Жанры: История, Исторические Любовные Романы, Биографии и Мемуары » Ги Бретон » Наполеон и Мария-Луиза (страница 4)


Вскоре к ним вышел камергер и объявил:

— Их величества изволили уединиться!

Все остолбенели.

Как, королевская чета изволила тайком от всех отправиться обедать! Нет, это просто невероятно!

— Но где же они? — спросил кто-то из приглашенных.

Тут появился запыхавшийся генерал Бертран, и его слова были ответом на этот вопрос:

— По-видимому, они в постели!

Герцоги и герцогини, маршалы и бароны в полной растерянности переглянулись. На их памяти такой бесцеремонной и бесстыдной брачной ночи еще не было.

Поджав губы, все разошлись по своим комнатам. Но, несмотря на напускную строгость и внешнее суровое осуждение, что-то неуловимое в их взглядах говорило о том, что думают они иначе.

«Назавтра, во время утреннего туалета, — сообщает нам Констан, — император спросил меня, заметил ли кто-нибудь, что он нарушил этикет. Я ответил, что нет, рискуя быть уличенным во лжи. В эту минуту вошел придворный, который еще не был женат. Его величество потрепал его по щеке и сказал: „Дорогой мой, женитесь только на немке. Немки — лучшие женщины в мире: нежные, добрые, наивные и свежие, как розы“. Судя по довольному виду его величества, можно было заключить, что он нарисовал портрет конкретной женщины и совсем недавно расстался со своей моделью.

Приведя себя в порядок, император вернулся к императрице, а к полудню приказал подать завтрак прямо в спальню, велев служанкам ее величества накрыть столик около кровати. Весь остаток дня он был весел и обаятелен…»

Вечером в кругу друзей он объявил:

— Она делала это, смеясь!

В течение суток император беспрестанно рассказывал о брачной ночи, не забывая упомянуть о девственности Марии-Луизы, в подробностях живописал испытанное наслаждение и продолжительность любовных утех. Затем настало время подумать о серьезных вещах.


29 марта супруги выехали в Сен-Клу, где при большом стечении народа, в присутствии всего двора был отпразднован их гражданский брак, а 2 апреля, в яркий солнечный день, императорская чета торжественно въехала в столицу.

Под торжественные возгласы трех миллионов зрителей Мария-Луиза прошла пешком по Елисейским полям до площади Согласия. Там, где семнадцать лет назад была гильотинирована ее знаменитая тетка, Мария-Антуанетта, французский народ сегодня приветствовал

новую императрицу-австриячку…

Кортеж пересек парк Тюильри и въехал в Лувр — там должен был состояться церковный брак.

Однако начало церемонии омрачил небольшой инцидент: сестры Наполеона отказались нести шлейф императрицы. Императору пришлось поставить их на место:

— Королева неаполитанская! Великая герцогиня королевства Тосканского! Принцесса Боргезе! — закричал он. — Тем, кто ходил с корзинкой на рынок, думаю, будет не зазорно подержать трен королевы!

И порядок был восстановлен.

Три недели Наполеон и Мария-Луиза много времени проводили на всевозможных кроватях, диванах, канапэ. Когда они, наконец, познакомились поближе, император решил устроить жене свадебное путешествие. 27-го они выехали из Сен-Клу и направились на север Империи: во Фландрию, Бельгию и Голландию. Влюбленные проехали Сен-Кантен, Камбре, Валансьен, Брюссель, Анвер, Брюгге, Остенде и другие города, так и не размыкая нежных объятий.

В одном голландском городе произошла колоритная сцена. Муниципальные власти соорудили триумфальную арку, украшенную лентой со следующей необычной надписью:

Он сделал, как всегда, умнейший шаг,

Вступив с Мари-Луиз в счастливый брак.

Увидев это двустишие, Наполеон потребовал к себе бургомистра.

— Господин мэр, у вас, я вижу, процветают музы французской словесности?

Бургомистр, покраснев, ответил:

— Сир, стихи — моя маленькая слабость…

— А, так это вы… Вы употребляете табак?

И, не дожидаясь ответа, подарил мэру табакерку, украшенную бриллиантами.

Бургомистр стал пунцовым.

— Благодарю, Сир. Я так смущен…

— Берите, берите, — прервал его Наполеон и улыбнулся. — Сохраните коробочку и табак. — И добавил театральным тоном:

«Пусть будет связан сей сюрприз

Для вас навек с Мари-Луиз».

Следует отметить, что в последние несколько дней Наполеон был как-то особенно весел.

Императрица радовалась этому, не подозревая, что хорошее настроение мужа объясняется известием о рождении у Марии Валевской внебрачного сына — его сына — Александра Флориана, графа Валевского.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать