Жанр: Фэнтези » Наталья Игнатова » Змееборец (страница 38)


– Все-то ты знаешь, – фыркнула Легенда, когда они вошли, наконец, под своды королевской резиденции, – все-то ты видишь. Специально злишь меня?

– Конечно.

– Ты… – она почти втолкнула Эльрика в небольшую, квадратную залу, с камином, в котором гудело пламя, и расставленной в эстетическом беспорядке мебелью, – ради всех богов, что ты себе придумал, мальчик?! Приходишь ко мне, через тридцать лет, со своим волшебным голосом, со своими чарами, со всей своей силой, будь она проклята вовеки, и думаешь, что я, как раньше, побегу за тобой на край света?

– Ты же сказала, что никуда со мной не пойдешь, – напомнил Эльрик, переставляя поближе к камину два кресла. Обернулся, глядя на королеву, – у тебя снег в волосах растаял. Капли переливаются. Красиво… Но снежинки тоже хорошо смотрелись. Ты это серьезно, насчет никуда?

– А ты сомневаешься?

– Признаться, сомневаюсь. У меня есть на то основания. – Он снял перевязь с мечом, повесил на спинку кресла. Достал из-за пазухи плоскую шкатулку, открыл и поставил на каминную полку. – Да иди же сюда, – Легенда все еще стояла в центре залы, и Эльрик шагнул к ней, закрыв плечами свет пламени. Огромная, страшная тень метнулась по стенам и потолку, так что ее величество невольно вздрогнула. – Пойдем к огню, – мягко произнес Эльрик, беря ее под локоть, – ты не похожа на себя, Легенда. Это только сегодня так, или всегда? Все годы, пока ты здесь одна?

– Ты не собьешь меня с толку, – Легенда дернула головой, но позволила отвести себя к камину. Села в кресло, и отвернулась, глядя в огонь.

– А я и не пытаюсь, – шефанго креслом пренебрег, хотя сам же передвигал их ближе, и опустился на пол у ее ног, – но я сомневаюсь в том, что ты говоришь правду. Я помню… – Легенда смотрела на пламя, а Эльрик, снизу вверх – на Легенду, – я предложил тебе остаться и подождать меня в безопасности. А ты пошла за мной. На верную смерть.

Недовольно раздув ноздри, ее величество, все-таки, взглянула в лицо шефанго. В жуткие алые прорези черной маски, расшитой золотым узором.

Так значит, он запомнил?

В тот день, и все годы потом, Легенда была уверена, что Эльрик, этот не знающий страха и сомнений мальчишка, не придал ее поступку никакого значения. Что он просто не понял, чего ей стоило пойти с ним, а не вернуться в безопасный и мирный лес, так похожий на светлые земли ее родины.

Их осталось тогда двое. Только двое из целого отряда нелюдей, обреченных на смерть, и добровольно отправившихся в безнадежный и страшный путь, в конце которого ожидал Финрой, бог Войны. Они остались вдвоем, и Легенда сказала: надо возвращаться. А Эльрик ее даже не услышал. И дальше они пошли вместе. И сейчас он пришел, чтобы напомнить об этом, о том, что тогда Легенда отправилась вслед за ним даже не на край света – дальше, гораздо дальше. В смерть.

– Ты вел себя как дурак, – резко сказала она, – и мог погибнуть из-за своей дурости. Кто-то должен был присмотреть за тобой.

– А сейчас я веду себя как умный? – все так же мягко поинтересовался Эльрик.

– Нет. Сейчас ты стал еще глупее.

– Так почему ты смотришь на меня, как на врага?

Его волшебный змей, Дхис – лучший-ныряльщик-в-листву, бесшумно скользнул вверх по плечу, зацепился за туго заплетенную косу, и свернулся вокруг головы хозяина переливающейся деревянной диадемой. Венцом языческого бога.

– Легенда, – Эльрик мимолетно погладил змея, когда тот скользнул хвостом по его лицу, – мы дрались вместе, ты – мой друг, и ты самая прекрасная женщина, из всех, кого я видел. Для меня все осталось по-прежнему, что же изменилось для тебя?

– Все по-прежнему? – повторила королева, – ты поэтому носишь теперь маску, даже когда мы вдвоем?

И тогда Эльрик улыбнулся. Той родной до слез, знакомой и страшной улыбкой, от которой сейчас у Легенды сжалось сердце. Он не изменился… это правда? Он действительно тот самый Эльрик, бесстрашный и жестокий мальчик, который стал для нее когда-то надежной опорой, несокрушимой защитой от смерти и страха? Он повзрослел…

Но маска упала на пол, открывая жуткое, резкое, словно неживое лицо. Алые глаза, черные губы, резкие углы скул. Если бы Легенда знала, что Йорик, ненавидимый, не прощенный враг боится этого лица, боится Эльрика, она сейчас торжествовала бы, как будто наконец-то победила проклятого смеска. Однако она не знала. И понятия не имела, что шефанго нужно бояться. Просто провела ладонью по серой как камень, но живой, горячей коже. По выступам и впадинам, из которых, казалось, только и состояла эта демоническая личина. Пальцами прикоснулась к губам, за которыми спрятались звериные острые зубы.

Это он. Эльрик де Фокс. Тот, кто согревал ее по ночам, сжимая в объятиях, целомудренней которых не выдумать и монахам. Тот, кто защищал ее и сражался с демонами и духами. Тот, кто видел, как она плачет, и, поцелуями собирая слезы, шептал древнее детское заклинание от ночных страхов, чтобы успокоить ее, чтобы прогнать злых, голодных тварей.

Ее добрый и заботливый мальчик, лишь однажды признавшийся, что ему тоже страшно. И тогда же, словно позабывший об этом. Легенда знала, знала наверняка, что никто кроме нее, ни одно живое или мертвое создание в мире, не подозревало о том, что Эльрик де Фокс тоже может бояться.

– А еще ты ругал меня, – вспомнила она вслух, – говорил, что я дура. И чуть не проиграл в карты тому демону с двумя кабаньими харями.

– Рылами, – поправил Эльрик, успевший когда-то – когда? – поймать ее ладонь, и сейчас поцеловавший чувствительную жилку на внутренней стороне запястья. – У кабанов рыла, у демонов тоже. И играл он не в карты, а в маджонг. И не со мной, а с Мунсин.

– А меня назвал самкой, а ты не

спорил!

– Ты ведь там же была, вот сама бы с ним и спорила!

– Рыцарь, называется! – Легенда выбралась из кресла прямо в теплые, дружеские – о да, всего лишь дружеские – объятия. Прижалась плечом к груди Эльрика, уткнулась головой ему под подбородок.

Как тогда, давно, возле ночных костров, когда они двое кутались в один плащ просто, чтобы согреться.

– Кто бы сказал тогда, что мы так же будем сидеть у камина, в королевском дворце, – в голосе шефанго едва ощутимая, таяла теплая усмешка.

– Кто бы сказал тогда, что дворец будет моим, – согласилась Легенда, прикрывая глаза. – И неужели ты всерьез хочешь, чтобы я оставила все это, и вновь ушла за тобой? Тебе опять нужна моя помощь?

– Мне опять нужна ты, Легенда. Мы собираемся домой, и тебе тоже пора бы вернуться на родину.


На родину… домой, на Айнодор, в свой мир, где все иначе, иначе настолько, что за прошедшие годы Легенда успела забыть, как жить, будучи Легендой из Замка Прибоя, а не Леной Удентальской, Черной Вдовой, королевой, которую половина подданных боготворит, а половина – ненавидит. Она забыла, как живут бессмертные среди бессмертных.

А Эльрик воюет на стороне Хасга, проклятого ублюдка, всеми действиями которого руководит только ненависть. Ничего кроме. И это Хасгу нужно, чтобы Легенда оставила Загорье, оставила власть, отреклась от престола. Он что же, надеется победить ее, сыграв на воспоминаниях тридцатилетней давности? Рассчитывает, что старая дружба окажется сильнее нынешней силы и власти?

Да нет. Вряд ли. Хасг – злобная и мерзкая тварь, настоящий орк, но благодаря эльфийской крови, он умен и дальновиден. Они двое, Эльрик и Хасг так громко заявили о себе в Гиени, потому что орочий ублюдок знал: Легенда не осмелится отдать приказ об убийстве Эльрика де Фокса. А значит, никто больше не будет пытаться убить и самого Хасга. Ведь сначала придется убить Эльрика… А его убивать нельзя. И не в дружбе дело, не в теплой, мягкой радости от того, что этот странный мальчик выжил, или воскрес, или кто его знает, как уж сумел он оказаться здесь, живой и невредимый. Дело в том, что пытаться убить де Фокса бессмысленно и опасно.

Чтобы его убить, нужна магия. Или армия. А лучше – армия магов.

Легенда вздохнула. Магии в этом мире не было, за исключением той, которую принес сюда полукровка Хасг, да вот еще Эльрик, тоже, оказывается, умеющий наводить на себя меняющие облик чары. Здесь обитали духи, множество разнообразных духов, но их в армию не соберешь, и выполнять приказы не научишь. Вот и получалось, что Хасг сделал беспроигрышный ход: прислал Эльрика прямиком в королевский дворец. Знал, что Легенда не станет губить своих людей, пытаясь остановить шефанго. Знал, что от Эльрика Легенду не защитят ни гвардейцы, ни стены, ни засовы. Знал, тварь, что она видела Эльрика в бою… Сам Хасг не видел, трусливая скотина, он отсиделся тогда в безопасном месте. Он прятался, а Эльрик с Легендой сражались за него. Сражались и погибли…

– Он хочет, чтобы ты убил меня? – спросила она, нарушая долгое, теплое молчание.

– Йорик? – Эльрик мгновенно понял, о ком речь, – нет, не хочет. Он сам мог бы убить тебя и у него есть для этого весомый повод. Но у нас существует традиция не убивать тех, с кем мы вместе дрались.

– У вас?

– У шефанго. Йорик много лет прожил на Ямах Собаки. Ты ходила на волосок от смерти, Легенда. Все эти годы, – кажется, Эльрик улыбнулся, – все пять лет у командора ежедневно была возможность тебя убить.

– Ненавижу его, – почти равнодушно сказала Легенда, – и не собираюсь уходить отсюда. Что ты сделаешь? Уведешь меня силой? Уж на это твой Хасг наверняка рассчитывал, так ведь?

– На то, что я заверну тебя в ковер, переброшу через седло горячего коня и увезу в солнечный Карталь? М-м, звучит неплохо…

Он умудрился сказать это таким тоном, и таким голосом, что Легенда сама чуть не согласилось с тем, что перспектива быть похищенной не так уж плоха. Даже, пожалуй, соблазнительна.

Снова магия! О чарах этого голоса она помнила всегда, даже когда хотела забыть.

– Нет, – произнес Эльрик так неожиданно, что Легенда вздрогнула. – Мы с Йориком вообще не обсуждали моих планов относительно этого визита. Эту часть он доверил мне полностью. Но у тебя есть и другие причины послушать меня, не только возможность вернуться домой. Хотя, если честно, Легенда, я не понимаю, ради чего здесь жертвовать этой возможностью.

– А ради чего ею жертвовал Хасг? Эта его книга, ведь в ней написано как уйти отсюда, так? Я надеялась на твою помощь, я не знала тогда, что мастер Серпенте – это ты, и думала, что если ему понадобилась та книга, которую украл у меня Хасг, он поможет мне поймать проклятого орка. Твои люди повсюду, даже в Загорье, хоть и считается, что интересы Дома Серпенте ограничиваются морской торговлей… Почему он не ушел, если у него есть такая возможность? Он хочет, чтобы я отреклась от власти, а что потом? Ты не обманываешь меня, я знаю, Эльрик, но почему ты думаешь, что Хасг не врет тебе? Он доказал хоть чем-нибудь, что в его силах вернуть нас домой? Он хоть что-нибудь сделал, или ты, как раньше, поверил ему на слово? Господи, Эльрик, неужели тебя не насторожило то, что Хасг решил вдруг позаботиться обо мне, а?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать