Жанр: Научная Фантастика » Иштван Немере » Дело Килиоса (страница 22)


- Да, но не невозможно.

Пришла очередь главного вопроса:

- Где он теперь?

- Понятия не имею, - Рамирес покачал головой. - Вчера утром, когда я покинул город, он находился в моей летней резиденции.

- Так это вы уговаривали президента Верунды присоединиться к Боливарии? - я встал и направился к двери. - Вашу судьбу мы решим позже, сеньор Рамирес.

И вышел.

На этот раз установить связь по хронотелефону было непросто. Аппарат трещал - общение сквозь эфир и через столетия было исключительно сложным делом. Однако в конце концов сквозь треск удалось разобрать:

- Медина! Алло, Медина!

- Приветствую вас, шеф!

- Что нового? - донеслось уже более четко.

Я рассказал все вкратце. Шеф молчал. Да и чем он мог помочь? Разве что информацией.

- Рой, у вас есть еще несколько часов. Скоро в городе начнутся уличные бои. Есть только один способ напасть на след Килиоса. Ищите вольтранс! - скрежет и треск на линии опять усилились, смысл сказанного доходил с пятого на десятое, а об остальном оставалось только догадываться. Потом слышимость стала немного улучшаться, и вдруг я с некоторым удивлением уловил имя Флоры.

- ...руководство одобрило связь с этой женщиной...

- Спасибо, - пролепетал я, на секунду позабыв даже о Килиосе. Что это с ними? Шеф уговорил их дать такое разрешение? Ничего похожего раньше никогда не случалось. Полиция Времени не позволяет обзаводиться подобными связями. Правда, доложить все равно пришлось бы обо всем. Да и комиссия, расследующая ход операции, узнала бы все от Баракса. Слова шефа привели меня в изумление. Так может, ее даже разрешат забрать с собой в 31-й век?

Связь прервалась окончательно.

Хронотелефон вмонтирован в Баракса, так что он был в курсе, но, по обыкновению, не отреагировал. Заметил только, что пока я разговаривал, Флора села в машину и уехала в город. Помолчав, Баракс спросил:

- Килиос еще в городе?

Даже он понимал, что это сейчас самое важное.

- Очень даже может быть. Начнутся уличные бои - тогда ему вообще отсюда не выбраться.

Пора было приниматься за дело.

Несколько секунд рационально мыслящий мозг Баракса анализировал сотни возможных ситуаций и комбинаций. После этого Баракс заговорил:

- Шеф предположил, что раз аппаратура Килиоса находится где-то в одном месте, он может пустить ее в ход...

- Понял, можешь не продолжать.

Я поспешил в дом. Лоренцо и старик-камердинер слушали на кухне радио. Мужской голос как раз сообщил, что партизанские формирования подходят к городу. Я притворил дверь и понесся к телефону.

В телефонной книжке было множество номеров президентского дворца. Отдел протокола, секретариат, служба безопасности, по крайней мере, еще около двух десятков других отделов. Несложно было догадаться, что действительно важные номера засекречены и в телефонном справочнике их нет. Поэтому я сделал вывод, что наиболее информированные люди - это сотрудники службы безопасности, испытанные сподвижники Негадеса. И я позвонил именно туда. Ответил мужской голос:

- Служба...

- Я хочу поговорить с президентом, - перебил я говорившего. На другом конце провода меня, видимо, приняли за обыкновенного психа и положили трубку. Я снова набрал номер.

- Служба...

- Я Рой Медина и не советую снова бросать трубку, - сказал я совсем другим тоном. - Полковник, я звоню совсем не ради удовольствия. Мне нужно передать известие большой важности.

- Никогда не слышал вашего имени, сеньор, - донесся голос, в котором уже слышалась некоторая почтительность, что я и воспринял не без удовольствия.

- Мне нужен полковник Негадес, - потребовал я.

Несколько минут в трубке шуршал ток. Какая все-таки примитивная техника была в этой эпохе! Потом послышался другой голос:

- Сеньор Медина?

- Да. Я должен обменяться с его превосходительством несколькими словами. Это касается чрезвычайно важного дела.

- Вам не кажется, что сейчас не самое подходящее для этого время?

- Для этого никогда не будет подходящего времени, дружище. Скажите Негадесу, на проводе Медина, который хочет сообщить кое-что относительно одного кондитера.

Секретарь наверняка сообразил, что "кондитер" - это какой-то тайный пароль. Потому что не прошло и минуты, как меня соединили. Наконец-то я услышал знакомый голос.

- Негадес слушает.

- Здравствуйте, полковник. Извините, это по привычке. Здравствуйте, господин президент.

- Сеньор Медина, я же предупредил вас, чтобы вы мне не звонили.

- Думаете, в нынешней ситуации меня допустили бы к вам лично? Без документов, зато с подозрительным иностранным акцентом? Но оставим это.

- Вы хотели мне сообщить что-то о кондитере?

- Да, полковник. Похоже, что мы дали маху.

- Что вы хотите этим сказать? - в голосе его послышалось беспокойство.

- Это не тот человек, понимаете? Вчера утром он послал в резиденцию своего двойника. Мы похитили из президентского конвоя не того человека.

Некоторое время Негадес дышал в трубку.

- Он жив? - наконец спросил он.

- Конечно, с ним ничего не случилось. У меня есть веские доказательства, что это совсем не тот человек, что был нам нужен. В противном случае разве я тратил бы свое драгоценное время, чтобы дозвониться к вам? Можете поверить, у меня достаточно собственных неприятностей по этому поводу.

- В таком случае, где он?

- Совершенно очевидно, что пока не смеет показываться на людях. Укрылся где-то в городе и ждет подходящего случая. Мне кажется, далеко уйти он не мог. Скорее всего, он в летней резиденции. Узнайте, не случилось ли там за

последние 24 часа чего-нибудь необычного, не исчезали ли солдаты, не терял ли кто-нибудь сознание. Не было ли кому-нибудь из персонала плохо? Не удивляйтесь, полковник, я знаю, по каким признакам можно обнаружить его присутствие.

- Чтобы узнать это, нужно время. Вы, вероятно, догадываетесь, что у меня есть и другие дела!

- Поторопитесь, это в ваших интересах. Пора решительно покончить с этим делом!

- Через два часа свяжитесь со мной по телефону, запишите номер...

Лоренцо отставил чашку. Его черные глаза горели энтузиазмом.

- Все зарубежные радиостанции твердят, что наши напирают! Кольцо партизан стягивается вокруг города!

- А что говорит официальное радио Негадеса?

- Почти не упоминают о партизанах. Ругают генерала Кастельяно и верные ему части: подлые бунтовщики. Генерал, мол, снюхался со смутьянами. Пытаются таким путем восстановить против генерала другие подразделения армии и колеблющихся офицеров.

- А что народ?

- Выжидает. Рой, наш народ пережил уже достаточно много таких переворотов. Люди не торопятся выражать свое мнение, они научились осторожности - береженого бог бережет.

- А время уходит, - сказал я с раздражением. Лоренцо не догадывался, что я имел в виду. На его загорелом лице не было и тени озабоченности, он улыбался.

- Куда торопиться? Не сегодня завтра Негадес и Кастельяно вцепятся друг другу в глотки. А когда они ослабят друг друга, руководство Фронта подаст знак. Подпольщики соединятся с партизанами, и к вечеру город будет в наших руках.

- А что в провинции?

- Несколько округов уже в руках повстанцев. Достаточно будет занять телеграф и телестанцию в Боливаре, и дело в провинции, считай, выиграно.

Он потянулся за стаканом, отпил воды.

- Что будем делать с Рамиресом?

Я пожал плечами и вышел в сад.

- Мне кажется, Килиос не мог сбежать, - встретил меня Баракс.

- Ты прав. Прячется где-нибудь. Город кишит солдатами, осведомителями и агентами Негадеса, усердствующими чиновниками, дорвавшимися до власти. Появись он на улице - схватили бы в тот же час: подумали бы, что это вырвавшийся из рук террористов Рамирес.

- Лишь бы это ему не взбрело в голову, не то придется начинать все сначала.

Солнце палило. Я разглядывал кроны деревьев, мелкие голубенькие цветы, усыпавшие кусты, и думал о Флоре. Где она, что с ней?

Вдруг Баракса осенило:

- Так ведь Килиос не может знать будущего. Ему известно только то, что написано в исторических исследованиях. Из такого далека разве разглядишь подробности? Минуло тысячелетие, до потомков дошли только документы, описывающие ситуацию в общих чертах. Однако Килиос наверняка знает, что произошло после путча, какая из трех противоборствующих сил взяла власть и какова была судьба президента Рамиреса.

- Зато о собственной судьбе он и догадываться не может! - я весело хлопнул Баракса по плечу. - Все, что он прочел в древних исторических трудах, касается бывшего кондитера, а не его, Килиоса. Он, как и мы сейчас, стоит беспомощный перед разворачивающимися событиями. Почем ему знать, как закончится его запутанное дело? В хрониках-то не осталось и следа его собственного пребывания здесь.

Баракс был собой доволен. Я уже не впервые замечаю, что он буквально расцветает, стоит нам сделать какой-нибудь особенно удачный вывод.

- За исключением одной вероятности: если он сам не управляет ходом событий, - остудил я его энтузиазм. - Потому что может статься и такое: зная ближайшее будущее, он именно на этом построил свою затею. Зная, что Галапол отправит за ним в прошлое своих людей, он именно поэтому прячется. Именно поэтому распорядился, чтобы агенты присматривали за бывшим жилищем своего двойника. Знал, что мы обязательно сунемся туда за разрешением загадки Рамирес-Килиос сходство или тождество? Надеялся, что оттуда нам не удастся уйти живыми.

- И наверняка расставил нам еще множество других ловушек. Хотя, если он знал о покушении, зачем отпустил Рамиреса объезжать провинции, отдав прямо в наши руки?

- Текущие политические интересы требовали, чтобы новый диктатор объехал свою страну - таков обычай. И нельзя забывать, что Килиос, возможно, пока не собирается менять течение истории.

Я задумался. Все это до сих пор не давало мне покоя. Ведь что будет, если...

- Если окажется, что Килиос с самого начала рассчитывал, что мы похитим Рамиреса? - подхватил Баракс. Мы с ним думали об одном и том же.

- Тогда нашему положению не позавидуешь, - бросил я сердито. - Это означало, что мы реализовали и сейчас продолжаем реализовывать его планы.

- Килиос хочет уцелеть любой ценой, - Баракс трезво оценивал ситуацию. Правда, это был единственный отправной пункт, на который можно было с уверенностью опереться. - Он же прибыл сюда вовсе не затем, чтобы покончить с собой. Он знает, что Галапол пошлет за ним столько оперативных работников, сколько потребуется. По моему мнению, стоит принимать в расчет еще одну возможность: на этом этапе развития событий единственная цель Килиоса - надуть нас. Он до тех пор будет плутать и вилять, пока мы, наконец, не сдадимся и не покинем этот проклятый век, не вернемся в будущее и не доложим, что не нашли его.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать