Жанр: Фэнтези » Наталья Игнатова » Змееборец (страница 51)


– Я знаю ради чего. Тебе что-то нужно было от этой ведьмы, что-то, о чем нельзя просто договориться, нельзя купить… – она запнулась, вспомнив, чего потребовал Эльрик. Какую виру он пожелал получить. – Что-то для меня? Зачем? И почему без моего согласия?

– Счастье для тебя, – серьезно ответил шефанго, – жизнь, которой ты достойна.

Он нахмурился и вдруг потер пальцами виски, как будто от боли.

– Зеш… прости. Я как-то замешан во все это, во все, что случилось с тобой, с самого начала, с того дня, когда ты в последний раз видела своего возлюбленного. Но я не знаю как.

Сейчас Легенда снова видела своего Эльрика, такого, каким она любила его больше всего – юного, красивого, напрочь лишившейся своей самоуверенности. Раньше ей удавалось увидеть его таким только, когда он спал, да и то ненадолго.

Вот и сейчас.

– Чудные дела творятся, – резко бросил Хасг, появляясь из стены и в два шага оказавшись за спиной у шефанго. – Сдается мне, я скоро буду знать о тебе больше, чем ты сам, а, де Фокс? И все равно не получу ответов на все вопросы.

Он прямо на пол выплеснул какое-то питье из круглой серебряной чаши, со стуком поставил ее перед Эльриком. Повел носом, принюхиваясь, став при этом до жути похож на чистокровного орка, но, будь все проклято, оставаясь при этом эльфом, эльфом!!! выбрал кувшин с чем-то…

– Вода, – кувшин был поставлен рядом с чашей, – серебро, – тонкий палец постучал по черненому узору. – Ты знаешь, что делать?

– Охренел? – спросил Эльрик, наконец-то соизволив обернуться.

– Еще нет, – ответил Хасг, – но боюсь, что вот-вот охренею. Лей воду в чашку.

Рычание было низким, ниже предела слышимости, но деревянный пол отозвался противной дрожью, и так же противно задрожали все кости Легенды. Фу. Ну и гадость! Однако, несмотря на мерзкое ощущение, она порадовалась тому, что на нее Эльрик не рычал никогда. Ни разу! Что бы она ни говорила, что бы ни делала.

– Я все объясню, – мягко и серьезно сказал Хасг, – мне просто нужно быть уверенным. Гэллэ* , дэира.

Последние слова, похоже, были заклинанием, чарами для умиротворения злых шефанго. И чары подействовали. Без единого возражения, Эльрик взял кувшин и перевернул его над чашей.


Вода должна была выплеснуться во все стороны. Когда в чашу с низкими краями разом выливают такое количество жидкости, залитыми оказываются и стол и пол, и все ценное на столе. Но не в этот раз. Нет, не в этот.

Мягко блеснуло серебро, мягко растеклась вода по полированному дну. Сколько ее было в кувшине? Хватило бы, чтобы наполнить две, а то и три такие чаши. Но уровень воды не поднимался выше середины. А кувшин не пустел.

И Йорик знал, что так будет… нет, он предполагал, что это возможно, но когда предположение подтвердилось чуть не растерялся.

Снова.

Очередной сюрприз от Эльрика. Сколько их еще будет? И окажется ли хоть один из них приятным?

Льющийся из кувшина поток не тревожил гладкую как зеркало поверхность воды в чаше.

– Самое подходящее место, – услышал Йорик отстраненный, низкий голос шефанго, – духи воды, чистое серебро, и граница были и небыли так близка. Легенда войдет во врата Лассэдэлл[68] и уже скоро мудрые Нур, эльфы из Звездного Замка, поклонятся ей, как госпоже. Светлой Госпоже. От нессе этте, от нессе р’хок таш. Эле от коссарх Шаххэ.[69]

– Какого Пути, Эльрик? – Йорик заговорил шепотом, опасаясь нарушить состояние транса.

– Я отвечу тебе, – де Фокс тихо фыркнул, – но позже, ладно? И можешь говорить вслух, ты же не думаешь, что у меня медитативные грезы? Командор, я не верю в эту чушь. Нет Судьбы, есть только Путь, и каждый выбирает его сам.

– Ты можешь предвидеть, не погружаясь в транс? – изумленно уточнил Йорик.

– За каким кракеном мне сдался этот транс?

– Что ты видишь?

– Тешер штез… Ничего! Только воду и отражение, не мое, между прочим, этот шефанго старше меня на тысячи навигаций. Но так гораздо проще, ты прав, и голова не болит. Я не вижу, Йорик, я знаю, что ворожба Яги удалась и Легенда будет счастлива.

– Ты думал только о ней?

– Когда начал обряд? Да. О ней и о тебе. Я всегда думаю о вас, как будто другой заботы нет…

– Это осаммэш.

– Нельзя провидеть будущее.

– Можно, если это осаммэш.

– У тебя дурацкое произношение!

– А у тебя – дурацкое упрямство.

Йорик сжал кулаки и глубоко вздохнул, прежде чем задать последний вопрос. На зароллаше:

– Ты видишь знак на воротах столицы?

– Это наш мир, – де Фокс явно решил срезать путь, ответив на все вопросы разом. – Наш, а не Легенды. Дальше ты понял, или мне, все-таки, нужно будет объяснять?

– Такое знакомое ожерелье, – не понимая толком, что же он сейчас чувствует, Йорик просто отошел к стене и сел на пол, обхватив руками колени, – моя прабабка в пятом колене была Светлой Госпожой. Теперь я знаю, что она была еще и редкостной сукой.

Упомянутая прабабка, по счастью, совершенно не понимающая ни зароллаша, ни суржика, на который сбился Йорик, постучала по столешнице рукоятью ножа:

– Я не против того, чтобы мне поклонились жрецы Нур, но, Эльрик, может, самое время объяснить мне, что тут, рази вас мор, происходит?!


А ничего уже не происходило. Все уже произошло. И старая, уродливая Яга, скрюченная непосильной ворожбой, проковыляла, держась у дальней стены, скрылась за дверью. Она сейчас

поднимется наверх, в свою светлицу, посмотрит в зеркало, и страшно, дико, тоскливо станет ей, отвратительной, в ее красивом жилище, где все устроено так, как нравилось молодой, прекрасной женщине. Где никогда не найти себе места старухе.

Эльрик сломал одну жизнь, чтобы починить другую. Кто осудит его? Здесь – никто, кроме самой Яги. А она не посмеет.

Легенда глядит на шефанго огромными глазами, внимает каждому слову. Что он говорит ей, тихо, вполголоса? Очередную ложь, похожую на правду, неотличимую от правды, похожей на ложь. Можно прислушаться и услышать: слух, не орочий – эльфийский, но и этого хватит, чтобы разобрать слова, да только стоит ли? Не стоит.

Де Фокс мешает правду и вранье в идеальной пропорции, и этот его голос, инстинктивно выверенные интонации – все сбивает с толку, не дает разобраться, чему же верить, не позволяет даже задуматься над тем, а можно ли, вообще, ему верить. Это хорошо. Он не скажет Легенде правды, а она и не заподозрит, что ее обманули.

Впрочем, он ведь и не обманет.

Скажет то, что ей нужно услышать, скажет то, что ей можно услышать, скажет то, что она очень хочет услышать… Он знает, чего хочет Легенда, он, вообще, неплохо ее знает.

Считается, что шефанго не лгут. Сколько рассказывают историй, подтверждающих их честность, верность слову и безукоризненное выполнение договоров. Для других народов, призывающих богов в свидетели своим клятвам, или, как эльфы, клянущихся жизнью детей, удивительно то, что шефанго обходятся простым "даю слово". Никаких гарантий. Никаких кар за нарушение слова. Никакого стимула сделать то, что обещал. А уж их знаменитое прэтна, слово, в котором поровну брезгливости и презрения, вошло почти во все существующие языки. И даже произносить его умудряются с верной интонацией.

Мало кто задумывается о том, что "прэтна" – это не просто измена или предательство, нет, для этих понятий в зароллаше есть другое, куда менее эмоциональное слово "нортсьеррх". "Прэтна" – это измена себе. Предательство своих принципов. Нарушение своих правил. И эти правила и принципы совсем не обязательно включают чьи-то чужие интересы. Жизнь шефанго определяет красота, красоту каждый из них понимает по-своему, а угадать, кто из них, что сочтет красивым или некрасивым почти невозможно. Хуже того, почти невозможно угадать, что в чужой жизни покажется шефанго некрасивым. Достаточно некрасивым для того, чтобы избавить мир от уродства.


Йорик поймал короткий, но очень внимательный взгляд де Фокса. Тот повернулся к нему – обозначил направление взгляда. Это проявление вежливости – иначе не разберешь, куда он там смотрит. Это еще один пунктик, еще одна крохотная деталь, из множества которых складываются сложные отношения шефанго друг с другом, и с теми, кто удостоился чести жить среди них.

– Общайтесь, – сказал командор Хасг, и вышел из горницы, лопатками чувствуя злорадство Легенды.


Хорошо еще, что дома не было ни одного ее портрета. Хорошо, что он знать не знал, с кем свела судьба. Светлая Госпожа Атиа – новый мир, новое имя, и ни единой зацепки для правнука, кроме волшебного ожерелья.

Нет. Есть еще. Всего одна, но существенная: во времена ее правления в мир пришли шефанго. Тогда не было еще никого, только эльфы и орки, ненавидящие друг друга, страстно и яростно воюющие. Шефанго готовы были принять любую приглянувшуюся веру нового мира, а оказалось, что божество, которое они чтили по ту сторону Безликого океана, знают и здесь. Знают Тарсе, темного бога, создателя всего, что есть на свете страшного и отвратительного, любой последователь которого должен быть убит.

И, конечно же, войны было не избежать. А горстка чужаков, не успевших еще освоиться на новой земле, сгинула бы без следа под ударом "Несущих бурю" – эльфийского экспедиционного корпуса. Численность корпуса в четыре раза превосходила все тогдашнее население Анго.

Но Светлая госпожа сказала: "нет". И вместо "Несущих бурю" отправила на север посольство, которое возглавила лично. Она единственная не испугалась чудовищных иномирян, а они, восхищенные неизъяснимой красотой эльфийской правительницы, и ее смелостью, повели себя мирно и даже дружественно. И в те дни на тысячи лет вперед была заложена основа добрых отношений между двумя государствами бессмертных.

На Айнодоре говорили, что Атиа спасла Ямы Собаки. На Ямах Собаки улыбались и соглашались. О том, что за двумя с половиной тысячами шефанго, явившимися когда-то из-за пределов мира стояла Аррангогратт – мегаимперия, объединяющая многое множество миров, и по сей день известно немногим. О том, что Аррангогратт и сейчас готова всей мощью обрушиться на мир, из которого попытаются изгнать ее детей, не знает почти никто.

Атиа же, рано или поздно устав от суетной жизни, покинула Айнодор вместе со своим мужем, Светлым Господином Фиэнаем. Они ушли вдвоем, ушли к Каири Нуру, как уходят когда-нибудь все эльфы, чтобы снова стать беспечными, легкомысленными духами, не знающими печалей, не ведающими забот. И было это давным-давно. Задолго до рождения полукровки Тэнлие.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать