Жанр: Научная Фантастика » Кларк Дарлтон, К. Шерер » Оружие забвения (страница 18)


— Командир…

Это был голос Дерингхауса. Родан жестом предложил ему продолжать.

— Позвольте мне высказать одно соображение: к чему такие предосторожности? Если я спикирую на верфь с пятью десятками космических истребителей, да при поддержке «Центуриона», роботам не устоять!

— Ни в коем случае не делайте этого! Вы не сможете разом уложить их всех. А чтобы запалить заряд и взорвать звездолет, достаточно уцелеть одному. У нас единственное оружие — хитрость. И в этой области мы поднакопили кое-какой опыт.

— Когда должен вернуться Эмир? — поинтересовался Маршалл.

— Повторяю: жду его с минуты на минуту. Но нельзя исключать, что могут помешать какие-то непредвиденные обстоятельства. Если он задержится слишком долго, придется отправить на его розыски Тако.

— Если хотите, могу это сделать хоть сейчас! — предложил японец. — Вдруг Эмир попал в какую-нибудь ловушку? Нам непременно нужно выручить его!

— Давайте подождем еще с полчаса, Тако. В сущности, у меня появятся основания для беспокойства лишь по истечении договоренного срока.

Балл сидел, устремив взор на пульт управления, но тем не менее, казалось, совсем не видел его. Он был явно погружен в глубокие раздумья. Наконец он задал вопрос:

— К чему вся эта игра в таинственность по отношению к бородачам? Разве они должны по-прежнему не знать, кто (в данном случае это были мы, земляне) нанес им столь чувствительное поражение?

— У меня на то есть свои причины. Если я не ошибаюсь, патриарх Эцтак до сих пор не оставил мысли о захвате Сола и его планет. Первый раз мы его здорово шуганули. Но этот урок оказался недостаточным, и однажды — надеюсь, это случится не скоро — он вернется со свежими силами. Но в случае если он будет думать, что здесь, в системе тэта Лиры, он натолкнется на другого, столь же могущественного, противника, то будет более осторожен. Он не решится начать боевые действия сразу на двух фронтах. Однако, узнай он, что ко всему этому делу приложила руку только одна Земля, ничто уже не будет сдерживать его ненависти и стремления отомстить. И он не успокоится, пока не взбаламутит всех Перевозчиков и не убедит их в необходимости нашего уничтожения!

— Да так ли уж нам пристало их бояться? — вскинулся Балл. — Да мы их раздавим, как и в первый раз!

— Ничуть не сомневаюсь, что мы действительно разгромим их, и без особого труда. Но, как я уже говорил, предпочитал бы встретиться с Перевозчиками не на поле сражения, а за столом переговоров. Пока что нет смысла даже думать об этом. Эцтак удрал от эпидемии, которой вовсе и не было. Но ему понадобится время, чтобы убедиться в этом.

— А как с другими кланами? — спросил Маршалл. — Известно, что связи между всеми этими бродягами космоса одни из самых непрочных. Не найдется ли какой-нибудь бородач, который захочет прихватить себе оставленное на Горре оборудование?

— Вы не учитываете объявленного карантина, Джон. После такой меры здесь никто не имеет права совершать посадку! Да и решится ли кто из бородачей проигнорировать столь ужасную болезнь? Ради какой выгоды? Разве что из-за роботов, которые — это я охотно признаю — представляют собой весьма ощутимую ценность.

— Ты забываешь о звездолете! — напомнил ему Балл.

Никто из присутствовавших и не подозревал, насколько он окажется прав в совсем недалеком будущем.

Мышь проявил достаточно мудрости, чтобы не лезть на рожон, и предпочел материализоваться в горах, на весьма почтительном расстоянии от верфи. Фортуна улыбнулась ему, поскольку предпринятый в общем-то наугад и вслепую бросок завершился на каменном скате, где цеплявшийся за скалистые обломки худосочный кустарник все же создавал хоть какую-то возможность для укрытия в случае нежелательной встречи. Если Эмир не ошибался, то его цель находилась на расстоянии двух-трех километров от этого места. Но в силу природной лености он не захотел преодолевать его нормальным путем, то есть пешком, а стал готовиться к новому скачку, тщательно его просчитывая.

Он осмотрелся, навострил уши. Ни единого шороха. Его телепатический центр не улавливал постороннего присутствия, что не удивило его, так как даже самый талантливый спец в этой области не мог считать «мысль» какого-нибудь робота

Солнце нещадно палило, выжженная зноем почва была раскалена, а Эмир, уроженец наполовину уже погибшей планеты, очень плохо переносил жару. Поэтому он для начала левитировал, зависнув в тридцати метрах над осыпью. Там было посвежее, да и сектор обзора существенно расширился.

Спрятанный от чужого глаза звездолет должен был находиться чуть севернее, но Эмир не видел ничего, кроме отвесных скал и весьма негостеприимных ущелий. Да, унылое местечко выбрали Перевозчики для размещения своей секретной базы!

И вдруг вдали что-то сверкнуло, словно луч света отразился от полированной металлической поверхности. Мышь, прищурившись, узнал силуэт робота, который вышагивал туда-сюда перед входом в одну из узеньких долин, которыми изобиловала местность. Было яснее ясного, что кибер находится здесь отнюдь не случайно.

Глазастик ментально засек направление и опустился на склон. Затем сконцентрировался и, устремив взгляд на острый пик скалы, возвышавшийся недалеко от интересовавшего его места, вошел в режим телепортации. В тот же момент он возник прямо под намеченной скалой и, подавляя неприятную дрожь, пробежавшую вдоль позвоночника, рискнул выйти на открытое место якобы в поисках пищи как самый обыкновенный дикий кролик или какой-нибудь

другой зверек. Этот прием вполне мог увенчаться успехом, поскольку роботы были нацелены на то, чтобы рассматривать в качестве опасных существ гозлан, а не представителей местной фауны.

Металлический монстр совершал патрульный обход примерно в пятидесяти метрах от узкого коридора, который уводил в скрытую в горах долину. На мышь он не обращал никакого внимания. Эмир, хотя и задетый столь явным презрением к своей особе (он втайне поклялся попозже обязательно взять реванш за подобное унижение!), тем не менее почувствовал приятное облегчение.

Глазастик подобрался к противнику еще ближе, внимательно его изучая. Две из его нескольких рук были согнуты и заканчивались смертоносным радиантом. Если робот вздумает расценить его как нечто враждебное, то после луча из этого оружия — мышь был отлично осведомлен об этом — от него останется лишь мягкое облачко пыли. Но, судя по всему, до тех пор, пока Эмир будет вести себя подобно обыкновенному мирному грызуну, такой исход ему не грозил.

Фронтальная антенна боевого робота была свернута, что доказывало отсутствие телеуправления с центральной станции. Иначе говоря, кибер подчинялся программе, заложенной в его внутренних блоках памяти. Значит, его можно было вывести из строя, не привлекая тотчас же внимания штаб-квартиры противника. Но сделать это представлялось крайне трудным, поскольку робот наверняка начнет палить при виде любого — в каком бы тот ни выступал обличье — наделенного разумом существа, за исключением Перевозчика.

Итак, первым делом следовало выяснить, к какой категории существ — разумных или нет — относил его робот.

Мышь, опустившись на четыре лапы, потрусил прямо к часовому. Тот, проявив абсолютное безразличие, продолжал свой обход. И все же Эмир держал себя в постоянной готовности телепортировать куда угодно при появлении малейших признаков опасности со стороны кибера.

Пробежав рядом с охранником, который даже не шелохнулся, Глазастик направился в долину, двигаясь задом наперед, чтобы наблюдать за тылом и не дать испепелить себя выстрелом в спину. Но все его страхи оказались напрасными. Его — это было более чем очевидно — принимали за совершенно безобидного зверька, который суетится в поисках нежной травки или, возможно, питьевых источников.

Постепенно вход-горловина в долину расширялся, сочнее и многообразнее стала растительность. Вскоре мышь оказался вне пределов видимости часового.

Как только уменьшилась необходимость проявлять повышенную заботу о своей безопасности, Эмир сосредоточил внимание на окружавшем его пейзаже. Это стоило сделать.

Долина напоминала арену цирка, отвесные стены которого напрочь отбивали охоту карабкаться по ним у любого нежелательного посетителя. Короче, никто не мог ни попасть сюда, ни выбраться из этого каменного мешка, минуя единственный вход-горловину. Разве что крылья помогли бы? По сторонам тянулись ряды низких ангаров, где, видимо, размещались различные цеха с оборудованием. Эмир, отметив про себя факт их существования, главное внимание, однако, уделил другому поразительному явлению — гигантскому, шириной свыше двухсот метров, входу в грот, зиявшему чудовищной брешью в подбрюшье горы. Оттуда лились потоки света, его отблески сверкали на видневшемся даже из долины металлическом корпусе звездолета. Первое впечатление — его строительство вот-вот должно было завершиться. Корпус корабля уходил далеко в тоннель, который, если сведения Родана были точны, тянулся на целый километр.

Да, Перевозчикам и мечтать о лучшем укрытии было не надо.

Далее дорогу мышу перегораживала цепь роботов. Они держались неподвижно, но их «глаза» повернулись в сторону мыша, который сделал вид, что нюхает пучок какого-то злакового растения, тянувшегося к свету между двумя кустами.

Создавалось впечатление, что позитронные мозги роботов воспринимали мелкое травоядное существо как вполне для них безобидное. Эмир лишний раз с досадой отметил, что охрана никоим образом не принимает его всерьез! Но, с другой стороны, ему оставалось только радоваться этому.

Было ясно, что телепортировать в этих условиях он не мог: роботы вполне справедливо расценили бы этот выходящий за рамки нормального дар как неоспоримое свидетельство разумности и немедленно отреагировали бы. Значит, его единственное пока оружие (пусть даже за счет ущемления самолюбия) — вести себя, как кролик, попавший на пастбище, где полно люцерны или ползучего тимьяна. Если ему удастся и далее успешно обманывать бдительность стражей, то, вполне вероятно, он сумеет вплотную приблизиться к самому корпусу звездолета. А любая свежая информация на этот счет облегчила бы планируемую акцию по нападению на верфь.

Он неспешно продвигался вперед, насчитав около тридцати роботов, расположившихся полукругом в сторону входа в долину, каждый на расстоянии пяти метров от другого. Это было неслыханное расточительство ценнейшей техники, если учесть, что всего одного такого кибера хватило бы, чтобы сдерживать, а то и отбить штурм целой армии противника. Вывод: этот корабль имел громаднейшее значение для Перевозчиков.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать