Жанр: Научная Фантастика » Кларк Дарлтон, К. Шерер » Оружие забвения (страница 20)


Глава 2

В двадцати часах лета со световой скоростью от звезды тэта Лиры из гиперпространства вынырнули двенадцать крейсеров. Все они были цилиндрической формы, с тупорылым куполом в хвостовой части. Длина каждого двести метров. Несколько в стороне от них возник тринадцатый корабль большего тоннажа. Вдоль корпуса светилась цепочка иллюминаторов, за которыми виднелись чудовищно деформированные силуэты.

Топтор, командовавший этой эскадрой, стоял в рубке управления головного звездолета. Его вес достигал полтонны, и если ростом он не превышал среднего землянина, то окружность его талии достигала пяти метров. Другими словами, был он столь же широк, сколь и высок! Бритоголовый, с буйной рыжей всклокоченной бородой, он явно принадлежал к народу Вольных Перевозчиков.

Замерцали экраны, показывая звездную систему, к которой флот сейчас приближался со световой скоростью.

Огромными ручищами Топтор сжимал пластиковую карточку, испещренную знаками — послание, которое и привело его сюда ради исполнения профессиональных обязанностей, а также по велению долга. Ибо клан Топтора — их прозвали Тяжеловиками — в сообществе галактических торговцев выполнял роль наемного войска. Патриархи прибегали к их услугам в тех случаях, когда возникали какие-то трудности, споры или открытые столкновения с другими расами. В функции Тяжеловиков входило также эскортирование грузовых космолётов на тех трассах Галактики, которые считались опасными. Услуги клана Топтора оплачивались весьма щедро.

До сего времени Топтор не встречал достаточно сильного противника, который вынудил бы его обратиться в бегство. За одним исключением. Это случилось во время нападения на Сол-3. Тогда звездолеты Перри Родана уничтожили большую часть его космофлота, и Топтор клятвенно пообещал себе больше не вставать на пути стелларха Сола. Не то чтобы он трусил, но жизнь ему была дорога.

Сейчас на тонких губах патриарха Тяжеловиков змеилась злобная улыбка. Землянин был далеко и не имел никакого отношения к тому поручению, которое предстояло выполнить. На планете Гозул его поджидал совершенно иной противник — эпидемия! Достаточно проявить осторожность и избежать заражения, а остальное было делом привычным и даже рутинным. Восставший местный народец будет наказан, как он того и заслуживает, все ценное оборудование, снятое с базы, будет уложено в герметично закрывавшиеся трюмы и вывезено с планеты, а достроенный крейсер следовало сопроводить к месту назначения.

Гозул находился на карантинном режиме, и никому не разрешалось производить там посадку без особых на то указаний. А таковые он только что получил.

Гигант еще раз перечитал предписание:

Топтору, патриарху клана Тяжеловиков. На Гозуле, что в системе 221-тэта Лиры, свирепствует эпидемия. Болезнь неизвестного нам характера, приводит к полной амнезии. Неизлечима. Спасите, что можете, из технического оборудования и товаров. Накажите взбунтовавшихся аборигенов. Проследите за окончанием строительства боевого крейсера на секретной верфи, месторасположение которой вам известно. Обеспечьте его отлет с планеты как можно скорее. Координаты: ХХМ-17. Губернаторов и техника, работающего на верфи, оставьте на планете.

От имени всех кланов — Эцтак.

Топтор положил карточку на стол. Сейчас на экранах уже ясно были видны звезда тэта в созвездии Лиры и другие более мелкие, но яркие точки — ее планеты. Одна из них и была Гозулом.

Он склонился к телекому — узлу командной связи с двенадцатью другими кораблями. Спустя несколько секунд засветилась широкая панорама, разбитая на дюжину ячеек — в каждой появилось лицо капитана. Все они принадлежали к одному клану — Тяжеловиков. Много тысяч лет назад, когда Вольные Перевозчики еще не превратились в бродяг космоса, его племя проживало на планете с сильнейшей гравитацией. Через много поколений у ее обитателей накопились изменения физического облика, приведшие к их нынешнему весьма своеобразному внешнему виду.

Всех командиров украшали одинаковые рыжие бороды. Тонкие губы выдавали натуры ненасытные, взгляд у каждого смышленый и хладнокровный.

Топтор едва сдержал улыбку, разглядывая подчиненных. Он знал, что за каждой маской невозмутимости кроется один и тот же неотвязный страх — как бы не подцепить таинственную болезнь, эпидемия которой бушует на планете. Однако то были смелые ребята, не раз доказавшие это в многочисленных баталиях. Топтор подумал, что, собственно говоря, и он чувствовал себя не в своей тарелке, но не признался бы, в этом ни за что на свете!

— Мы у цели, — начал он тем самым зычным голосом, который не раз помогал ему с ходу навязывать свои условия еще до того, как какой-нибудь патриарх соберется начать обсуждать цены за просимые услуги. — Вы знаете, что за работенка нас ждет. Будет нелегко. Первым делом следует занять верфь, что расположена в горах, чтобы воспрепятствовать нападению на нее со стороны местных жителей. Лично я не вижу, что могут сделать эти недоразвитые гозлане против сотни боевых роботов. Но Эцтак предупредил меня, что не следует поддаваться этому настроению. Во-вторых, мы займемся тем, что все оборудование, технику и роботов упрячем в безопасное место. Удивляюсь, как это Эцтак сам не наложил лапу на такое богатство, подобное бескорыстие что-то не вяжется с его привычками. Тут я нутром чую какой-то подвох…

Многие бородачи согласно закивали головами: да, поведение Эцтака следовало основательно обдумать. Не скрывало ли оно какую-нибудь ловушку?

Затем один из капитанов поднял руку и попросил

слова.

— Да, Рангол! Чего у вас там?

— Существует ли какая-то вероятность того, что гозлан недооценили? Согласно данным из наших архивов, они — мирные, лишенные каких-либо амбиций примитивные существа. Их отсталая техника не может идти ни в какое сравнение с нашей, неизмеримо превосходящей ее по качеству! Мне непонятно, почему Эцгак так поспешно унес оттуда ноги…

— Вы забыли об эпидемии, — начал объяснять Топ-тор. — Это задание мне тоже не очень-то по душе. Рискуешь навсегда лишиться памяти.

— И тем не менее вы намерены совершить посадку?

— Ассамблея патриархов дала нам на это разрешение. Наши космоскафандры защитят нас от заражения. Кроме того, основную часть работы возложим на роботов. А сами в это время выйдем в ближний к Гозулу космос и встанем на вахту: никто не должен покинуть эту планету.

— Но у местных жителей нет космолетов!

— Верно. Но приказ есть приказ. Думаю, что там могут скрываться и другие корабли, кроме того, который нам приказано доставить к месту назначения. Как бы то ни было, но мы установим блокаду вокруг всей системы. Два корабля совершат посадку. Ваш, Рангол, и мой.

Подобная перспектива, похоже, не очень-то обрадовала Рангола, но протестовать он не решился. Лучше не противоречить патриарху!

— Есть еще какие-либо вопросы?

В ответ — молчание.

— Ну что же, — произнес Топтор, — мой штурман заканчивает расчет необходимых координат. Он передаст их вам. Через четыре часа расходимся по точкам, но остаемся в режиме постоянной взаимной связи и непрерывного прослушивания радиосообщений. Конец.

Экран погас.

Топтор откинулся на спинку кресла, наблюдая с полузакрытыми глазами за звездой и планетами, к которым он сейчас мчался с близкой к световой скоростью.

Тяжеловик был озабочен и с некоторой тревогой думал о том, что его там ожидает.

Когда Эмир докладывал, что, обманывая роботов, вынужден был жевать мерзкую траву, Балл разразился гомерическим хохотом. Он так, наверное, и помер бы, задохнувшись от смеха, если бы внезапно не взвился пронзительный, на высочайшей ноте, голос Глазастика.

— Балл! Если вы будете и впредь продолжать насмехаться надо мной и над тем, что мне пришлось вынести, чтобы вывернуться из трудной ситуации, вам крепко достанется на орехи! Ясно?

Реджинальд сразу же вспомнил о предыдущих единоборствах с Эмиром, которые заканчивались далеко не в его пользу. В конце концов, он был обыкновенным смертным, не наделенным никакими паранормальными способностями. Он резко оборвал свой хохот, с трудом восстанавливая дыхание.

— Ну не надо же все так болезненно воспринимать, Эмир! Продолжайте ваш доклад. Что произошло дальше? Удалось ли подобной тактикой одурачить роботов? Они что, правда приняли вас за кролика, любителя пощипать капусту?

— Сомнений в этом нет, ибо я сумел пройти сквозь цепь часовых и фактически проникнуть на территорию верфи. Ею руководит Боратор.

Это была совершенно неожиданная, очень важная новость.

— Итак, нам предстоит схлестнуться не только с роботами, — резюмировал Родан. — Это не облегчит решение задачи. Сначала, думаю, следует вывести из строя этого Боратора, прежде чем нейтрализовать сто тридцать андроидов. Сейчас к нам на вооружение поступил специальный радиант, стирающий в их блоках памяти ранее заложенную программу. К сожалению, этот прибор действует только на небольшом расстоянии и применяется в индивидуальном порядке. То есть мы должны обрабатывать роботов постепенно, одного за другим. Если остальные заметят наши манипуляции, нас ждут крупные неприятности.

— А я все же, как и прежде, выступаю за массированный штурмовой удар, бросив на это космические истребители, — вмешался Дерингхауз.

Родан, даже не вступая в спор, жестом отклонил его предложение.

В этот момент тревожно замигала красная лампочка, ожил интерком и вспыхнул экран, на котором возникло озабоченное лицо дежурного офицера.

— Что такое, Фишер? — нетерпеливо бросил астронавт. — Что-то новое? Очень важное? А то у нас совещание.

— Так точно, командир. Наши уловители структур зафиксировали выход из подпространства на довольно близком от нас расстоянии какой-то эскадры. Такое впечатление, что Перевозчики возвращаются.

На мгновение Родан, казалось, оцепенел от изумления, но тут же восстановил самоконтроль.

— Не могу в это поверить, Фишер! Установите координаты этих кораблей и их число. Быстро!

— Слушаюсь, командир.

Чтобы скрыть свое нетерпение в ожидании ответа, Родан подал знак Эмиру продолжать доклад. Но внимание к сообщению мыша явно снизилось: каждый — и это было понятно — думал о таинственных звездолетах.

Кто они, эти незваные гости? Какую преследуют цель?

Лейтенант Фишер не заставил себя долго ждать.

— Всего тринадцать единиц, командир. В форме цилиндра, что типично для флота Перевозчиков. Вышли в пространство примерно на расстоянии в один световой день от нас. Интенсивность вызванных при этом колебаний позволяет установить, что внепространственный прыжок превышал три тысячи световых лет. Идут плотным строем со световой скоростью прямо к Горру. Конец связи.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать