Жанр: Фэнтези » Наталья Игнатова » Змееборец (страница 50)


Легенда и чашки воды не приняла бы от Яги, даже умирая от жажды. Колдовские яды жрицы не имели ни вкуса, ни запаха, они были безвредны для людей, но бессмертных делали смертными. И если Эльрик пришел в дом этой женщины, если он уже был здесь и делил с хозяйкой хлеб и ложе, значит ли это, что через несколько десятилетий он умрет, как если бы был человеком?

Или для Эльрика законы не писаны?

– От вас двоих смерть отвернулась, – непринужденно сказала Яга, – мать наставляла меня, а ее наставляла ее мать и так с начала существования нашего рода, что бывают такие создания, в которых нет смерти. Несчастные существа. Встретив таких как вы, мы должны были сделать так, чтобы смерть увидела вас, и приняла, когда придет срок.

– Нас тут трое, – напомнила Легенда.

– Нет, – хозяйка покачала головой, – у меня только двое живых гостей. В Змееборце нет ни жизни, ни смерти, он давно мертв, и он пребудет вечно, а моя богиня – лишь лезвие его меча. Ты и господин Орик нужны Змееборцу такими, какие вы есть. Он не хочет, чтобы смерть увидела вас, и я не укажу ей на вас. Хотя тебе стоило бы постареть, для того, хотя бы, чтоб, взглянув в зеркало, ты видела там не свое прекрасное лицо, а свою душу.

Р-раг езе готтр![66] – рявкнуло за спиной Легенды. Так рявкнуло, что зазвенели стекла в окнах.

На два голоса.

Она подскочила на стуле, обернулась. Увидела в дверях разгневанного Хасга. За плечом орка высился Эльрик, верхняя губа его по-звериному вздернулась, обнажив страшные зубы, а в горле еще рокотал гулкий рык.

– Я должна была попытаться, – тихо произнесла Яга, отступая к дальней стене горницы. – Моя госпожа…

– Твоя госпожа приказала тебе делать то, что я говорю, – перебил Эльрик, обходя Хасга, и приближаясь к пятящейся хозяйке. В руке у него был меч, тусклый металл лезвия с каждым шагом становился все светлее, а вокруг предплечья обвился разозленный Дхис, и в белом свечении клинка змей почему-то казался ядовитым. Смертельно ядовитым. Как песчаная эфа.

– Я не поднесла бы им зелья, – Яга заговорила громче, – мы просто разговаривали… я всего лишь сказала правду!

– Эльрик! – не выдержала Легенда.

Эльрик обернулся к Легенде. Острие меча одним мгновенным движением уперлось под подбородок Яги.

– У моей королевы доброе сердечко? – в вопросительную интонацию шелковой нитью вплелась насмешка.

– Не хочу, чтобы ты убивал женщину, – ответила Легенда с королевским спокойствием, не желая показать, что задета его насмешкой, и его недоверием.

– Мне все равно кого убивать, – задумчивость в голосе Эльрика никак не увязывалась с тем, как твердо держал он меч. – Она нарушила… правила.

"Закон" – Легенду слегка передернуло. Эльрик хотел сказать "закон", но в последний момент подобрал другое слово. А красные глаза уже вновь глядели на прижавшуюся к стене женщину.

– Второй раз, – шефанго по-прежнему не опускал меч. – Первый я простил, помнишь? Но сегодня ты попыталась отравить не меня, а мою прекрасную госпожу. Этого я простить не могу. Выбирай, жрица.

Он не сказал из чего выбирать. Яга поняла сама. Это были какие-то здешние, неведомые Легенде законы… правила, и Эльрик сейчас играл по этим правилам.

Играл?

Прежде чем Легенда смогла додумать неожиданную мысль, хозяйка сдавленно проговорила:

– Вира, Змееборец. Я заплачу виру, которую ты назначишь.

Меч опустился с угрожающей неспешностью. Хасг обошел Легенду, молча протянул Эльрику ножны, и сияющий клинок лег туда так беззвучно, словно лезвие было лучом света, а не полосой стали.

– Что ж, – шефанго раздумчиво постучал по ножнам кончиками когтей, – будет справедливо, если ты исправишь ворожбу ворожбой. Ты начала ткать черные чары, значит, берись за белые. Командор, ты сможешь расплести начало ее заклятья?

– Только уничтожить, – Хасг поглядел на Легенду с холодным интересом, как будто не он минуту назад вступился за нее вместе с Эльриком. – Я работаю аккуратно, но тут плелось по живому. Будет ожог.

– Нет уж, не надо. Яга? Ты сама способна распутать то, что наделала?

Жрица покачала головой.

– Нельзя плести обратно. Легче мне самой упасть на твой меч.

– Вот и ответ на твой вопрос, – Хасг вновь первым обратился к Легенде, второй раз за сегодняшний вечер.

– На какой вопрос? – Легенда более-менее успевала за событиями, хотя ей казалось, что многое проскальзывает мимо ее зрения и слуха, остается между Хасгом и Эльриком. Между Эльриком и Ягой… и она не помнила, чтобы спрашивала о чем-то.

– Она человек, – Хасг кивнул на жрицу. – Люди не умеют давать обратный ход подобным чарам и заклятьям, и не умеют уничтожать их.

– Умеют, – вмешался Эльрик, – но только ценой жизни или дара, о чем и речь. Но мы поступим проще. Командор, ты перенесешь чары с Легенды на нашу хозяйку. А ты, – холодный мертвый взгляд уперся в Ягу, – исцелишь ее душу. – Он чуть изогнул губы в намеке на улыбку, – наворожишь счастье, так вы это называете. И верь мне, женщина, за каждым витком твоей ворожбы будет следить чародей, обманывать которого не рискну даже я.

– Пощади меня, Змееборец, – с неподдельной тоской взмолилась Яга, – ты не знаешь, какой ценой дается такая ворожба.

– И знать не хочу, – Эльрик пожал плечами, – Дхис…

Змей метнулся с его руки, как живая молния. Обернулся вокруг шеи жрицы, раскрыв пасть зашипел ей в лицо.

– Можешь выбрать смерть, – сказал шефанго, – или отдать свой дар, чтобы распутать наложенные чары. Тебе решать. Только решай быстрее, не заставляй

меня ждать и сердиться.

Легенда не знала его – такого. Не узнавала. Своенравный мальчишка, лишенный жалости убийца, заносчивый мерзавец без совести и души – разве Эльрик может быть таким? Без малейших колебаний он под угрозой смерти вынуждает женщину – женщину! – делать нечто, сравнимое для нее со смертью.

– Она приняла нас в своем доме, – тихо напомнила Легенда на эльфийском.

– Вот именно, – подтвердил Эльрик. – Она приняла нас как гостей, чтобы преступить правила гостеприимства. Ты знаешь, что она делает с теми, кто умирает под ее крышей? Ты понимаешь, что она попыталась проделать с тобой?

Он резко развернулся к застывшей у стены хозяйке:

– Ты определилась? Что бы ты ни решила, иди к себе и начинай ворожбу. Йорик…

– Я прослежу, – кивнул Хасг.

На глазах у растерянной Легенды Яга шагнула в стену и словно растворилась в живых узорах деревянных панелей, а спустя миг точно так же исчез из горницы Хасг. Кем бы он ни был, орочьим шаманом, черным колдуном, или – да простит Владыка за ересь – эльфийским жрецом из рода Нур, он понимал, что происходит, и мог что-то предпринимать.

А еще он, кажется, был единственным, кто реально способен противостоять хозяйке этого дома. Несмотря на то, что Эльрика та боялась больше. Гораздо больше.


– Ты не убил бы ее, – сказала Легенда, когда решила, что никто их не слышит.

Эльрик вздохнул и вышел из горницы. Не сквозь стену, а по-людски, через дверь. Ту самую, из которой они с Хасгом появились так вовремя. Там, за дверью, был коридор и несколько спален и лестница на первый этаж…

И Легенда не могла отделаться от мысли, что полчаса назад ее не случайно оставили наедине со жрицей.

Шефанго вернулся с кувшином горячего вина и деревянным подносом, на котором горками была уложена разная еда. Совсем разная. Нарезанные яблоки соседствовали с копченым мясом, а рыбная строганина – с кусочками сотового меда. Что-то там было еще, так же вперемешку, и во всех продуктах Легенда опознала их собственные припасы.

– Подержи.

Эльрик сунул поднос Легенде в руки. Сдвинул расставленные на столе блюда, сдвинул даже скатерть. В гостях у Яги лучше не принимать угощения. Он тоже знает это. И Хасг наверняка знает. И они, все трое, все же, пришли сюда и останутся здесь ночевать.

– У меня был повод убить ее, – сказал Эльрик, водружая на стол кувшин, и усаживаясь напротив Легенды, – а когда доходит до убийства, я не делаю разницы между мужчинами и женщинами.

– Нас что подслушивают? – уточнила Легенда, обмакивая в мед белую яблочную дольку.

– Нет.

– Тогда почему бы тебе не сказать правду?

– Ну, – Эльрик улыбнулся, – я ведь не говорю, что смог бы ее убить. Я всего лишь говорю, что у меня был для этого повод.

– Причем, дважды.

– Да.

– В первый раз она пыталась опоить тебя?

– В первый раз она скормила мне такую дозу яда, что хватило бы десятку эльфов. И мне еще повезло, что она не попыталась зачаровать меня, как поступила с тобой. Яды меня не берут, а вот чары – запросто. Тогда я разозлился, а Яга испугалась. Очень сильно испугалась, потому что я от злости убрал личину. И еще потому, что ее зелье не подействовало. Не знаю, что она вообразила, и за кого меня приняла. Полагаю, решила, будто у нас с Двуликой какие-то дела, вмешиваться в которые себе дороже.

– Так и есть.

Легенда предположила, что брошенный на нее взгляд был вопросительным, но не стала объяснять, что она имеет в виду. Только спросила:

– Откуда ей знать, подействовало ли зелье, если умереть тебе предстояло только спустя лет шестьдесят или семьдесят?

– А откуда ей знать, что к ней в гости заглянул бессмертный? – Эльрик пожал плечами, – я понятия не имею.

– Что она хотела сделать со мной?

– Отравить твою душу. Хотела, чтобы ты пожалела о своем бессмертии и сама попросила у нее зелье.

– Ты знал, что она попытается?

– Да. Она обязательно попробовала бы зачаровать тебя или Йорика, но с командором это бы не прошло, он видит и знает гораздо больше, чем Яга способна вообразить. А с тобой могло получиться.

– И получилось.

– Нет, – Эльрик покачал головой, – мы ждали и мы успели вовремя. Она ведь не плетет чары, это мы так говорим: плести, заплетать, потому что мы видим… а она ориентируется только на слух, и поэтому действует очень медленно. Яга только и смогла, что сплести основу, первый, одноцветный слой.

– А я поверила, что ты рассердился на нее по-настоящему.

– Правда? – он усмехнулся, – а в то, что Йорик на нее рассердился, ты тоже поверила? Забавно. Я ведь говорил, что он ненавидит тебя.

– А я ненавижу его.

– Вот и не забывай об этом.

– Иди ты к бесам, – устало произнесла Легенда. И залпом допила вино.

– Это зароллаш, королева. Мой родной язык. Он идеально подходит для выражения самых разных эмоций, он идеально подходит для имитации этих эмоций. И я вправе говорить на своем языке так, как считаю нужным. А ты вправе помнить, что для здравой оценки ситуации, надо учитывать взаимные чувства всех действующих лиц. О чем ты хочешь спросить? О том, ради чего я рисковал тобой?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать