в своих руках, она поняла, почему маменька и Забалуев так много говорили о них. Хрустящие в ладони купюры придавали ей уверенности в себе. Теперь она могла делать все, что ее душе захочется, идти, куда поведет ее судьба. Она была богата и свободна. И никто не смел указывать ей, как себя вести.

Лиза брела по улице и вдруг услышала веселые голоса и громкие крики, раздававшиеся от другой стороны домов. Она посмотрела туда и увидела надпись на одном из них — трактир «У Демьяна». Лиза улыбнулась внезапно пришедшей в ее голову мысли и решительно перешла через дорогу.

— Шли бы

вы отсюда, барышня, — хмуро глядя на нее исподлобья, тихо сказал трактирщик, когда Лиза появилась у его прилавка. — Нечего таким, как вы, здесь делать.

— А тебя никто не просит за меня решать! — оборвала его Лиза. — Лучше налей мне вина. Ты не расслышал? Налей мне вина!

— Не глухой я, слыхал, — разозлился трактирщик. — Да только зря вы сюда пришли! Ступайте с Богом!

— Наливай стакан, да побольше! — Лиза ударила кулачком по стойке. — Мне забыться надо! Делай, что говорю!

— Так и до беды недалеко, — испуганно зашипел на нее трактирщик, заметив, что двое усатых унтеров с недвусмысленным интересом разглядывают Лизу. — У меня из-за вас хлопоты будут!

— Я сюда не за советом пришла. Сказано — наливай!

— Да налей ты ей выпить! Смотри, какая красавица, не скупись! — крикнул один из унтеров, поднимаясь из-за со стола с явным намерением подобраться к Лизе поближе.

— Налей, Демьян, налей! — поддержали его пьяные голоса от других столов.

— Наливай! — с угрозой сказал трактирщику подошедший унтер.

Трактирщик вздохнул и, достав с полки бутылку портвейна, налил Лизе полный стакан.

— Вот спасибо! — горько рассмеялась она и велела, кивая на унтера. — И ему тоже налей, пусть выпьет за мое здоровье.

Трактирщик чертыхнулся, но спорить больше не стал — налил и еще один полный стакан и со злостью катнул его к унтеру. Стакан прокатился по стойке, вино плеснуло через край, но унтер ничуть не смутился и залпом осушил пойманный стакан до дна.

— Выпей и ты, красавица, — подмигнул унтер Лизе.

Она кивнула и храбро залпом опорожнила стакан. Вино тут же ударило ей в голову — все закружилось у нее перед глазами, стало жарко. Лиза сбросила с себя платок и шубу.

— Танцевать желаете? — сладким тоном спросил унтер, с вожделением оглядывая ее фигуру.

— Конечно, — подтвердила разом захмелевшая Лиза. — Как тебя величают?

— Евграфом! — подкрутил ус бравый унтер.

— Идем, Евграф! — Лиза сделала шаг от стойки, покачнулась, но взяла себя в руки и вышла в круг, который уже освобождали охочие до всякого веселья посетители трактира.

— Мать честная, — испуганно перекрестился трактирщик, — что творится! Люди добрые, это ж барышня из благородных, не приведи Господи, что с ней случится!

Но его уже никто не слушал. Унтер сунул монету музыкантам, и они ударили плясовую. Лиза вскинула голову и принялась танцевать — как умела, как видела на праздничных гуляньях в имении.

— За нашу несравненную Терпсихору! Душечка, за вас! — кричали ей со всех сторон.

Унтер вошел в круг с ней на пару, но Лиза даже не видела его — лица, предметы, все плыло и смеялось одной большой и кривой улыбкой.

— Сударыня, вам лучше уйти! Вам здесь не место! — трактирщик, видя, что она не в себе, предпринял еще одну попытку остановить это безумие, но Лиза оттолкнула его.

— Отстаньте! И почему все знают, где мое место? — нетвердым голосом говорила она. — Что хочу, то и делаю! Давайте веселиться, господа!

— Танцуй, танцуй, ягодка моя! — унтер схватил Лизу в объятья и крепко поцеловал в губы.

— Оставь барышню в покое! — просил его трактирщик.

— Вот еще! Она такая сладкая! — усмехнулся тот, еще крепче прижимая Лизу к себе.

— Да не мешай им миловаться! — второй унтер подошел к ним и оттащил трактирщика от танцующих. — Барышня сама к нам пришла.

— Понял? — ухмыльнулся Евграф и еще раз поцеловал Лизу — на этот раз впился в ее губы долгим, грубым поцелуем.

— Нет, пожалуйста, не надо! — вдруг опомнилась Лиза, пытаясь вырваться из крепких объятий унтера. — Пожалуйста!

— Ни за что! — рассмеялся тот. — Мы ведь только начали, красавица!

Лиза забилась в руках унтера, точно попавшая в силок птица, и в этот момент кто-то нанес унтеру один точный и сильный удар в лицо, и Евграф отлетел к трактирному прилавку.

— Миша? — слабым голосом прошептала Лиза, скорее угадывая, чем разглядев в своем защитнике Репнина.

— Немедленно идемте отсюда! — приказал ей Репнин и, взяв Лизу за руку, встряхнул ее. — Очнитесь! Где ваша одежда?

Лиза растерянно оглянулась по сторонам. Репнин проследил за ее взглядом, увидел на полу шубу и платок, поднял их и Подал Лизе.

— Одевайтесь сейчас же и идите к двери, — Репнин заслонил собой Лизу.

Он увидел, что унтер уже пришел в себя от удара и поднимается с пола, и выражение его лица не предвещало ничего хорошего.

— А вы? — пробормотала Лиза.

— Одного-двух я точно успокою навсегда, — серьезно сказал Репнин. — А вы бегите!

Насмерть перепуганная, но еще не протрезвевшая Лиза попятилась к выходу из трактира. Репнин достал из-за пояса пистолет и навел его на угрожающе надвигавшегося унтера.

— Не советую, — тихо сказал ему Репнин, отступая к двери. — Никому не советую приближаться ко мне.

Посетители разом расступились, и Репнин беспрепятственно вышел из трактира на улицу.

— Я не просила вас о помощи, — уставшим голосом сказала ему Лиза. Она стояла, прислонившись к стене трактира, и с наслаждением вдыхала морозный вечерний воздух. — Вы видели лица этих людей? Еще немного, и они разорвали бы нас на части!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать