Жанр: Исторические Любовные Романы » Елена Езерская » Уроки судьбы (страница 21)


Татьяна кивнула и ушла, а Ольга вся зашаталась, задрожала.

Так вот оно! — она вся кипела от негодования и обиды на Наташу. — Я считала ее подругой. Я даже готова была простить ей симпатию к невесте Александра. А оказалось… Предательница! Как подло, как низко! Я доверила ей свои тайны. Я бросилась к ней за помощью, рискуя жизнью. И что получила взамен? Эта подлая изменница сама присмотрела себе Александра. Конечно, она и принцессу эту немецкую защищала только потому, что знает — эта болезненная девчонка не опасна ей. Разве может эта страшненькая фройляйн сравниться с красавицей Репниной? Но ничего! Я тоже не крестьянских кровей! И мы с тобой, подруга, еще посмотрим — кто кого! Хочешь отнять у меня Александра?! Не выйдет! Он мой! Мой и только мой — сейчас и навеки!..

Дождавшись, когда Татьяна вернется с чаем, Ольга упросила девушку помочь ей.

— Танюша, любезная, окажи гостье услугу! Как увидишь, что князь с невестою остались в гостиной одни, позови меня да отвлеки Андрея Петровича просьбой…

За работу Ольга тут же надела Татьяне на палец колечко с изумрудом, и та с благодарностью пообещала все исполнить, как обстоятельства совпадут. И вскоре Татьяна поднялась за Ольгой.

— Андрюша, зачем ты хочешь пригласить на нашу свадьбу этого несносного Голицына? Он бывает так невыносимо груб в своих шутках, — услышала Ольга голос Наташи, склонившейся вместе с Андреем над списком гостей.

— Но с ним никогда не бывает скучно, а свадьба — дело веселое, — с напускной бравадой отвечал Андрей.

— Виельгорские, Соллогубы, Архаровы… — продолжала читать Наташа. — Но, милый, они не приедут сюда. Не лучше ли нам сыграть свадьбу в Петербурге?

— В усадьбе удобнее, — возражал Андрей.

— Однако так мы растеряем самых знатных гостей…

— Андрей Петрович! — Татьяна с поклоном вошла в гостиную. — Лизавета Петровна просила вас зайти к ней.

— Это срочно?

— Ага, — кивнула Татьяна.

— Хорошо, не вычеркивай без меня никого, дорогая, — велел Андрей Наташе и вышел вместе с Татьяной из гостиной.

Ольга пропустила их, спрятавшись за дверью, а потом стремительно вбежала и закрыла за собою двери.

— Что это значит? — Наташа удивленно посмотрела на нее.

— Почему ты не хочешь, чтобы мы встретились с Александром? — словно не расслышав Наташиного вопроса, бросила на ходу Ольга, приближаясь к ней.

— Оля, я тебе уже говорила…

— Да-да, я помню, но ты не сказала главного — у вас роман!

— Интересно, кто передал тебе эти нелепые сплетни? — возмутилась Наташа.

— Татьяна. Только вот судя по выражению твоего лица, не такие уж они нелепые.

— Да, Александр Николаевич проявлял ко мне некий интерес, но я не отвечала ему взаимностью, и ни в чем перед тобой не виновата.

— Ты предала нашу дружбу!

— Я даже намека ему не подала!

— Я тебе не верю!

— Как ты можешь? У меня есть жених!

— Ты.., ты с ним…

— Оля, почему ты мне не веришь?

— Потому, что ты не хочешь, чтобы мы встретились с Сашей. Ты такая же, как все! Решила поудобней устроиться — и женишок рядом, и с наследником интрижка.

— Опомнись! Что ты говоришь?!

— Правду! Как я могла довериться тебе?! Ты — подлая, мерзкая интриганка!

— Прошу прощения, госпожа Болотова, — гневным тоном остановил ее вернувшийся Андрей. — Я случайно услышал ваши последние высказывания в адрес моей невесты. Скажу честно, мне они не понравились.

— У вашей невесты появилась дурная привычка — врать.

— Вы едва знакомы, однако беретесь судить об ее привычках, — нахмурился Андрей.

— Мы давно знакомы… — начала Ольга.

— Андрей, это — Ольга Калиновская — бывшая фрейлина императрицы. Моя подруга, — предупредила ее разоблачение Наташа.

— Сударыня, кем бы вы ни были, — побледнел Андрей, — я не позволю называть свою невесту лгуньей и придумывать фальшивые предлоги для того, чтобы остаться в моем доме. Я прошу вас незамедлительно уехать!

— Непременно! — воскликнула Ольга и выбежала из гостиной.

— Я сейчас же распоряжусь насчет лошадей, — кивнул Андрей.

— По-моему, я только что потеряла лучшую подругу, — сквозь слезы сказала Наташа.

— Значит, подруга была не самая лучшая, — бросился успокаивать ее Андрей.

— Она просто не понимает, что творит.

— Это ее выбор, — пожал плечами Андрей. — И вряд ли ты можешь помешать ей.

— Спасибо тебе. Ты у меня такой добрый и нежный защитник.

— Я обязан тебя защищать, — Андрей обнял Наташу, помогая унять дрожь.

— Но скажи, откуда Татьяна узнала об этой истории с Александром?

— Татьяна?

— Да. Именно она рассказала все Ольге. И та устроила мне сцену ревности. У вас настолько доверительные отношения?

— Я…

— Ты обсуждаешь такие вещи с крепостной прислугой?

— Я просто вернулся из Петербурга обиженный на тебя, мог сболтнуть лишнего, — смутился Андрей. — Прости, вероятно, я сделал это случайно и даже сам не заметил, как. Если ты не против, я хочу проследить за тем, чтобы твоя.., чтобы эта дама уехала.

— Да-да, — кивнула Наташа, — а мне надо прийти в себя после этой ужасной сцены…

Стараясь удалиться так, чтобы его уход не выглядел поспешным бегством, Андрей тут же бросился искать Татьяну.

— Мне надо поговорить с тобой, — зло сказал он, застав ее выносящей саквояж из комнаты Калиновской.

— Госпожа Болотова велела срочно снести вниз ее вещи.

— Успеешь! — Андрей рывком прижал Татьяну к стене и зашипел. — Я доверял тебе, а ты предала меня!

— Что случилось, Андрей Петрович?

— Ты рассказала этой.., госпоже Болотовой историю про

Александра и Наташу. Зачем?

— Она спросила, какая кошка пробежала между вами.

— И ты ответила? Понятно, захотелось кому-то разболтать чужую тайну.

— Простите, Андрей Петрович, — Татьяна попыталась всплакнуть, но Андрей зажал ей рот ладонью.

— Как ты посмела?! Ты едва не разрушила жизнь моей невесты! Ты едва не разрушила мое счастье!

— Счастье? — Татьяна вырвалась из его рук. — Я думала, что вы только притворяетесь, что любите княжну, а на самом деле любите меня.

— Вот что, — решительным тоном сказал Андрей, — чтобы впредь между нами не было недоразумений — я люблю свою невесту, Наташу, княжну Репнину! Я с ней счастлив. И ничего другого мне не надо.

— А как же я?

— Наши отношения были недоразумением.

— Зачем вы так? — у Татьяны задрожали губы.

— Ты сама все перечеркнула.

— Я не хотела…

— Наши отношения закончены навсегда! — прервал ее Андрей. — У Наташи не было романа с наследником! И не могло быть! Она верна мне, а я едва не предал ее. Но больше не стану разрываться на две части! Забудь обо всем! Так будет лучше! И для тебя, и для меня!..

Когда карета, которая везла Ольгу в город, проезжала мимо поворота к озеру, Калиновская требовательно позвонила в колокольчик, соединявший салон с кучером. Через минуту карета остановилась, и Дмитрий, нехотя сползший с насиженного места, с недовольным видом подошел к двери.

— Чего хотели, барыня? Мне приказано без остановки везти вас в гостиницу в уезде.

— А я не пленница, и твой хозяин мне не указ! — воскликнула Ольга. — Я хочу попрощаться с этим чудным лесом. Мне нравилось здесь гулять. Лучше помоги мне сойти.

Дмитрий, про себя чертыхаясь, развернул лестницу и протянул Ольге руку. Она величественно сошла по ступенькам и велела:

— За мной не иди.

— Воля ваша, — пожал плечами Дмитрий.

Ольга кивнула и быстро пошла по протоптанной дорожке к озеру. Ей действительно запомнилось это место — тихое и волшебное. Оно, казалось, околдовывало, и однажды, гуляя вдоль обрыва по берегу, Ольга даже почувствовала себя сказочной русалкой. И ей захотелось прикоснуться к его стальной воде, зеркалом смотревшей на нее из круга полыньи…

— Ты сказал, что когда-нибудь мы будем танцевать вместе на глазах у всего света… — прошептала Ольга, опасно наклонившись над подернутым легкой изморозью водяным кругом.

— Что же вы медлите? Прыгайте! Иначе я замерзну, ожидая, пока вы решитесь сделать хоть что-нибудь определенное, — раздался рядом с ней чей-то очень знакомый голос.

— Корф? — узнала Ольга, оглянувшись. — Оставьте меня, сударь!

— Вода внизу очень холодная, — спокойно напомнил Владимир.

— Неужели вы думаете, что это имеет какое-то значение? Не приближайтесь ко мне!

— Я бы с удовольствием, но вы выбрали весьма неудачное место для самоубийства. Это моя земля, и я не намерен потом доказывать кому-либо, что вы сделали это по доброй воле и без моего участия.

— Откуда вы взялись? — вскричала Ольга. — Вы разрушили мою жизнь там, в Петербурге! Из-за вас меня разлучили с Александром. Из-за вас я очутилась здесь. А теперь вы еще смеете мешать мне уйти из жизни? Мадонна! Дайте хотя бы умереть спокойно!

— Черт! И почему женщинам в голову приходят такие глупости? Бросьте чудить, госпожа Калиновская! Поедемте ко мне, выпьем вина, согреемся… И подумаем, как жить дальше.

— Любовь к Александру — это единственное, это лучшее, что было у меня. Так стоит ли жить дальше?

— Успокойтесь, вы — не единственная, кто потерял любовь.

— Значит, ваша дуэль была напрасной?

— Я проиграл, — кивнул Корф. — Анна уехала в Петербург, чтобы стать актрисой.

— И как вы справились с собой? Что собираетесь делать теперь? Без нее?

— Жить! Пить вино, охотиться, играть в карты, бранить слуг, словом, делать все то, что делал всегда.

— Так просто? Так легко?

— Это зависит от отношения. Я убедил себя, что все в порядке. И, как видите, — жив, здоров! Чего и вам желаю.

— Мне страшно, — прошептала Ольга.

— Тогда давайте мне руку, и я выведу вас. Кстати, вы пришли сюда сами или…

— Карета стоит у дороги. Князь Андрей просил меня покинуть его дом.

— А что вы натворили на этот раз?

— С чего вы взяли?

— Вы смутились. Я нрав? Впрочем, мне нет до этого никакого Дела. Довольно и того, что вы раздумали топиться в моей части озера. Идемте…

Если Дмитрий и был удивлен, что Ольга вернулась из леса не одна, то виду не подал. Он угодливо склонился перед Владимиром, но тот лишь отмахнулся и велел ехать в его поместье. Корф подал Ольге руку, помогая подняться в карету, и сам сел на сиденье напротив.

— Если хочешь чего-то добиться — глупо бездействовать, — тихо сказала Ольга после непродолжительного молчания.

— Это вы о себе?

— Нет, о вас. Вы могли воспрепятствовать отъезду Анны в Петербург.

— Она — свободная женщина, и вправе сама принимать решения.

— Это все слова. Вы хотите быть с Анной, но боитесь отказа. Вы такой же трус, как и все мужчины!

— Не останови я вас возле обрыва, сейчас мне не пришлось бы выслушивать эти упреки. Пожалуй, их чересчур много для одного раза.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать