Жанр: Научная Фантастика » Кларк Дарлтон, К. Шерер » Оружие забвения (страница 29)


Но тут Тяжеловик вспомнил, что к строительству корабля не был допущен ни один гозланин. Боратор, инженер, распоряжался лишь бригадами роботов.

У Топтора взыграл оптимизм. Он счел, что надежно держит в своих руках все ниточки этого дела, не догадываясь, что в действительности сам был всего лишь марионеткой, послушной воле кукловода.

А кукловодом был Перри Родан.

Джон Маршалл, Китаи и Эмир, не в силах сдержать нервное напряжение, следили за посадкой корабля Перевозчиков. На верфи работы шли своим чередом, как если бы ничего необычного не происходило. Боратор, расположившись в директорском кабинете, непрерывно отдавал все новые и новые распоряжения, поскольку через день новому звездолету предстояло впервые вылететь в испытательный полет. Ни роботы, ни гозлане не знали ни секунды покоя, трудясь во имя этой цели.

Тень шлюпа заскользила по равнине. Открылся входной шлюз, и Тяжеловики ступили на поверхность. Их скафандры были намертво замкнуты, гигантские руки судорожно сжимали радианты.

Боратор положил на стол чертеж, который тщательно изучал, встал из-за стола и, ведомый «чародеем» Китаи, вышел навстречу Тяжеловикам. Он не выразил ни малейшего удивления в связи с их прибытием.

— Ну наконец-то вы здесь, Топтор, — заявил он. — Надеюсь, для того, чтобы на законных основаниях обеспечить приемку построенного корабля? Вас направил Эцтак?

Топтор машинально опустил наведенное оружие и, полный горечи, не отрывал глаз от красных пятен, разукрасивших лицо инженера. Он был уверен, что скафандр надежно убережет его от заражения, но все равно не мог сдержать передернувшую его дрожь ужаса и отвращения.

— Так вас тоже настигла эта болезнь, Боратор? — спросил он, инстинктивно отступая на шаг.

И тут с удивлением заметил группу гозлан, которые в сопровождении нескольких рабочих роботов спокойно вышли из тоннеля, где велось строительство и, игнорируя Тяжеловиков, вошли в ангар.

— А что тут делают туземцы? — вскинулся Топтор. — Их тоже затронула эпидемия?

Боратор молча кивнул, не выказывая ни малейшего беспокойства, как если бы речь шла о каком-то легком простудном заболевании.

— Мы на верфи все заражены. Но память пока не утеряна. Мозг затмится чуть позже, но к тому времени строительство корабля будет завершено. Что касается гозлан, то я был вынужден их использовать, ибо одни роботы ни за что бы не закончили сооружение звездолета до… до того, как меня поразит полная амнезия.

Инженер, приветливо улыбаясь, указал на нескольких постовых.

— Жаль, что болезнь распространилась также и на роботов. Теперь на них уже нельзя положиться.

Топтор отступил еще на шаг.

— И когда же космолет будет готов полностью, Боратор?

— Где-то в пределах этой недели. — А когда вы… потеряете память?

— Кто его знает? Может, и завтра. Было бы неплохо, если бы в этом случае вы были готовы подменить меня.

— Что! Работать здесь? Рискуя заразиться?

— Да что вы так беспокоитесь, Топтор! Все равно зараза уже добралась до вас и ваших людей.

Тяжеловик мертвенно побледнел.

— Это исключено! Нас оберегают скафандры!

По губам Боратора скользнула холодная усмешка.

— Я тоже носил его, когда разразилась эпидемия. Как видите, из этого ничего путного не получилось! Нет, отныне вы обязаны общие интересы ставить выше личных, поэтому соизвольте отвести этот корабль к месту назначения. Он никоим образом не должен попасть в чужие руки.

Но Топтор упрямо возвращался к интересовавшей его теме.

— Но ведь ни один микроб не может проникнуть через защитные системы наших скафандров! И потом, прежде чем вернуться на наш корабль, мы проведем какое-то время в открытом космосе, а он — лучшее бактерицидное средство!

— Разумеется, вы можете подвергнуть ваши скафандры дезинфекции вакуумом, но не ваши тела… Повторяю: не надо питать радужных иллюзий. Вы обречены, как и я, как все эти роботы и местные жители. Вам остается одно: отбуксировать корабль, открыв для стерилизации все его выходные шлюзы настежь, в заданную для погружения в подпространство точку. Наши союзники заберут его потом, надеюсь, в обеззараженном состоянии, без какого-либо риска подхватить эту болезнь. Но вы лично, Топтор, крепко усвойте одну истину: пройдет самое большее неделя, и вы не будете даже помнить, как вас зовут…

— Боратор! — взревел патриарх. — Мне надоело слушать ваши бредни! Чего вы прохлаждаетесь, а не занимаетесь порученным вам делом? Я что-то пока не видел здесь чокнутых!

— Ха, да есть они, есть, не надо на этот счет беспокоиться. Взгляните хотя бы на этого, — ответил Боратор совершенно равнодушно, показав пальцем на робота, вышедшего из ангара. — Может, вы и с трудом мне поверите, но почему-то первыми этой болезни поддаются как раз позитронные мозги. Извольте убедиться сами.

Топтор с опаской стал наблюдать за боевым роботом, который, тяжело печатая шаг, приближался к ним, ничуть не обеспокоенный присутствием Тяжеловиков.

Патриарх отказывался верить своим ушам, его словно громом поразило: этот кибер-убийца в полный голос распевал песню. Мелодия была несколько монотонна и расплывчата, но слова — на чистом интергалакте — звучали вполне отчетливо:

Кто я? И кто вообще осмелится определить меня?

Ведь все во мне: влечение к чему-то с отторжением,

Безмерно малое с невообразимо крупным, восход и ночь,

Огня стихия с бездной моря,

то «против», что зовется «да»,

И ненависть, навечно сопряженная с любовью…

Ах, как бы я хотел уйти в ничто! И, растворясь,

Ликуя, в горниле голубой звезды, покинуть этот мир!

Челюсть Топтора, будто отягощенная неимоверно потяжелевшей бородой, отвисла, открыв зияющую полость рта. Все его члены охватила противная мелкая дрожь.

— Что… что это еще такое? — сумел наконец кое-как произнести он.

— Это поэма, — любезно разъяснил Боратор. — Ее сочинил самолично RК-064. Как и мелодию.

Вся двадцатка Тяжеловиков, державшаяся позади патриарха, дружно — шаг за шагом — стала отступать, сгрудившись вокруг шлюпа. Сейчас достаточно было подать какой-нибудь сигнал, и все, впав в панику, бросились бы во входной шлюз. Но Топтор, хотя и насмерть испуганный, все еще не хотел признать себя побежденным. Его палец нервно сжал спусковой крючок оружия.

— Почему вы не уничтожили этого RК-064?

Джон Маршалл, который в этот момент находился в надежном укрытии, наблюдая за сценой, усмехнулся, услышав этот вопрос. Он повторил его Китаи. И «чародей» тотчас же подсказал Боратору нужный ответ:

— Как так почему? Не вижу в этом никакой необходимости. Если я ликвидирую этого, то мне на том же основании пришлось бы уничтожить почти всех остальных роботов! В любом случае конец не за горами. Так пусть себе чудят, только бы вели себя мирно и не вздумали накинуться на нас… Кстати, один из рабочих роботов, некий РА-007, сейчас пишет трагедию. Она восхитительна, выдержана в очень благородном стиле, в лучших традициях классического театра.

Эмир, услышав это, едва не расхохотался, прошептав:

— Неужели вы и впрямь надеетесь обратить в бегство этого мастодонта подобными глупостями? Может, пока не поздно, этим делом займусь я? С удовольствием запулил бы его аж до ближайшего спутника — такая прогулочка пошла бы ему на пользу, не сомневайтесь! — Спокойно, Эмир, — урезонил его задетый такой репликой австралиец. — Топтор — реалист, мыслит в основном логически. Если вы вмешаетесь, то он сразу раскусит, что речь идет о телекинезе, и тут же заподозрит, что дело не обошлось без Милиции Родана. Перед ним сразу встанет образ конкретного, опасного, но ему понятного и вполне реального врага — врага, которого можно победить. Но много менее грозного, чем этот, так и не разгаданный им робот-рифмоплет! Китаи, продолжайте действовать в том же духе. Вы на верном пути, и вскоре наш приятель созреет.

Без всякого сомнения, цивилизация Вольных Перевозчиков знала определенные жанры литературы, включая трагедию. Но Топтор никогда не был силен в искусстве, не видя возможности нажиться в этой области. Совершенно растерявшись, он уставился в ярко-пятнистое лицо своего собеседника. Тяжеловика охватила безоглядная паника. Он чувствовал, что колени под ним подгибаются, и сохранял вертикальное положение только ценой неимоверного напряжения воли.

— А как… как эта самая болезнь проявляется у людей?

Боратор еще не успел ответить, как на углу ангара появился гозланин. С широкой улыбкой на устах он приблизился к группе Тяжеловиков. Еще несколько месяцев назад при виде этих «небожителей, абориген простерся бы ниц, уткнувшись лбом в грунт… Но этот, не проявляя ни малейшего беспокойства, прошел между инженером и патриархом. То был совсем молодой гозланин с развевающимися длинными темными волосами. На его загорелом лице и крепком торсе явственно проступали красные и голубоватые пятна болезни забвения. В его мозгах, судя по всему, не существовали в этот момент ни единой связной мысли, поскольку он — это было очевидно — и не подозревал о смертельной опасности, которую представляли для нега Тяжеловики.

Он ловко выхватил из дрожавшей руки Топтора радиант и стал забавляться с оружием. В результате неосторожного движения сверкнул бледный энерголуч, разнесший вдребезги кусок скалы. Гозланин, крайне удивленный этим, по-прежнему улыбаясь, вернул радиант его владельцу.

Топтор, буквально оледенев от ужаса, даже не попытался как-то среагировать на эти действия и занять безопасную позицию. Его больше, чем что-либо другое, угнетало именно это: ощущение парализованности всего тела.

А абориген с абсолютно беззаботным выражением на лице прошел сквозь строй Тяжеловиков, будто их и не существовало вовсе.

— Ну что, Топтор, теперь убедились сами? — проронил инженер — Любое существо, пораженное этой болезнью, полностью теряет память. Этот тип ничего теперь не знает об опасностях окружающего нас мира] да и вообще потерял понятие о том, что это такое. Сейчас он доверился бы своему самому смертельному врагу. Наша раса, Топтор, обречена, если Перевозчики дойдут до того, что позабудут, кто их истинные враги.

— Забыть об этом! Невозможно.

— Ха, вы забудете даже собственное имя!

И тут Боратор внезапно превратился в должностное лицо, осознающее всю меру своей ответственности.

— Не желаете ли вы, чтобы я провел вас по верфи, показав корабль? Ведь вам придется вскоре сопровождать его в космосе.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать