Жанр: Исторические Любовные Романы » Елена Езерская » Уроки судьбы (страница 9)


— Лжешь! Ты рассчитывала, что отец снова будет твоим, как это было до их свадьбы. Мама.., она мешала вам!

— Это не так!

— Не так?! Вот смотри! — в неистовом порыве Корф разорвал ворот рубашки и достал висевший на груди медальон. — Он обещал мне, что уничтожит медальон с твоим портретом. Он клялся, что навсегда забудет тебя! И он умер, сжимая его в руках, и шептал твое имя! И ты еще смеешь убеждать меня, что вы и не думали мне лгать?! Вы оба лгали! Оба! Всегда!

— Ты не смеешь меня обвинять! Ты никогда не страдал так, как она. Ты не видел терзаний близкого тебе человека. Я любила Веру. И я помогла ей уйти из жизни и покончить с тяжкими мученьями.

— Ищешь себе оправдание? — рассмеялся Корф, и смех его был зловещим. — Я не прощу тебя! Я знать тебя не хочу. Ты убила мою мать, и сгниешь за это на каторге!

Выйдя от Сычихи, Владимир предложил другу ехать с ним, но Репнин отказался, сославшись на еще одно незаконченное дело. Корф не стал его переубеждать и отправился домой. Когда Владимир уехал, Репнин попросил исправника дать и ему возможность переговорить с Сычихой. Исправник пожал плечами, но препятствовать не стал.

— Послушайте, — миролюбивым тоном обратился Репнин к Сычихе, — я не понимаю, почему вы не пытаетесь оправдаться? О вас толкуют разное, но я не верю, что вы могли без причины убить человека. Но если вы все-таки сделали это, то чем цыган так разозлил вас? Или все дело в перстне?

— Перстень?! Какой перстень? — Сычиха, до этого равнодушно сидевшая на койке и бессмысленно разглядывавшая что-то на стене, словно очнулась и в упор посмотрела на Репнина.

— Тот, что вы положили в гроб барона Корфа.

— Как он оказался у цыган? Нет, нет! Перстень должен лежать в земле, рядом с ним! Только с ним!

— А вы все не расскажете, что произошло? — настаивал Репнин.

— Это касается лишь меня и его! — вскричала Сычиха, резко вставая со своего места.

— Если вы поможете мне найти убийцу…

— Я… Я — убийца!

— Перестаньте! Вы никого не убивали, и то, что вы не знаете о перстне, только подтверждает мою уверенность в этом. Вы хотите, чтобы настоящий убийца разгуливал на свободе и совершал новые преступления?

— А почему вы не верите, что это я убила?! Разве вы не знаете, что я одержима бесами? И, если дьявол мне нашепчет на ухо, я пойду по его указке на любое преступление? — страшным голосом спросила Сычиха.

— Поверить в этот бред, в бабьи сплетни? — Репнин покачал головой. — Увольте!

— Но я заслужила наказание! На мне тяжкий грех, еще больший, чем убийство собственной сестры.

— Убийство сестры? — Репнин вздрогнул и вдруг понял. — Так вы — тетушка Владимира?! И поэтому он зовет вас убийцей и все время гонит от себя?

— Да, но в моей жизни есть не одна эта страшная тайна. И я унесу ее с собой. Так что не переживайте, князь, Владимир прав — грехом больше, грехом меньше! Какая разница?

— Я не знаю, что случилось в вашей семье, но вам ни к чему было убивать Седого. И идти на каторгу за настоящего убийцу вы не должны. Я помогу вам!

— А вы можете доказать, что цыгана убил кто-то другой?

— Пока нет, но докажу!

— Найдите перстень, и тогда вы найдете виновного, — тихо сказала Сычиха.

В этот момент дверь камеры открылась, и в проеме показался исправник.

— Ваше сиятельство, судья требует к себе арестованную.

Репнин кивнул и, бросив на Сычиху ободряющий взгляд, вышел из камеры. Он решил и сам отправиться в суд, чтобы разузнать перспективы этого дела, но на лестнице столкнулся с Лизой Долгорукой.

— Елизавета Петровна? Какими судьбами?

— Здравствуйте, Михаил Александрович, — Лиза заметно обрадовалась встрече. — Вы не расскажете мне, что происходит?

— О чем вы? — смутился Репнин.

— Я искала Сычиху, хотела спросить ее об одном перстне, но мне сказали, что вы с Владимиром арестовали ее и увезли в тюрьму.

— Перстень? О каком перстне вы говорите? — заволновался Репнин.

— Да вот об этом, — Лиза вынула из дамского кошеля старинный перстень, попавший к ней от Забалуева.

— Откуда он у вас?

— Забалуев выиграл его у управляющего Корфов, а я случайно нашла и решила не отдавать ему. Там, внутри, есть имя, видите — Анастасия.

— Но как перстень оказался у Забалуева? Ведь он был у Седого. Вот если только… — Репнин даже задохнулся от внезапно осенившей его догадки. — Конечно! Это сделал Забалуев.

— Что сделал? — не поняла Лиза.

— Убил Седого! Понимаете, Лиза, перед смертью Седой успел предупредить о перстне, а Сычиха пять минут назад сказала мне, что, если мы найдем перстень, мы найдем убийцу цыгана.

— Так вот почему на нем была кровь! — ужаснулась Лиза.

— А Сычиху считают виновной в убийстве Седого! Этого нельзя допустить! — воскликнул Репнин.

— Но почему обвинили Сычиху?

— Владимир уверен, что это она убила Седого, и скорее всего, из-за перстня, украденного из гроба Ивана Ивановича. В таборе показали, что перед смертью к Седому приходила женщина, очень похожая на нее.

— Владимир так сильно ненавидит Сычиху?

— Он считает, что она убила его мать.

— Какое несчастье… — вздохнула Лиза. — А я-то хотела расспросить ее об Анастасии, ведь Сычиха знает много здешних тайн.

— Знает, но молчит, — кивнул Репнин. — Конечно, это делает ей честь, но я не могу позволить свершиться несправедливости.

— А что вы в силах сделать?

— Я кое-что придумал, но мне нужна ваша помощь.

— Я готова, — решительным тоном сказала Лиза. — Я поклялась, что разузнаю все об Анастасии и верну ей этот перстень.

— Должен вас

предупредить, — Репнин понизил голос, — то, что я собираюсь предпринять, опасно и немного противозаконно.

— Надеюсь, вы не вознамерились напасть на тюрьму? — улыбнулась Лиза.

— Нет, но вы почти угадали. Скоро Сычиху повезут в суд, и я…

— Не продолжайте, — Лиза приложила ладонь к его губам. — Пусть все случится. А я… Мне уже приходилось идти против Божьего закона. И людские мне больше не страшны.

— Спасибо, — прошептал Репнин…

Все произошло быстро — когда исправник вывел Сычиху на улицу, Репнин отвлек его, приструнив за расхлябанный вид. Исправник смутился и принялся оглядывать шинель, вытянувшись перед офицером по струнке. Тем временем Лиза, появившись из-за угла, к которому с отрешенным видом прислонилась ко всему безучастная Сычиха, неожиданным рывком увлекла женщину за собой и с помощью кучера быстро втолкнула ее в свою карету. Кучер тут же засвистал, и лошади понесли карету по дороге прочь от тюрьмы.

Репнин немедленно прекратил одергивать исправника и высокомерно сказал ему: «Свободен!» Исправник оглянулся и… Что тут началось! Репнин не стал долго наслаждаться победой и, пока исправник кричал «Ведьма! Ведьма!» и бегал от угла к углу, пытаясь понять, куда подевалась арестантка, незаметно убрался восвояси.

Они встретились с Лизой у развилки, где дорога расходилась на колею до тракта и тропинку, ведущую в лес.

— Все получилось? — встревоженно спросила Лиза.

— Как нельзя лучше, — улыбнулся Репнин. — А вы отважная, Елизавета Петровна, я раньше вас с этой стороны совсем не знал.

— Это я недавно такая смелая стала, а прежде… Впрочем, что нам о прошлом горевать… Впереди вся жизнь, и сейчас нам надо подумать, что дальше делать.

— Как вы себя чувствуете? — участливо спросил Репнин у Сычихи, растерянно смотревшей на них из кареты. — Не бойтесь, мы только хотели вам помочь. Куда же вас лучше спрятать?..

— Давайте отвезем ее в наш старый дом, — предложила Лиза.

— Нет, нет! — закричала Сычиха. — Там она!

— Что с вами? — растерялась Лиза. — О ком вы говорите? О женщине, что жила в нашем доме вместе с папенькой? Так ее уже и след простыл, мы вчера там были — дом заколоченный стоит. И никто вас там искать не станет.

— Нет? В самом деле? — Сычиха недоверчиво посмотрела на нее.

— Уверяю вас, имение пустое, — успокоила ее Лиза. — Поедемте туда, это тихое Место, и вам там ничего не угрожает.

— Хорошо, — вздохнула Сычиха.

— Вот и славно, — улыбнулся Репнин, — и давайте поторопимся. Исправник уже, наверное, отрядил погоню, и нам надо уехать от людных мест подальше.

Лиза кивнула и тоже села в карету. Репнин кивнул кучеру, и все вместе они тронулись в путь. Репнин ехал рядом с каретой на своем жеребце и думал о превратностях судьбы. Меньше всего он мог предполагать, что Лиза с такой готовностью бросится содействовать ему, а он сам при этом будет ощущать такую легкость, словно все было не только заранее спланировано, но и предрешено…

— Здесь ты будешь в безопасности, — ласково сказала Лиза, проводя Сычиху в гостиную. — А я буду иногда навешать тебя и еду приносить.

— Только отсюда ни шагу! — предупредил Репнин. — Думаю, вас уже разыскивают, а нам необходимо время, чтобы доказать, что вы не убивали цыгана.

— Зачем вы это сделали? — вдруг опомнилась Сычиха.

— Как это — зачем? — растерялась Лиза.

— Вы что же — безвинно на каторгу хотите попасть?! — воскликнул Репнин.

— Без вины и волос с головы не упадет, а я свое наказание заслужила.

— Ох, Сычиха, надоели твои загадки! — отмахнулась Лиза. — Тоже мне, «колдунья»! Что ни скажет, ничего не сбывается! Тебе бы ворон на поле распугивать, а не колдовать! Вот обещала, что я замужем за Владимиром буду…

— Будешь, — усмехнулась Сычиха, — станет он тебе мужем.

— Дай-то Бог, — кивнул Репнин, — только случится это не раньше, чем мы избавимся от Забалуева.

— На него своя управа есть, — тихо сказала Сычиха, глядя куда-то поверху.

— Высший суд — это, конечно, хорошо, — согласился Репнин, — но хотелось все же увидеть его в кандалах и каторжанской робе.

— Всему свое время…

— Твоими бы устами, — Лиза вдруг что-то вспомнила и достала из кошеля перстень. — А вот скажи мне…

— Чур меня, чур! — увидев перстень, Сычиха замахала руками.

— Опять ты за свое! — нахмурилась Лиза. — Лучше скажи мне, кто такая Анастасия?

— Не твоя судьба, не тебе и спрашивать! — Сычиха отбежала от Лизы в дальний угол гостиной.

— Не лги, ты кольцо Ивану Ивановичу в гроб положила, твое оно! И ты все знаешь про него. Кто эта Анастасия, кто она, скажи мне!

— Забудь! Забудь об Анастасии! — закричала Сычиха.

— Как мне надоели твои тайны! — в сердцах бросила Лиза.

— Лиза, успокойтесь, — Репнин подошел к ней и обнял. — Вы же видите: боится она чего-то, вся стала не в себе, не пугайте ее больше прежнего. Пусть Сычиха отдохнет, а мы с вами потом к ней приедем, поесть привезем. Тогда и расспросите.

— Хорошо, — подумав, согласилась Лиза, — но я все равно узнаю правду. Чувствую, что эта тайна и меня касается. И я дождусь, когда все разъяснится. Либо Сычиха мне все расскажет, либо я сама дознаюсь истины!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать