Жанр: Фэнтези » Наталья Игнатова » Змееборец (страница 31)



* * *


Выглядело это эффектно. Даже слишком эффектно, но это Эльрик оценил потом. А тогда он отстраненно фиксировал происходящее, не задумываясь над тем, что видит, не задумываясь даже над тем, что делать.

Серая земля раскрылась трещиной, протянувшейся на несколько десятков гельхов. Пыль взвилась над равниной. А из трещины ударило клубящееся пламя.

И явился Червь.

В блистающей черно-огненной чешуе, с адамантовым, слепящим глаза гребнем, он с оглушительным ревом вскинул огромную голову, и выдохнул облако рыже-алого пламени.

В никуда. В пространство перед собой.

Мгновением позже, скребя чешуей, по каменной плите мотнулся сверкающий хвост. И Эльрик взбежал по нему, по сияющим пластинам брони, уцепился за гребень, обжегся, ударил колющим, полагаясь на меч, на то, что тот способен пронзать даже камень, так, может, возьмет и демоническое подобие плоти.

Лезвие лязгнуло о броню.

Эльрик зарычал, не удержавшись на скользкой, ходуном ходящей под ногами чешуе. Скатился на камень, упал на колени. Хвост пошел обратно, на сей раз над плитой, и шефанго, прогнувшись как эзисский лук, коснулся камня лопатками, пропуская удар над собой, и ударил снова, в тусклую броню на брюхе. Ударил всем телом, наваливаясь на меч, преодолевая тугое сопротивление чешуи и вязкой плоти под ней. Он расширял рану. Делал глубже.

Вырвал меч и перекатился в сторону, когда Червь резко опустил хвост, чтобы прихлопнуть непонятную кусачую пакость.

А Дхис сорвался с запястья.

Маленький деревянный змей, охотник на мышей, Лучший-ныряльщик-в-листву…

Прямой и тонкий как изузоренная стрела, змей вонзился в разверстую плоть Червя. Ввинтился внутрь, на длину меча Эльрика, и дальше, в бескровной ране в последний раз метнулся его узорный хвост, а потом чешуя грохнула о камень, и Эльрика смело в сторону волной воздуха.

От нового рева остатки плиты рассыпались крошкой.

Эльрик не понял, как он не рассыпался сам. Понял только, что Он-и-Они не удержали голову Червя. Что тот разворачивается, свиваясь в кольцо, и сейчас дохнет пламенем, после чего от придурка-шефанго не останется даже пыли. Он успел снова взлететь на спину чудовища, скатился с другой стороны.

Вовремя!

Чешуйчатый вал прикрыл его от клубящегося огня. А Червь, обжегшись сам об себя, судорожно дернулся, вновь ненадолго приоткрыв тусклое брюхо.

И снова Эльрик ударил. И снова успел выдернуть меч и отскочить, прежде чем хвост размазал его по земле.

Раны, наносимые его клинком, были для Червя не более чем царапинами, но лезвие, словно очищаясь о выморочную плоть, становилось все светлее. Светилось все ярче.

Вновь взбежав к раскаленному гребню, Эльрик сверху-вниз всадил клинок в закоптившуюся чешую на другом боку Червя. Он не ошибся. Рассчитал правильно. На сей раз, меч пробил броню. И голова, с частоколом сверкающих клыков в раскрытой пасти, развернулась к шефанго.

Червь был всего лишь машиной. Но эта машина умела учиться. Он не стал выдыхать пламя себе на спину, откуда рычал на него зловредный шефанго. Он решил просто слизнуть назойливую тварь.

Раздвоенный зеленый язык метнулся к Эльрику. А тот прыгнул навстречу, со спины Червя – вперед и вверх. Увернулся от языка, вбил меч под нижнюю челюсть, там броня была мягче, тоньше, уязвимей. И Червь, в ярости мотнув башкой, сам расширил рану.

Эльрика вместе с мечом отшвырнуло в сторону, он перекатился снова, отметив краем сознания, что еще один такой удар, и собирать будет нечего. Из-под челюсти Червя сочилось жидкое пламя, едкое, прожигало землю, заливало чешую. Червь кашлянул. Забулькал чем-то внутри, пытаясь дохнуть огнем.

И дохнул.

Так, что земля под ним оплавилась. Но огонь вырвался не из пасти, а из раны, и чудовище судорожно подняло над землей аж две трети тела, визжа от боли…

Нет. Он не знал, что такое боль. Но он получил серьезные повреждения. А меч уже пылал ясным, белым огнем, и Эльрик, услышал свой крик. Звонкий, яростный клич:

– Фокс!

Он бросился вперед, прямо под опускающуюся – смести его, смять, раздавить – огромную голову. Он снизу-вверх всадил сияющий клинок в обуглившуюся рану, рванул на себя. Волшебное лезвие резало плоть, как мягкое масло, разваливая шею Червя, распластывая его нижнюю челюсть в длину на две неравных доли.

Горячее, жирное, скользкое, невыносимо пахнущее серой, окружило Эльрика со всех сторон. Разваливающаяся плоть чудовища свалилась ему на голову и на плечи, а он стоял, подняв клинок. Он стоял, сражаясь уже не с Червем, а с собственным инстинктивным стремлением убежать, уйти из-под неизбежного удара. И когда тяжелая башка рухнула сверху, Эльрик, стиснув зубы, зажмурился на миг… и выдохнул, убедившись, что рассчитал правильно. Его не раздавило. Зубы Червя уперлись в землю, заключив шефанго в прочную клетку. А страшный язык, пригвожденный к верхнему небу, бесполезно дергался, вверх и вниз скользя по клинку.

Эльрик нажал на рукоять, вгоняя меч выше, дальше, в череп, туда, где у живого существа был бы мозг.

А у Червя?

У Червя мозга не было. Но располосовать верхнюю часть его башки от глаз до кончика носа, было бы не лишним. После этого, бой превратился бы в добивание.

Когда руки уперлись снизу в язык Червя, плотно пришпиленный к небу, Эльрик попятился, вскрывая чудовищу верхнюю челюсть…

И тут Червь взорвался.

Он треснул по всей длине, и разлетелся на куски. На пяток больших и бессчетное количество маленьких ошметков бесцветной плоти и сверкающей чешуи.

Эльрик упал, когда исчезло сопротивление лезвию, но

успел превратить падение в кувырок. А, вскочив на ноги, он оказался в кольце скользящих мимо, переливающихся дивным узором, темной зеленью по коричневой чешуе, бесконечных змеиных колец.

Даже не пытаясь выбраться из-за этой живой стены, Эльрик провел ладонью по теплой шкуре гигантского змея и вложил меч в ножны. Он понятия не имел, что такое произошло с малюткой-Дхисом, но понял, что истинные демоны не смогут выполнить свою часть договора. Не успеют. Дхис разделался с Червем, и теперь примется за его создателей.

Так и случилось.

Ему-и-Им не удалось избегнуть Безликого океана.

Может быть, это было к лучшему. Потому что не стоит связываться с истинными демонами, даже когда тебе кажется, что они действительно готовы служить честно.


* * *


– Дхис? – переспросил Йорик, недоверчиво глядя на змея, ожерельем свернувшегося на шее де Фокса, – вот этот самый Дхис, или есть еще один, которого я не знаю?

– Этот самый, – подтвердил шефанго, – которого ты недавно хамски сунул под кровать. Я тоже думал, что он все больше по мышам, да крысам. То ли он в Черве до источника питания добрался, то ли просто изнутри его выел, не знаю. Демонам в любом случае мало не показалось.

– Сколько еще у тебя сюрпризов за пазухой? – пробормотал командор Хасг, – только не говори, что ты собрал остатки чешуи и платишь гномам адамантом.

– Я подобрал одну пластину… не знаю даже зачем. Это дома адамант денег стоит, а здесь, кому он нужен? Кто с ним работать возьмется, кроме тех же гномов? Демоны только. Так я с демонами больше связываться не собирался.

– Трофей? – улыбнувшись, предположил Йорик.

– Ага, – де Фокс задумчиво кивнул, – привычка. Убил кого-то – докажи. Я и доказал, когда в деревню вернулся. Вондел как увидел эту штуку, сразу все понял, я даже сказать ничего не успел. Вондел позвал остальных, столько шуму поднялось… – он с досадой поморщился. – То они меня считали за приблудного бедолагу, которому оказывают помощь и всячески благодетельствуют, а то, видишь, бедолага Червя в куски порвал.

– Тогда ты и стал Серпенте?

– Точно.

– Что-то было еще, – утвердительно сказал Йорик, – между убийством Червя и твоим возвращением.


* * *


Демоны рассыпались огненными искрами, ветер плюнул в глаза тучей пепла и пыли, норовя ослепить, заставить зажмуриться. Но Эльрик, как под водой, прикрыл глаза прозрачными веками, и видел, как Дхис распался на многое множество маленьких, длиной с ладонь, толщиной в мизинец, юрких змеенышей.

К тому времени, как самый большой из них – в котором Эльрик опознал, собственно, Дхиса, Лучшего-Ныряльщика-в-Листву, ткнулся носом в хозяйский сапог, серая равнина оказалась от края до края усеяна кедровыми саженцами.

В этом, наверное, не было ничего удивительного. То есть, это, наверное, было естественно и логично. Но так красиво и так неожиданно, что от преображения захватывало дух.

Дхис встал на хвост, потянувшись к Эльрику, и тот наклонился, чтобы взять его на руки. А змей, обмотавшись вокруг запястья, сильно дернул хозяина вниз, к хлюпающей под ногами лужице, в которую растекся один из родников. Дхис, по всей видимости, не хотел, чтобы его брали грязными руками. Его можно было понять, Эльрик сам бы не захотел, чтобы его брали в руки, обожженные брызгавшей из Червя слизью, до локтей покрытые мерзкими, мокрыми трещинами. Но он, определенно, не слишком хорошо соображал – после боя такое бывает, тело действует в одном режиме, мозги – в другом, чтобы синхронизировать их работу требуется время. Словом, он не слишком хорошо соображал, и не сразу понял, что это за родник такой, вода в котором не только смыла грязь и сукровицу, но и исцелила ожоги. И что за родник может находиться по соседству. И каким чудом вода в одном не смешивается с водой в другом даже сейчас, когда оба источника лишились привычных русел, разлившись прозрачными лужами.


У него была с собой фляга, на дне которой еще плескались остатки густого, сладкого вина – подарка в дорогу от Вондела. Вино Эльрик выплеснул, а флягу наполнил водой. Мертвой водой. Набрать живой было просто не во что. К тому же, ему ведь не требовалось воскрешать мертвецов, ему нужно было исцелить раны умирающего Хабила, и, если что-то останется, вылечить Бюзинга. Тот, впрочем, умирать, вроде бы, не собирался.


Как и следовало ожидать, спускаться с Голого Камня ему не пришлось. Не пришлось даже искать, есть ли границы у кажущихся бесконечными лесопосадок. Достаточно оказалось пожелать убраться отсюда в человеческий мир, да сделать пару шагов наугад, чтобы оказаться в предгорьях Медвежьей Скребницы.

Зрение интересным образом раздвоилось, Эльрик видел одновременно и лесистые холмы, над которыми, взревывая, собирался с силами снежный буран, и безмятежную тишину кедровой равнины. Один шаг, и снова окажешься там. Там гораздо теплее. А запах пыли и яда уже почти не ощутим за тонким, живым ароматом хвои. Там, в центре юного леса, бьют из земли два источника. И возможность вернуться туда, пожалуй, гораздо полезнее любых демонов. Надо только сообразить, как бы поумнее распорядится такой ценной находкой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать