Жанр: Юмористическая фантастика » Дмитрий Исаков » Акулу еще не съели! (страница 8)


Вскоре они все очутились на открытой площадке и дружно начали друг над другом потешаться.

М-ра Моррисона в начале игры постигла, видимо, такая же «судьба», как и м-ра Хаггарда. У обеих руки были покрыты собственной краской: у Моррисона — зеленой, а у Хаггарда — красной. Но, в отличие от м-ра Хаггарда, м-р Моррисон вымазал себе не лысину, а живот и лицо.

И тот, и другой прецедент вызвал бурю восторгов и восклицаний типа «он всегда в дело с головой окунается!» или «он никогда не падал лицом в грязь!»

Рядом с м-ром Моррисоном стояли оба его телохранителя и нервно ржали. После головомойки, устроенной м-ром Хаггардом, они были похожи на великих вождей «краснорожих».

М-р Хаггард, оказывается, подло скрывал ото всех свой божий дар маляра-виртуоза — у обоих «Монтесум» даже зубы были красными!

Остальные игроки были окрашены типовым методом — мужчины наиболее интенсивно сверху и спереди, а женщины — соответственно наоборот.

На огромном табло под потолком высветились результаты игры, определявшие победителей. Первое место — по количеству набранных очков и минимальной окрашенности — занял м-р Хаггард.

Второе — миссис Моррисон.

Два последних места разделили миссис Хаггард и жена одного генерала.

Они обе были вымазаны с ног до головы во все цвета радуги.

М-р Хаггард подумал, что и здесь его «Хавронья» отличилась, правда, успокаивало то, что бывают чушки еще хуже, — которых не может исправить даже армейская дисциплина. Впрочем, может, она их и порождает?

Когда все отмылись, переоделись и, думая, что карнавал подошел к концу, собрались разъезжаться, м-р Моррисон весело их остановил.

Оказывается, у него есть еще один сюрприз, и поэтому он попросил всех следовать за ним.

Площадка, на которой находились гости, стала подниматься и очутилась чуть в стороне — над гигантским клубком «ГраЛа».

И тут-то все увидели, что снаружи трубы лабиринта — прозрачные, и все происходящее внутри них с новой группой было видно как на ладони.

К тому же перед каждым зрителем был монитор, позволявший подробно разглядеть каждый промах «пятнавшихся».

— М-р Моррисон, я надеюсь, что из нашей игры получится прекрасный рекламный ролик для вашего аттракциона! — громко сказал м-р Хаггард, а про себя тихо подумал: «И для меня — тоже, и если моя „Пифия“ немножко перестаралась, то пусть все видят, с кем мне приходится иметь дело почти ежедневно. И пусть трепещут!»

Музей располагался в нижней части огромного здания учебного центра им. Джона Хаггарда, занимая огромную площадь.

Он был гордостью и любимым детищем фирмы.

Сюда водили детей с десяти лет для ознакомления с историей триумфа свободного мира, а заодно и с триумфом ХДК.

Сегодня сыну м-ра Хаггарда, Томми, как раз исполнилось десять лет, и по традиции вместе с мальчиком музей должен был посетить сам м-р Хаггард.

К этому событию давно готовились, и оно должно было быть полностью показано по всем каналам стереовидения.

Было решено, что они присоединятся к обычной школьной экскурсии и за все ее время м-р Хаггард не произнесет ни одного слова для тех миллиардов людей, что будут лицезреть его. Все должно быть скромно — и это создаст величие!

Тем более что после вчерашнего безобразия такая игра на контрасте будет беспроигрышной.

Ранним утром, пока личный экипаж м-ра Хаггарда покрывал расстояние от его загородной виллы до музея, а малыш, сидевший рядом с настоящим живым водителем, наслаждался бреющим полетом, представляя себя летчиком-перехватчиком из старого вестерна, которого послали по секретному заданию выследить и уничтожить логово кровожадных краснокожих, — м-р Хаггард сидел в кресле в середине салона аэрокара и слушал доклады служб о проделанной работе за истекшие сутки по выяснению характера загадочных капиталовложений проклятых конкурентов. Обстановка прояснялась, хотя четкого и конкретного ответа не было получено.

Военные новых дополнительных заказов МДК не давали, а все старые были известны. Значит, «собачий нюх» опять не подвел!

В подпольном бизнесе, где интересы фирм были четко разграничены, никаких даже косвенных данных о новой сфере деятельности МДК не имелось. МДК по-прежнему занималась худо-бедно космическим пиратством и торговлю живым товаром и контрабанду инопланетных зверушек, которыми занималась ХДК, не затрагивала. Кстати, именно эта сфера деятельности имела единственную точку соприкосновения между конкурентами.

Пираты продавали пленных торговцам, а торговцы снабжали пиратов информацией, наводя их на свой потенциально новый товар, когда этот товар себя еще оным не считал.

Это разграничение сфер влияния с первого взгляда могло показаться искусственным и неестественным. Но это с первого взгляда.

На самом деле эта интеграция, при имевшихся тогда средствах связи и полнейшей идентификации средств доставки, позволяла многие годы без сбоев функционировать системе "пират — торговец". И это делалось при полной невозможности доказать существование данной связи. Один разбойничал, а другой — торговал. Хотя применительно к данному случаю оба рода занятий по своим целям были идентичны.

М-р Хаггард с самого начала знал, что данный порядок нарушать невыгодно ни тем, ни другим. Поэтому, давая указание проверить МДК в этой области кооперации, заранее знал, какой будет получен ответ. И он его получил. Здесь все было мило и тихо. Как после налетов на далекие бедные планеты пиратов и торговцев в разгромленных поселениях и опустошенных сейфах

наступала первозданная тишина.

Самое интересное, что военный космический флот, призванный приходить на помощь всем слабым и беззащитным, не только не мешал данной деятельности, но даже поощрял ее, имея немалые выгоды от этих «невинных проказ».

Делалось это так.

Когда после распродажи на борту пиратского или торгового звездолета оставались лишь одни молодые и здоровые мужчины, патрульный крейсер галактических сил свободного мира засекал их, начинал преследовать, успешно догонял и брал на абордаж.

После того как счастливые пленники оказывались на борту крейсера, производилась имитация уничтожения пиратского судна, и в итоге — все были счастливы.

— пленные, потому что их «ослобонили от неминучей гибели»;

— военные, потому что получили новый набор рекрутов и полный комплект учебных тревог, максимально приближенных к боевым;

— торговцы, то бишь пираты, потому что выгодно обменяли (читай — продали за кругленькую сумму) груз, который надо кормить, — на груз, который кормит сам (первоклассное топливо, да еще по дешевке);

— политические обозреватели стереовидения (щелкоперы и бумагомараки, пардон, пустобрехи и телемакаки), потому что есть о чем сообщать;

— обыватель, потому что видно, как расходуют его честно отданные денежки, и что родная армия на страже;

— а все вместе — потому что так прекрасна милая свободная отчизна (дер Фатерлянд, натюрлих!), которая способна обеспечить порядок и процветание всем и вся!

Аминь!

…Третья группа данных не давала прямого ответа на усиление связей МДК с красными, а даже наоборот, косвенная информация указывала на то, что марксисты с большим удовольствием торгуют с ХДК, и это — настораживало. С идеологической точки зрения разницы между ХДК и МДК не было ни малейшей, а коммунисты так просто ничего не делают. Значит, им что-то известно. И это подтверждает, что забеспокоились они — не зря.

Оставалась четвертая группа — исследования и освоения Магелланова Облака — самой ближайшей галактики к Млечному Пути.

Но здесь, как ни обидно, ничего нового узнать было нельзя, так как обе фирмы стали недавно заниматься этим делом, а объем и количество экспедиций могла установить только служба безопасности вооруженных сил. К ним был послан секретный запрос, и ответ должен был быть получен лишь к концу следующего дня.

Так что м-р Хаггард мог спокойно открывать с сыном музейные сокровища, пока открываются потайные клапаны в службе, созданной для их закрытия.

Экскурсовод был точной копией секретаря.

«Видно, их сюда после меня направляют, — подумал м-р Хаггард, — На один день, а потом мы их выдаем замуж за лучших офицеров звездного флота. За что получаем богатое приданое в виде самих офицеров, ведь девочек готовят на славу и на всю жизнь».

— Папа, посмотри, какая красивая тетя! — Томми дернул отца за рукав, — Она из стереовизора?

— Да, сынок! — ласково потрепал его по голове м-р Хаггард и улыбнулся загадочно и сурово, зная, что со всех сторон их снимают, — Только не забывай, как себя сегодня надо вести. Если выдержишь это серьезное испытание, то получишь подводный глиссер с ультразвуковой пушкой.

— Папа, а почему эта тетя не может стать моей воспитательницей вместо миссис Мопсон? — никак не отреагировав на обещанный глиссер, вопрошал малыш.

— Потерпи, сынок. Еще пару-другую лет, и такие тети обязательно будут тебя воспитывать, — М-р Хаггард уже прикидывал, что у секретаря-экскурсовода, прежде чем ему отбыть в звездное плавание во славу ХДК, скоро появится еще один рабочий день в фирме, — Слушай внимательно, что эта тетя будет сейчас нам рассказывать, это будет очень интересно. Если тебе что-нибудь будет непонятно, то задавай вопросы, только сначала подними кверху указательный палец. И не забудь, что нас снимают и транслируют. Помни, что все твои промахи первой заметит не эта тетя, а миссис Мопсон!

Упоминание о миссис Мопсон сразу подействовало на мальчика, так как он ее боялся больше рыбьего жира и великой традиции «мыть руки перед едой». А объяснялось это очень просто — ребенок рос здоровым и подвижным, к радости отца и огромному огорчению миссис Мопсон.

Только не подумайте, что она была тайным агентом Моррисона, засланным извести единственного отпрыска Хаггардов (Моррисон мог только помечтать о таком суперагенте!)

Миссис Мопсон была самым известным и коварным резидентом той самой страшной и кошмарной империи, которая наводила ужас на всех созданных Богом тварей в этом мире (особенно на маленьких здоровых крошек) — империи «Старых Перечниц», самой любимой пыткой которых было заставлять всех маленьких детей умываться и запрещать им делать именно то, что в данный момент больше всего хочется делать — жизнерадостно резвиться

Кстати, м-р Хаггард и не подозревал, какого страшного и коварного экзекутора он приставил к сыну.

Его самого в детстве воспитывал мужчина, отставной звездный пират, персональный пенсионер фирмы, инвалид всех групп и великий знаток тонкостей «фольклора» всех планет, где есть или был когда-нибудь «фольклор».



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать