Жанр: Научная Фантастика » Иштван Немере » Дело Килиоса (страница 12)


Я промолчал. А что тут скажешь? Хроноклазма мы, скорее всего, не сотворили - полицейские все свалят на замыкание в электрической сети. Им даже в голову не придет, что происшедшее с тем несчастным полицейским - дело рук арестованного...

- Что за эпоха, черт побери! - выругался Баракс. - Сначала они бросились меня колотить, но я только посмеивался. Потом полицейские поняли, что так им ничего не добиться, и решили применить ток. Рой, зачем им это нужно?

- Сложный вопрос, Баракс. Такой был обычай в ту пору.

- А тайная полиция существовала затем, чтобы так обращаться с людьми?

- Да, подобные организации для этого и существуют. За это платят жалованье ее функционерам. Ясное дело, платят им больше, чем самым лучшим специалистам в других сферах деятельности.

Баракс с сомнением покачал головой.

- Так что же получается? Правительство платит полицейским, чтобы они выступали против значительной части общества?

- Именно.

- Они что, еще не знают, что ни один человек не может главенствовать над другим? Что сознанием людей нельзя манипулировать в свою пользу?

- Они не желают принять к сведению эту простую истину, - кивнул я.

- В таком случае, они - безнадежные дураки! - покачал головой Баракс. Я думал, что на этом он закончит свои рассуждения, но нет: мой друг завелся снова.

- Значит, они добились того, что все живут в страхе?

- Ты прав.

- В таком случае, было бы жаль, если бы того полицейского убило током, - неожиданно заявил Баракс. Вообще-то логика его меня не застала врасплох, но сейчас я от него этого не ожидал.

- Любая жизнь - бесценна.

- Рой, ты смотришь на это общество через призму логики 31-го века, - упрекнул меня мой товарищ.

Голос его меня удивил. Баракс говорил как-то иначе, не так, как обычно... Напрасно я вглядывался в его лицо - оно было столь же непроницаемо, как всегда.

Машину мы бросили на просторной стоянке возле какого-то ресторана и пешком пошли домой. Я поужинал и улегся спать. Баракс осмотрел квартиру, проверил окна и двери и вошел в мою комнату.

- Знаешь, Рой, я подумал, что если бы все одновременно восстали, то можно было бы прогнать правительство и полицию...

- Ты предлагаешь совершить революцию, только и всего, - сонно пробормотал я. - Не мешай мне спать, дружище.

Я уснул. А он неподвижно стоял, охраняя мой сон до самого рассвета.

- Если бы во всех городах и селениях в одну и ту же минуту на полицейские участки было совершено нападение... - продолжал Баракс вчерашним тоном в половине восьмого утра, когда я проснулся. Словно не разделяла начало и конец произнесенной им фразы целая ночь, потому что мысль у него начала излагаться с того самого места, где он прервал ее вчера.

- Ага, ты уже имеешь в виду заговор, - проворчал я неохотно и побрел умываться. Терпеть не могу разговоров о политике натощак с утра пораньше. Баракс, наглец, естественно, последовал за мной в ванную и запальчив о продолжал:

- Если бы они так поступили, это был бы конец существующему строю, правда, Рой?

- Нет, дорогой мой друг, нет, милый мой Баракс, - пробулькал я сквозь пену с зубной щеткой во рту. - Никакого конца не было бы, потому что реализовать такой заговор невозможно.

- Так что же получается, Рой, ситуация безвыходная?

- Совсем наоборот. Ведь то, что ты сейчас видишь, - седая древность. Человечество справилось с этим точно так же, как и с другими своими бедами. Почитай труды историков.

Он оставил меня в покое, и я наконец смог закончить утренний туалет.

Перед полуднем в узких улочках припортового района было немноголюдно. Машину мы поставили на том же месте, у кафе "Кальвадос". Поблизости ничего подозрительного не было.

Нам удалось без приключений добраться до площади на набережной. Едва мы затормозили, машину окружили оборванные детишки.

- Сеньоры, дайте монетку! - кричали они.

Баракс удивился.

- Рой, чего они хотят?

- Просят подаяния, старик.

- Подаяния? Что это значит?

Я посмотрел на Баракса:

- Потерпи. При случае объясню.

Сквозь толпу детей я пробрался к входу в харчевню. На этот раз в зале было сравнительно мало народу. При моем появлении великан за стойкой отложил в сторону свое полотенце и поднял на меня большие влажные телячьи глаза.

- Наверху вас дожидаются, - произнес он негромко и указал на узкую лесенку у задних дверей, ведущую на второй этаж.

Секунду я колебался: вдруг это западня? Хотя Баракс, в конце концов, неподалеку, достаточно поднять тревогу - и он явится в мгновение ока.

Меня встретил седой человек - выглядел он, во всяком случае, значительно старше меня.

- Меня прислал Лоренцо, - сказал он. - Мое имя, скажем, Лопес.

- Я Рой Медина, допустим, что меня так зовут на самом деле, улыбнулся я, внимательно изучая незнакомца. Было ему лет 60-65, лицо его покрывала сеть бесчисленных морщин. - Значит, и вы законспирированы?

- Обстоятельства вынуждают, - уклончиво, но не враждебно отозвался он.

- Откуда мне знать, что вы не шпик? - спросил я, и тут же мне пришла в голову мысль, как это проверить: - Допустим, вы знаете Лоренцо. В таком случае, вам должно быть известно, как зовут его невесту.

- Эстрелла Хуарес, живет она в Лории, - ответил он без запинки и тут же поправился: - Я хотел сказать, жила в Лории. Теперь она здесь, вместе с Лоренцо.

- Значит, и она скрывается, - я выглянул в окно. Площадь хорошо просматривалась. Наш автомобиль был виден, как на ладони. Дети уже разбежались. Баракс ждал меня в машине - он был

настороже.

- В некотором смысле все мы скрываемся, - покачал головой Лопес. Одни скрывают свои мысли, другим приходится скрываться самим. Да, кстати, вот ответ на ваше вчерашнее письмо.

Он сунул мне в руку листок, я едва взглянул на него и положил в карман. Сейчас меня больше интересовал мой собеседник.

- Вы не похожи ни на крестьянина, ни на ремесленника, сеньор Лопес.

- Я профессор латиноамериканской литературы, преподаю в Боливарском университете, то есть хотел сказать - преподавал... Может быть, снова буду преподавать.

- Если победит Фронт, - кивнул я.

- Да, если мы победим, - ответил он с надеждой в голосе. - Но до этого еще далеко.

- Гораздо ближе, чем вы думаете. - Я едва успел прикусить язык, этого нельзя было говорить! Даже намекать нельзя на неизбежность победы Фронта! То, что для меня было свершившимся фактом, для этих людей было туманным будущим. И тут мне пришла в голову оригинальная мысль.

- Сеньор профессор! Много ли в городе ваших людей?

- Вы же понимаете, что на подобные вопросы я не могу отвечать.

- Да, конечно, я же чужой. Тем не менее, вам очень пригодилось бы, если бы кто-нибудь устранил президента Рамиреса?

- Вы намекаете на покушение?

- Не совсем, но можно сказать и так.

- Разумеется, мы бы воспользовались этой ситуацией, но только в том случае, если бы знали, скоро ли произойдет вмешательство...

- Этого я не могу вам обещать.

- Нелегко вести переговоры на подобные темы, сеньор Медина. На кого, собственно, вы работаете?

- Вы же понимаете, что на подобные вопросы я отвечать не могу, как вы только что сами выразились, сеньор профессор, - усмехнулся я. Поэтому остановимся на гипотезе, что я прибыл издалека. Скажем, из-за границы. Принимая во внимание некое давнее дело, наших людей интересует исключительно личность президента Рамиреса. С внутренними делами Боливарии мы не имеем ничего общего, вмешиваться в них мы не намерены. Тем не менее, мне кажется, что вы, Фронт, и мы, охотники за Рамиресом, можем с успехом сотрудничать. Из нашей операции и вы можете извлечь пользу, сеньоры.

- Это звучит как отрывок из сценария авантюрного фильма, - с некоторым недоверием усмехнулся профессор - Хотя я готов обсудить ваше предложение с руководством. И если оно согласится, мы вам поможем.

- Когда я узнаю ответ?

~ Дня через два-три.

- Где вас можно будет найти? - вопрос был риторический. Что поделаешь, не выходит у меня ничего с этой конспирацией. Лопес улыбнулся. Его морщинистое лицо сразу стало симпатичным.

- Сегодня 26-е, значит, 28-го, ближе к вечеру, придете сюда. Вас встретит Лоренцо.

Неожиданно профессор протянул мне руку. Я подумал, что он был обо мне не очень высокого мнения и считал либо тайным агентом, либо наемным убийцей, или, в лучшем случае, интеллигентным террористом. Поэтому по достоинству оценил его жест. К концу 20-го века кое-кто склонен был придавать этому жесту большое значение.

Мы направились в сторону парка. Движение по улице было довольно оживленным, однако наша машина шла ровно - за рулем опять сидел Баракс. На листочке, полученном от Лоренцо, стояло только: "Флоренция Вадерос, Альжерирас, 186".

- Это на северной окраине, довольно далеко от центра, - пояснил Баракс, взглянув на записку. - Что будем делать дальше?

В этот момент мы проезжали мимо собора Нуэстро Сеньора. Я уже начал сносно ориентироваться и без карты.

- Не мешало бы еще разок пообщаться с одним нашим знакомым.

Баракс покачал головой.

- Опасное дело ты затеял, Рой.

- Знаю, но нам нужна информация. Полковник Негадес один из тех, кто решает судьбу Боливарии.

- Вчера ты нашел случай убедиться, что с ним не просто договориться.

- Возможно, но с тех пор он кое-что обдумал и будет более сговорчивым, - возразил я. Баракс молча вынул пистолет и подал его мне. Потом остановил машину у телефонной будки.

Я набрал номер.

- Пожалуйста, полковника Негадеса.

- Кто спрашивает?

- Медина.

Снова такое же, как и в первый раз, продолжительное молчание, потом знакомый голос:

- Негадес слушает.

- Говорит Медина. Как самочувствие, полковник?

Негадес молчал. Видимо, он не ожидал, что я позвоню еще раз.

- Что же вы, полковник? Вы уже пришли в себя после вчерашней встречи? В нашей с вами профессии иной раз приходится признавать, что проиграл. Однако вам не кажется, что мы не закончили вчера переговоры? Мое предложение остается в силе, сеньор Негадес.

- Да, но...

- Бросьте, коллега. Речь идет о вашей карьере. Если вы на самом деле желаете осуществить свои смелые планы, встреча со мной также входит в ваши интересы. Приходите сейчас в собор Нуэстра Сеньора. Только на этот раз в одиночку, полковник.

Наконец мы дождались полковника, хотя прошло целых двадцать минут. В собор он вошел не совсем уверенным шагом. Заметил меня сразу, да я и не прятался. Сквозь стрельчатые витражи лились голубые, алые, желтые, зеленые световые водопады. В глубине на скамьях виднелось несколько склоненных старух со сплетенными в молитве руками. Я почувствовал себя святотатцем.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать