Жанр: Фэнтези » Наталья Игнатова » Змееборец (страница 52)


Под пальцами струны, и легкое, звонкое тело гитары отзывается на прикосновения.

Мой народ не ведает греха Мой народ не знает пораженья Жизнь и смерть, проклятья… чепуха Наша кровь не признает смиренья

По мирам в миры – и по прямой, Изгибаясь в крике небосвода, Пенный след вскипает за кормой, Это слово сладкое – "свобода".

Они свободны? Да. Но только шефанго способны понять такую свободу. Только шефанго… Всего три закона[70], и тысячи традиций, ритуалов, неписаных правил, регламентирующих если не каждый шаг, то почти каждое слово. Оттенки смыслов, тонкости интонаций, выверенность жестов. Несколько десятков одних только поклонов, приветственных, уважительных, вызывающих, дружеских, оскорбительных, теплых, высокомерных… И, разумеется, улыбки. Им несть числа. И цитаты, стихотворные бусины, вплетаемые в разговор, вспыхивающие непостижимыми для чужаков оттенками смысла.

О, они любят стихи, жестокие и гордые демоны Севера.

Нам ключи известны и замки, Только ни к чему идущим двери. Ветер от движения руки, Волны, разомкнувшие барьеры.

Нас не ждет ни смерть, ни пустота. Боги – лишь позднейшее творенье. Жизнь чертить с открытого листа, Можно ли остановить движенье?

Коссарх Шаххэ – так сказал де Фокс. Коссарх Шаххэ, начало Пути. Шефанго не верят в предвидение, они не верят в судьбу, и считают, что невозможно предсказать будущее, ведь будущего нет, есть только настоящее и прошлое. А их Путь – приманка для миллионов романтиков-иноземцев, загадка для культурологов, камень преткновения для миссионеров иных религий – это не выстроенная загодя когда-то, кем-то цепочка событий и свершений, а ежедневно, ежечасно совершаемый выбор. Это вечность, через которую каждый идет в одиночестве, и идет прямо. Нет хуже проклятия, чем ашанлэн Шаххэ: "Пусть Путь твой свернется в кольцо".

У эльфов свой предсказатель, провидец, пророк есть в каждом клане. Наделенных пророческим талантом глубоко чтят, с младенчества развивают их дар, и всю жизнь такие эльфы находятся на особом положении. Они воспитываются отдельно от других детей, учатся в специальных школах, а после – на закрытом факультете при академии Светлого Господина, и даже влюбиться не могут просто так – неожиданно и навсегда. Они, бедолаги, почти все знают заранее.

У шефанго провидцы редкость. Такая редкость, что в них, как и в судьбу, тоже не верят. Может быть, конечно, и есть на Ямах Собаки сколько-то шефанго с таким осаммэш, но кто это, когда проверял? Что, в самом деле, ерундой-то заниматься.

А если, все-таки, находится такой вот, как Эльрик де Фокс… находится случайно, или так, как, как получилось у Йорика, – заподозрившего странное, когда Яга почти закончила свою ворожбу, и решившего проверить подозрения, – провидцу настоятельно не рекомендуют пользоваться своим талантом. Настоятельно. Для его же блага. Шефанго верят, или, быть может, знают, что провидец не предсказывает будущее, провидец его создает. Он прокладывает Путь. Или – Пути. Не только для себя, для всех, чье "будущее" увидел.

Редкий и страшный талант.

Вот и де Фокс рычит и посылает к акулам, отказываясь признавать очевидное – признал ведь, куда уж тут денешься – и напоминает, что судьбы нет.

Но легко представить, что кто-то, древний и жуткий, презревший и традиции, священные для шефанго, и даже их законы, о нарушении которых невозможно помыслить, кто-то, предавший свою веру, своего бога, оставшийся верным лишь самому себе, наделен осаммэш пророка, и не страшится прибегнуть к нему. Он вообще ничего не страшится – он потерял все, что мог потерять, включая собственную душу. И он, этот кто-то, льет чистую воду в серебряную чашу, смотрит в бесконечность зеркального коридора, следит за полетом птиц, слушает ветер, просто медитирует, наконец, если он достаточно хорошо овладел своим даром. Он не чудовище, нет, Йорик знает о нем достаточно, чтобы утверждать наверняка – он герой. Но бывают герои страшнее любых чудовищ, ведь, в конце концов, чудовища погибают, а жить остаются их убийцы. Для него, этого шефанго, не преграда Безликий океан, для него не существует границ между реальностями, и кто может сказать, что видит он в пророческом трансе? Кто может сказать, сколько чужих судеб сплетает он в узор, преследуя свои, никому не ведомые цели.

Старые шефанго непонятны и опасны. Они и молодые не подарок, чего уж там. А этот непонятен и опасен вдвойне.

Звездный ветер вскинет паруса, Клич из века в век сыграют трубы. Тьма открыла вечности глаза, И в кривой усмешке сжаты губы.

Время сквозь песок стекает пить, Тянет сквозняком открытой двери, У бессмертных нет причин не жить, Если нервы рвет проклятье Зверя.

Проклятье Зверя. Керват.

Тресса, Эфа, любимая, безумная, ледяная девочка с пылающим сердцем. Можно бояться. Можно не понимать. Можно стискивать зубы, ожидая смертельного удара. И все же знать, как знает Легенда, что только Трессе – только Эльрику – и можно верить. В этом мире, или в любом другом. Где угодно.

Только шефанго…

И не хочется думать, что они трое: де Фокс, Йорик, Легенда оказались вплетены в нити таинственных замыслов бездушного, древнего, чуждого им

всем существа. Но не получается отвернуться от этой мысли. А Эльрик разъярится, он такой, взбесится, если поверит, что кто-то проложил для него Путь, с которого не свернешь.

И попытается свернуть. И не сможет. Но будет пробовать снова и снова. И сходить с ума при мысли о том, что даже эти его метания предугаданы, предусмотрены, запланированы тем, чужим, холодным и безжалостным.


Впрочем, он ведь и так сумасшедший. Он керват. И ты знаешь об этом, командор, но ты зовешь его своим дэира. И ты знаешь, что он может тебя убить, но ты зовешь его своим дэира. И ты знаешь, что никогда не поймешь его, а он видит тебя насквозь. Но ты зовешь его своим дэира. А он… он твой дэира. И это так же просто, как дыхание или биение сердца. И это так же обязательно. Потому что жить иначе вы оба уже не сможете.

Только шефанго могут понять шефанго…

Так что, командор? Ты грустишь? Или ты радуешься?

Только шефанго…

И ничего, кроме этих слов.

В их душах – ярость и страсть истинных демонов. Их мысли непостижимы. Их кровь ядовита. Они ужасающи, но разве они не прекрасны?

– Хайнэс, – прошелестело на грани слышимости.

Тресса бесшумно скользнула в дверь, присела рядом, зачарованно глядя, как пальцы Йорика перебирают певучие струны. Низкий голос холодным бархатом обернулся вокруг золотой музыкальной основы. Последние строфы песни, последние слова – на два голоса, женский и мужской. Йорик Хасг, чужак, холль, полукровка, и Тресса де Фокс, эрте, наследница Владетельного конунга – эта песня, слова которой были написаны Эдоном Сиэйлах, а музыка – командором Хасгом в равной степени принадлежала им обоим.

Память на весах с самим собой, Лезвие блеснет лукавым глазом, Накрывает жаркою волной, Берег оставляя, лишь для сказок.

Изумрудным заревом закат, Черное проклятие безумья, И встречает каждый взглядом взгляд Зверя на изломе полнолунья…[71]

* * *


Тресса, скрестив ноги, сидела на полу. Прекрасная дева, смертоносное чудовище. Шефанго.

– Йорик, – сказала она, склонив голову и очень внимательно его разглядывая, – у тебя плохие новости, правда?

– Вряд ли это новости, – ответил он. Поразмыслил, сесть на пол самому, или усадить Трессу к себе на колени и выбрал первое: надо было поговорить. – Это точно не новости. Это я просто медленно соображаю. Но сейчас твоя очередь рассказывать. Кстати, что там Легенда?

– Устала она, и перенервничала. Заснула, едва легла. Я оставила с ней Дхиса.

– Где мы сейчас?

– На краю мира. В двух днях пути от границы.

– Мы выйдем из этого дома не там, где вошли в него, так?

– А-ага. Это, вообще, интересный домишко.

– Кто ты здесь?

– Здесь – правительница земли, лежащей за краем мира. Я правлю Межой. Дальше – Небыль, когда я пришла, там не было хозяев, этот мир никому не нужен, но если ты прав, и я привела с собой войну, то сейчас там Финрой. Что еще, командор? Анласитские монастыри в горах?

Йорик улыбнулся.

– Про монастыри я догадался и сам. Соседство гномов ни для кого бесследно не проходит, и тамошние монахи вынуждены признавать реальность нереального. Они распознали бы в тебе… хм-м… нечисть.

– Во мне? – ядовито уточнила Тресса.

– И во мне, – признал Йорик. – Мы духи, так? По меркам этого мира – мы духи, и здесь есть Межа, отделяющая реальность людей от нереальности нашего пласта бытия.

– Да. А дома мы, похоже, все живем на Меже, и люди, и нелюди. И, может быть, там тоже есть свой "тварный мир", только мы понятия не имеем о его существовании, а его обитатели рассказывают про нас страшные сказки.

– И путают эльфов с шефанго, – сказал Йорик мечтательно. – Нет, дэира, ничего подобного. Дома есть мы, есть несколько "карманов", и есть боги. И наш пласт от пласта богов ничего не отделяет. Любой из нас может уйти туда, приложив некоторые усилия. Ты эти усилия уже приложила. И Легенда, кстати, тоже.

– Еще когда поднимались на Цошэн. Ага, так и есть. Кстати, мы с Легендой могли бы уйти на Межу откуда угодно, хоть прямо из Надерны. Только что бы мы там без тебя делали?

– Книжку бы читали, – Йорик хмыкнул. – К моему приходу как раз успели бы законспектировать все самое важное. Кстати, о книге. Подтверди-ка самые худшие мои подозрения. Ты считаешь, что снять с нее чары я смогу только на Меже?

– Может быть, не только там, но там – точно сможешь. Что за подозрения, Йорик? Мы еще не во всё вляпались? Нам еще есть, куда падать?

– Боюсь, что как раз некуда.

Он понял, что хочет курить. И еще понял, что возня с трубкой – это отличный способ потянуть время и отложить объяснения. И подумал, рыская по спальне в поисках кисета, который, ясное дело, висел на поясе, что ведь ни в чем же еще не уверен, и, может быть, лучше подождать, проверить, убедиться…

Терпеть не мог собственную трусость, так что сейчас наступил ей на горло, с удовольствием послушав воображаемый предсмертный хрип.

– Р-романтическая ночь, – весело заметил Эльрик, – а нам, кстати, завтра прямо в лесу ночевать придется.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать