Жанр: Юмористическая фантастика » Дмитрий Исаков » Акулу еще не съели! (страница 9)


Мисс экскурсовод, в отличие от своей бывшей секретарской формы, была одета в строгий черный костюм, состоящий из приталенного жакета, белоснежного жабо и узкой, чуть ниже колен, длинной юбки с высоким разрезом сбоку, и туфли на телескопической шпильке.

Для пущей строгости на ее носу возлежали огромные овальные очки, а на затылке — волосы, убранные в пучок. Все это делало образ очаровательной девушки в глазах детишек таким строгим и весьма сексуальным — в глазах наиболее угнетенной половины их родителей. Вдобавок, она хорошо смотрелась на фоне пестро и разнообразно одетых сорванцов, что создавало завершенную композицию, которую и лицезрела в данный момент по стереовидению половина всего мира. Другая же половина данную передачу, естественно, не смотрела.

Ведь у красных, конечно, нет таких красивых девушек и жизнерадостных детей. Поэтому смотреть им на это неинтересно, а может и завидно!

Как, впрочем, у них нет еще, конечно, и м-ра Хаггарда, по той самой причине, что он есть здесь и ему тут пока лучше, чем если бы он был там.

В центре зала под потолком висел громадный кубический стереовизор с четырьмя экранами. И на каждый экран транслировался портрет Джона Хаггарда Основателя.

В свое время стереовизионщики заставили его сидеть неподвижно перед камерами в течение получаса. Потом запись смонтировали в бесконечное кольцо, и теперь с экранов на посетителей смотрел живой м-р Хаггард Основатель и всем улыбался своей доброй отеческой улыбкой.

У него так мило топорщились огромные, пшеничные с проседью усы, он время от времени дружески всем подмигивал, так что создавалась полнейшая иллюзия того, что он чуточку стесняется своего величия и просит немножко прощения у всех за содеянные великие дела.

Конечно, никто не может устоять перед его обаянием и очарованием. И, конечно, все ему сразу прощается, и все возгорают к нему любовью и полнейшим доверием.

К нему, и к его фирме.

Если б в этом зале смогли оказаться и увидеть его портрет все те, кого он своей деятельностью разорил, ограбил и убил, то они, без сомнения, великодушно простили бы его и крепко полюбили. Ведь этот милый, добрый старик, если что и мог сделать в своей жизни чуточку плохого, то это он уже сделал. И конечно, не для себя, а для всеобщего блага и процветания, и если у вас есть какие-либо затруднения или проблемы, то разве они идут в сравнение с тем всеобщим счастьем, установившимся в этом прекрасном и единственно свободном мире — мире м-ра Хаггарда!

— Дети, вот перед вами дедушка Хаггард, он изобрел дубликатор. Вы, конечно, знаете, что такое дубликатор? — очаровательный Ментор улыбнулся малышам, пораженным величием зала.

В этот момент дедушка Джон заговорщически подмигнул им и еще больше расплылся в благоговении.

— Дубликатор — это такой большой ящик, в котором всегда есть сколько хочешь конфет, игрушек и видеокассет, — ответила самая маленькая и опрятная девочка с необычайно взрослым выражением лица, которое она держала гордо, как высокий знак принадлежности к малочисленной избранной касте Зубрил и Задавак.

— Дети, а кто из вас знает, как он работает?

— Я знаю! — поднял руку маленький мальчик в огромных очках на маленьком веснушчатом носу, весь такой растрепанный, что сразу становилось ясно любому прохожему или любой прохожей собаке, что он также принадлежит к касте Почемучек, изо дня в день ежеминутно повторяющих страшное магическое заклинание: «А что будет, если?…»

— Сзади в дубликатор кладут по одной конфетке, игрушке или видеокассете, а дубликатор их дублирует в неограниченном количестве, — он гордо сверкнул очками на конкурирующую касту Задавак, явно не в первый раз доказывая, что не только Зубрилам доступны тайны этого мира.

— А что еще может дублировать дубликатор, дети?

— Мороженое!

— Кока-колу!

— Джинсы!

— Стереофоны!

— Роликовые коньки!

— Жевательную резинку!

Детишки хором тянули кверху ручки, с нетерпением ловя благосклонный взгляд экскурсовода.

— А теперь, дети, расскажите, как вы получаете эти прекрасные вещи? — спросила девушка так, как будто сама ни разу ничего не получала. И пристально посмотрела на мальчика, который не мог жить без штанов.

«Она не зря выбрала мальчика с джинсами», — подумал м-р Хаггард. — «В последнее время на них упал спрос, а его надо регулировать».

— Я нахожу дубликатор, выдающий джинсы, — начал мальчик.

— А как ты его находишь?

— Очень просто: спереди дубликатора на экране показано, что он выдает. Я называю свой размер и начинаю выбирать, какие джинсы мне понравятся. Когда я вижу их на экране, я нажимаю кнопку «ОСТАНОВ».

— А если ты не успеешь нажать кнопку?

— Дубликатор все равно почувствует, какие мне понравились штаны. Потом я сую ладонь в окошко. Ее начинает щекотать. А через минуту открывается крышка камеры, и я беру оттуда свои джинсы.

— А для чего ты суешь в окошко руку?

— Дубликатор узнает по моей руке номер счета моего папы.

— Сколько разных джинсов может быть в дубликаторе?

— Много.

— Сколько «много»?

— Ну, штук сто, — замялся мальчик.

— Ты почти угадал! Сзади в дубликаторе много контейнеров с образцами различных предметов. Когда ты выбираешь нужную себе вещь, то контейнер с ней подается к дублирующей камере, из него в камеру кладется этот предмет, а в другой камере он дублируется. Потом образец возвращается в контейнер, а контейнер — на стеллаж. Так вот, чем больше образец, тем меньше контейнеров. А если он

маленький, как, например, конфета, то их там может быть до тысячи. Только вот что ты будешь делать, если не сможешь выбрать себе джинсы?

— А я их получаю всегда дома.

— Как ты это делаешь?

— Я подхожу к стереовизору и говорю: «Хочу джинсы!» Он узнает мой голос и начинает показывать мне мои размеры. Когда я выберу, то говорю: «Вот эти!», или просто «Давай!». И где-то через полчаса получаю их по пневмопочте.

— А сколько они стоят, ты знаешь? — не давая ему передохнуть, и не выпуская инициативу из своих Ежовых Рукавиц, коварная Мата Хари явно шила ему Мокрое Дело.

— Ну, примерно столько же, сколько стоит мороженое, или пачка жевачки, или водяной пистолет, — наивный Желторотик ловко изворачивался, строя из себя простачка.

— А сколько ты можешь купить в день таких разных вещей? — коварство и алчность мадам Помпадур достигли предела.

— Сколько захочу, ведь они почти ничего не стоят, — юный Рокфеллер воображал, что живет при коммунизме.

— А что стоит дорого? — голосом Золушки спросила злая Мачеха.

— То, что нельзя получить в дубликаторе и по пневмопочте, — ответил Пятачок наивному Ослику Иа-Иа и сделал мысленно ему «козу».

— А что нельзя получить в дубликаторе? — у Каштанки после знакомства с Му-Му завелись блохи и стал портиться характер.

— То, что не влезает в его камеру, — яма для Слонопотама никак не выходила на проектную мощность, хотя Ослик Иа-Иа всех уверял, что это его любимый размер.

— Ну, например? — Шарапов упорно делал вид, что, совершенно не фальшивя, насвистывает «Мурку».

— Воздушный велосипед, — Пчелка пыталась проткнуть шарик «стукачку» из Ч.К.

— А как же его тогда делают? — спросила Гюльчатай басом Сухова.

— Его собирают на заводе роботы из готовых деталей, полученных из дубликатора, — маленький настырный Айзек писал реферат по Седьмому закону.

— Кем работает твой папа? — Миледи начало тошнить от Рошфора

— Мой папа обслуживает линию дубликаторов, — и маленький мальчик так гордо посмотрел на одну из девочек, что можно было подумать это ему поможет в будущем сдублироваться с ней вместе более легким и приятным способом, чем пользовались их родители!

— Сколько зарабатывает твой папа? — вот тут-то шпиону Гадюкину точно не отвертеться!

— Не знаю, наверное много, как и все, — как отметил про себя Мюллер, у Штирлица в этот момент были самые правдивые голубые глаза, но когда он хотел что-то скрыть, они становились карими.

— Почему ты так думаешь? — спросил Лис у Маленького Принца.

— Все, что мы хотим иметь, мы имеем, и все имеют почти все, что хотят, если они работают, — безуспешно доказывал Муравей Стрекозе

— А если кто-то не хочет работать, как ему быть? — обронил на ходу Волк, неспеша направляясь к лесу.

— А этим лодырям, как говорит мой папа, правительство дает слишком много кредитов, чтобы они жили почти так же, как и мы, работающие, — жаловался гр. Корсика Остапу Ибрагимычу, наблюдая как Паниковский с Балагановым упражняются с гирями

— Вот видите, дети, в нашем свободном мире нет ни голодных, ни раздетых, ни бездомных. И все это — благодаря дубликатору, который был изобретен дедушкой Хаггардом!

А ведь были времена, когда были и голодные и бездомные, — дети удивленно притихли,

…Если у многотерпеливого читателя хватило мужества прочитать до конца эту бредятину, то пусть он поверит мне на слово, что рождение данного идиотизма не имеет к автору никакого отношения.

Вернее, автору принадлежит только содержание диалога между прелестной юной девой и милыми десятилетними крошками.

Весь остальной текст был вписан в память бортового компьютера со слов друзей, коих черт принес ко мне во время моей работы над данным эпохальным произведением.

А так как нормы приличия, широко известная доброта (и скромность) автора не позволили отказать им в гостеприимстве, а внутренняя одержимость в работе не позволяла оторваться от родного дисплея, то вышеназванные «хомо нежданос», именуемые в просторечии друзьями (хотя половину этих противных рож я видел впервые!), чтобы не мешать мне работать, разбрелись по моей однокомнатной квартире и начали рыться в моих книгах и холодильниках, включать мои магнитофоны и смотреть мои телевизоры, играть на моих органах, гитарах и синтезаторах, лежать на моих кроватях и говорить по моим телефонам, плясать на моем паркете и сидеть на моих коленях, — так что не удивительно, что после каждой фразы, сказанной мною в диктофон, они успевали сказать еще несколько своих мудрых мыслей о моем романе, мне и моей квартире, а бедный несчастный компьютер, которому приходилось выполнять одновременно взаимоисключающие приказы желанных гостей (и при этом еще держать и противопожарную оборону), конечно же, растерялся, стал выбирать наиболее подходящие по смыслу моим репликам «дополнения» и фиксировать в памяти весь этот бред, который был выявлен лишь только после прочтения изданного романа.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать