Жанр: Фэнтези » Наталья Игнатова » Змееборец (страница 14)


Той ночью жуткая новость показалась Йорику сравнимой с сообщением о том, что Эфа погибла, и надеяться больше не на что. С тем же успехом Легенда могла бы дважды треснуть его по голове мешком с мукой. Позже он даже подумал, а, может, оно и к лучшему, что де Фокс мертв. Честно говоря, мертвый керват в большинстве случаев предпочтительнее живого. Жаль только, что такое мудрое рассуждение совершенно его не утешило. Сумасшедший или нет, Эльрик – это Эфа, а Эфа нужна была Йорику живой. Она была нужна ему. И время никак не хотело вылечить боль потери, а когда умерла надежда, болеть почему-то стало только сильнее.

Бывает всякое, что правда, то правда.

– Командор, – де Фокс улыбнулся, и зубы его выглядели вполне человеческими, – прости, что отвлекаю от размышлений, но мне хотелось бы услышать продолжение истории. Ты запер Легенду в башне, а дальше?

– Знаешь, я убедился в том, что для эльфов голодание проходит безболезненно, – Йорик вновь задумался, – я не то чтобы оправдываюсь, но вы с Легендой хорошо ладили… не хочу выглядеть в твоих глазах законченной сволочью. Так вот, раньше мне доводилось только читать о том, как это бывает. Думаю, Легенда действительно сошла бы с ума, если бы не видела неба, а вот без еды и воды она становилась только злее. День ото дня. Это жуть какая-то, казалось бы, куда уж дальше-то? Я заглядывал к ней время от времени, дверь, понятно, не открывал, так проверял, что она не прогрызла стену и не сбежала. Через неделю мне уже казалось, что грызть стену она не будет, просто плюнет, и яд проест в камне дыру. Ну, а остальное время я обрабатывал Лойзу. Припомнил все свои познания в медицине, и основательно озадачил воеводу образом Сорхе. Капля камень точит, а Лойза, все-таки, не каменный. Был. Все шло к тому, что уже через месяц он хоть сколько-нибудь сможет сопротивляться любовным чарам.

– И кто же тебя выследил, в конце концов? Кто донес воеводе?

– Да нашелся один… доброжелатель. Даже не из придворных, что обидно. Хотя, я сам дурак, тут не поспоришь, говорю же, никто наверх не ходил, нечего там было делать, и вдруг, нате вам, капитан через день туда начал мотаться. Ясно, что по делу, но вот по какому? Ребята у меня надежные, а те, кто особые задания выполнял – надежные вдвойне, но, пропади оно все… ты слышал про информационную диффузию?

– Неконтролируемое распространение информации, в том числе между мирами?

– Ладно бы между мирами, – поморщился Йорик, – информация просачивается даже между реальностями, ей, знаешь ли, плевать на то, что это невозможно. Да нет, это я, пожалуй, оправдываюсь. Я здесь расслабился: слишком долго пробыл единственным на все воеводства практикующим магом, вот и прокололся.

– Ты запустил программу, – де Фокс смотрел на него сквозь завесу табачного дыма, и странно было слышать от него, непохожего на себя, слова, принадлежащие другому миру, совсем другим временам. – Заточил красавицу на вершине башни, она должна была погрузиться в неестественный сон, и у нее был волшебный талисман. Даже одного условия достаточно, чтобы появился принц-спаситель, а уж три – это гарантия того, что действие будет развиваться по всем известному сценарию.

– Ты серьезно?

– Я серьезно, – шефанго фыркнул, – на планете магов меньше полутора десятков, этого недостаточно, чтобы хоть сколько-нибудь контролировать волшебство. Это у нас дома можно перекраивать законы магии по своему усмотрению, а здесь магия управляет людьми, никак не наоборот.

– Ну и дела, – пробормотал Йорик, без тени насмешки, – меня учит малек, знающий о магии разве что из журналов "Наука и Жизнь".

– "Мракобесие и смерть", – буркнул де Фокс. – Я, вообще-то, девочкой родился, если ты вдруг подзабыл. И до двенадцати лет читал в основном журналы мод. Косметическая магия, фантомные аксессуары, "цвета, актуальные в этом сезоне…" мит перз…

– Да уж точно, книжки мы читали разные. Это барбакиты учат, что магия, предоставленная сама себе, диктует свои законы?

– Учили.

– Существенный пробел в моем образовании, – Йорик развел руками. – Да, так все и было. Появился принц, спас из заточения красавицу, а меня едва не казнил.

– Странно. Я бы непременно казнил.

– Угу. Лойза-то, естественно, предположил, что я в его красавицу сам влюбился. А она в меня не влюбилась, от каковой безысходности я помрачился умом и запер девицу навеки в башне, чтоб никому не досталась. Лойзу я понимаю, он сам был влюблен, ни о чем другом и думать не мог, беда в том, что за такую выходку с меня, невзирая на чины и заслуги должны были снять голову. Но Легенда решила, что любовь капитана гвардии к купеческой дочке, это не совсем то, что любовь пажа к королеве. Романтикой и не пахнет, а слухи наверняка пойдут… даже если ничего не было, все равно ведь наверняка что-то было. Ну вот, – он пожал плечами, – поэтому она изложила свою версию событий. Мол, я счел, что она Лойзе не пара, что я слишком уж много на себя беру, что я запер ее в тюрьме, чтобы уморить голодом, и восемь дней не кормил и не поил.

– Не поил? – не поверил де Фокс.

Йорик ухмыльнулся:

– В кои-то веки Легенда решила сказать правду, и, думаю, впредь зареклась это делать. Естественно, Лойза ей не поверил. Восемь дней без воды, а цветет, как ромашка на лужайке – где же это видано? Ну, а, единожды солгав, сам знаешь… Мне даже интересно стало, а не попытается ли Легенда убедить Лойзу в том, что она эльфийка. Чего уж там, в самом деле? Тут бы, глядишь, ее и отправили в какой-нибудь монастырь к сердобольным лекарям. Как же, размечтался… Но, как бы то ни было, Лойза хоть и взбесился из-за превышения полномочий, на просьбу Легенды немедленно отрезать мне голову ответил категорическим отказом. Велел

мне больше так не делать, в его личную жизнь не лезть, и возвращаться к выполнению непосредственных обязанностей.

Анавхэ[24], – де Фокс хмыкнул, – хочешь сказать, что ты выкрутился без магии?

– Я полагаю, светлый образ Сорхе в памяти Лойзы слегка ослабил чары Легенды, – скромно признал Йорик, – но спустить дело на тормозах он решил сам.


* * *


В дверь снова постучали, на сей раз, это был хозяин. Видно супруга его отказалась идти к странным постояльцам, имеющим привычку вставать, когда дама входит в комнату. Поинтересовавшись, не нужно ли пану Серпенте еще что-нибудь, трактирщик подхватил поднос с посудой и исчез за дверью.

– А ведь у него и дочка есть, – задумчиво произнес де Фокс.

– Помечтай, – Йорик ухмыльнулся.

– Лучше я помечтаю о Легенде. Ты, кстати, в курсе, что серьги ей подарила Дэйлэ?[25]

– Да. Она однажды рассказала, что ты получил от богини меч, а она серьги. Я так полагаю, серьги ее, в конце концов, и подвели. Легенда никак не могла подарить Лойзе наследника.


* * *


Люди и эльфы могли иметь общих детей, история знала с десяток подобных случаев, а сколько их укрылось от ее внимания, могли сказать разве что лечащие врачи тех дам, которых угораздило завязать роман с эльфом. Только вот Легенда оставалась бесплодной. Она была здорова, разумеется, эльфы знать не знали, что такое болезни. И Лойза был здоров, что доказывали незаконнорожденные детишки. И, казалось бы, всего то и нужно Легенде и Лойзе любить друг друга, да ожидать неизбежного рождения наследника.

Да вот никак.

О том, что волшебные серьги подарены Легенде богиней любви, Дэйлэ, как называли ее шефанго, Йорик узнал почти случайно. К тому времени Легенда уже два года была замужем, и Лойза постепенно приучил ее жить по правилам, которые устанавливал капитан его гвардии. Так что Легенде приходилось считаться с Йориком, а Йорику – иногда – с Легендой. Можно даже сказать, что они притерпелись друг к другу. Вот только, Легенда знала, что Йорик маг, или, на ее языке "проклятый колдун", и она знала, что Лойза не верит в магию. И то и другое выводило ее из себя. Легенда была терпелива и отнюдь не глупа, чего уж там. Умная, хитрая, честолюбивая женщина. Однако приступы скверного настроения случались у нее все чаще, и тогда она винила Йорика во всех грехах, мыслимых и немыслимых. Лойза уже несколько раз вынужден был призывать супругу вести себя более разумно. Легенда и сама хотела бы вести себя более разумно, но она вышла замуж за слепца, ей снова приходилось слушаться Йорика, и одним только богам ведомо, каких усилий стоила ей эта разумность.

Чего она не знала, так это того, что Йорик уж точно был не виноват в том, что у них с Лойзой не было детей. Хотя, без магии там, конечно, не обошлось.

Легенда однажды накинулась на него с обвинениями, за которые воевода, услышь он свою дорогую женушку, точно отправил бы ее полечиться. Она говорила, что Йорик делает все, чтобы Лойза перестал ее любить, мечтает избавиться от нее, сжить ее со свету. И тогда же брякнула, что никакая магия не одолеет наложенных на серьги чар, потому что ни один маг, даже поганый смесок, не в силах тягаться с самой Двуликой.

С Двуликой Йорик и не тягался. Лойза по-прежнему грезил Сорхе, хоть и не осознавал этого, однако его любовь к жене не слабела. Воевода просто сохранил способность здраво рассуждать, несмотря на бесконечное очарование Легенды. Его трудно было сбить с толку, только и всего.

В своих неприятностях Легенда была виновата сама. Двуликая не делает подарков просто так, ни одно божество не делает подарков просто так, и надо совсем уж ничего не соображать, чтобы использовать волшебство любви в корыстных целях. А Легенда именно так и поступила. Она не любила Лойзу, она очаровала его, вышла за него замуж, рассчитывая прибрать к рукам власть и богатство, ей, если уж говорить честно, и деваться-то особо было некуда: женщина в этом мире может править, только оставаясь в тени мужчины. И, да, Йорик мог бы Легенде посочувствовать, выбери она кого-нибудь другого, не его подопечного. А так, он не сочувствовал ей, даже когда понял, в какие неприятности она сама себя втравила.

Двуликая, конечно же, не простила такого надругательства над собой, над любовью, которую она олицетворяла. И Двуликая решила, что в семье, где нет любви, не может быть и детей. А с богами ведь не поспоришь.

Надо сказать, Йорик попытался донести до Легенды эту простую мысль. Зря, конечно. Мог бы догадаться, что она его, в лучшем случае, не услышит.


Через два с лишним года при дворе воеводы начали поговаривать о том, что Лойзе стоило бы подумать о другой жене. Пусть не такой умнице и красавице, но зато здоровой и способной родить наследника. Разговоры эти то стихали, когда чары Легенды заморачивали тех, кто вел себя слишком уж беспокойно, то возобновлялись с новой силой, когда наваждение спадало. Да, Йорик позаботился о том, чтобы Лойзу время от времени донимали советами жениться снова. А ещё Йорик позаботился о том, чтобы никто не мог указать на него, как на генератор беспокойных настроений. Все, что ему было нужно – набраться терпения и ждать.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать