Жанр: Разное » Борис Иванов, Юрий Щербатых » Последний вагон в рай (страница 19)


– Не понял… – озадаченно повернулся к ней Де Жиль.

– Ставки ссудного процента утверждает Верховный Материальный Совет. С подачи Трех Леди.

– Великих Матерей?

– Это слишком официально, чаще говорят – Три Леди. Или просто – Леди. Ссудный процент – не самое удивительное в нашей финансовой системе, господин Инспектор. Например, наша бедная девочка могла бы провести остаток жизни где-нибудь на лучшем курорте Метрополии, если бы ее ферма сгорела, была бы разграблена злодеями, взорвалась, на худой конец. У нас очень щедрая страховка.

– И очень много сгоревших ферм, надо думать? – предположил Кай.

– Хватает. И почти никогда пострадавшие не возвращаются к труду в аграрной сфере.

– Ч-черт – сосиски это, что ли? – спросил Моррис, ощупывая давешний пакет. – О Господи, Санди, – оно шевелится!..

Пакет со знаменитыми земляными червями полетел в окошко, а Мариам захлебнулась от смеха.

* * *

– Я слышал, – поддержал разговор на столь решительно пресекаемую тему Моррис, – что Обитающие в Пещерной Стране немногочисленные мужские колонии пользуются на Химере каким-то особым статусом…

– Называть их мужскими колониями неправильно. У нас принят термин – Патриархальные Территории. Там поддерживается практически тот же уклад, что и за Геостационарной орбитой… Моногамные семьи, засилье мужчин в руководстве… Поэтому мы законодательно ограничили их контакты с Основной Территорией Химеры.

– То есть с поверхностью планеты? – уточнил Кай.

– Это не совсем так… – Джейн, кажется, запальчиво возразила самой себе. – Их ведь не держат там силой… Всегда можно покинуть планету, если вас не устраивает образ жизни, который вам приходится вести…

– И что же их удерживает – там, в этих норах? – осведомился Моррис.

– В основном – вера, – пояснила Мириам. – И вообще – предрассудки. Знаете, как сказано у кого-то из древних: «Любовь к отеческим гробам, любовь к родному пепелищу…» Вот мы и приехали… Здесь вы проведете встречу с нашими Леди, поужинаете с ними и переночуете.

– Не с ними, разумеется…

Ответом на эту шутку Морриса было ледяное молчание.

Перед ними (как всегда, на Химере) неожиданно – из-за непривычной близости горизонта – вырос корпус правительственного санатория.

* * *

До ужина оставалось еще около полутора часов, которые гостям предложили провести в прохладном просмотровом зале наедине с огромным окном-экраном голографического проектора. Аудиторам решили продемонстрировать специально к их приезду приготовленный телесюжет, освещающий основные направления предполагаемого бурного роста экономики Химеры – при условии утверждения Федеральным Директоратом Дотационной Программы, о каковом (утверждении) говорилось как о чем-то само собой разумеющемся.

Представление гостей Трем Леди несколько затягивалось из-за очередного приступа недомогания Леди Эльсбет. По этой, – собственно говоря, причине прием Федеральной Инспекции и проходил в здании лечебно-профилактического заведения, а не в официальной резиденции Верховного Материального Совета.

– Они, по-моему, ничем, кроме гостиничного бизнеса, заниматься не намерены… – заметил в середине просмотра Де Жиль. – Возможно, о других видах вложения капитала они просто не имеют представления…

– Притом при проектировании гостиничных комплексов их вдохновляли, пожалуй, женские монастыри – вроде тех, что встречаются на Парагее, например, – добавил Кай. – Почему они воображают, что народ валом повалит на Химеру, на которой полгода дождливое лето, а затем столько же – бесснежная зима?

– Это на одном полушарии, – справедливости ради заметил Моррис, – а на другом, как видите, все наоборот… Что, конечно, тоже не легче. И все это при общей площади планеты с Европу, считая вместе со здешним Великим Океаном. Кстати, в качестве бесплатной консультации могу посоветовать Трем Леди не особенно афишировать то, что они собираются доверить деньги инвесторов таким «строителям», как «Трансгалактик Стоунбридж инкорпорейтед». Вся Периферия с этими шутами гороховыми судится уже лет сорок… Хотя вот это – весьма достойное сооружение…

На экране величественно проплыли, как потом выяснилось, компьютерные имитации довольно своеобразного, словно из какого-то детского сна, города, точнее – зданий, слившихся воедино с девственным пейзажем местного леса в красивом горном распадке.

– Господи! Да это же – проект самого Кэссиди! – ахнул подкованный в вопросах архитектуры и зодчества Де Жиль. – Маэстро на закате лет собрал призы по всей Федерации… Так вот кто, оказывается, был заказчиком…

Тут, к его разочарованию, прекрасные имитации сменились на экране суровой явью в виде раскуроченных техникой гор грунта, траншей, котлованов, черт его знает каких времянок, уродующих ландшафт прекрасного уголка дикой природы. Зрелище казалось злой пародией на предшествующие идиллические кадры. Бодрый, хотя и несколько сверлящий голос дикторши довел до сведения дорогих гостей тот грустный факт, что строительство Детского реабилитационного центра, которому будет со временем придан статус Федерального, находится в настоящий момент в плотной увязке с вопросом об утверждении Дотационной Программы. Тревога, выраженная по этому поводу, несколько не вязалась с твердо обозначенной ранее уверенностью в том, что дело, по своей сути, уже находится в шляпе.

На такой вот ноте и закончился «сеанс хмурежа», как его

определил вполголоса Моррис. Последовала наконец процедура официального представления членов Федеральной Инспекции Трем Леди, на редкость, вообще говоря, бессодержательная. Пребывавший в течение всего обряда в глубокой задумчивости Кай сослался на личный режим, изжогу и что-то еще в этом духе и на ужин не остался. В конце концов, Второй Аудитор Федеральной Инспекции имел право на режим питания, изжогу и, допустим, на бережно лелеемую язву желудка. Или гастрит – по выбору. Этим Второй Аудитор и отличается от Федерального Следователя. А почему ему не захотелось провести ужин в относительно приятном обществе, Кай и сам не мог себе объяснить. Словно испугался каких-то перемен в своей жизни…

* * *

– Здешние фермеры не пьют молока, – зло пробурчал Моррис, лежа на диване и разглядывая расписанный листьями потолок, – а коров содержат для того, чтобы получать навоз. В магазинах я впервые увидел очереди – вы видели в своей жизни настоящую очередь, Санди?

– На «Шаттлы» спасения. Когда эвакуировали Ксантис… – Кай кашлянул, смутившись непроизвольной бравады.

– Так вы там были? И загоняли народ в ракеты?

– Нет, ловил мародеров. После того как ракеты ушли… Там, как вы помните, было чем поживиться…

– И что – оставались там, когда ударило?

– В убежище, само собой, в убежище…

Они помолчали. Моррис тактично не стал спрашивать, насколько жутко было тогда на пустом Ксантисе…

– Так вот, – продолжил он немного спустя. – Здесь я впервые в жизни увидел очередь. За золотым шитьем. Парчой с Земли. А безработным тут дают бесплатные талоны в дорогие рестораны. Раз в месяц. Чтобы у них не развивался комплекс неполноценности.

Кай, который тоже занимал горизонтальное положение на диване в другом углу номера, сосредоточенно рассматривал голографическую проекцию участка галактической карты, которую выдавал покоившийся у него на животе ноутбук. Какие-то из планетных систем он выделял цветом по ему одному известным признакам, и они сияющими жемчужинками переливались перед его лицом.

– Забавно, – сказал он несколько не в тон текущей беседе. – Вот посмотрите: ближайший к Химере очаг цивилизации – Изида. До сих пор даже самостоятельным Миром не считается… Но какой рост деловой активности. Тамошний Институт Экспериментальной Медицины превратился в федерального значения центр микро– и нанохирургии… Казалось бы, на пустом месте выросла монополия на лечение сложнейших травм и расстройств… А теперь – вторая по удаленности от Химеры населенная зона – Глоб-8. Точнее – неполная сотня обитаемых спутников на его геостационарной орбите. На поверхности – девятнадцать «ж» и болота из жидкого метана. Так что ни о какой колонизации и речи нет. А надо же – околопланетная зона процветает: четырехкратный рост производительности труда в производстве биокибернетических имплантантов… При двукратном снижении цен. Все это – за три-четыре года… Теперь – Валенсия и ее ювелиры…

– Короче, Кай, вы хотите мне лишний раз доказать, что регион процветает. Я вижу, у вас еще полдюжины поселений отмечено оптимистическим зеленым огнем… И только Химера осталась в прошлом десятилетии. И все – из-за засилья баб…

– Нет, я хочу, чтобы вы оценили те же факты с иной точки зрения, Моррис… Почему бы не взглянуть на Химеру как на центр всего этого великолепия?

– Загнивающий центр цветущей периферии? – задумчиво заломил левую бровь Моррис.

– Гниет-то он гниет, мой друг, но зато как пахнет… Я бы, впрочем, сказал, что Химера не просто загнивает. Гниение кончается распадом. Нет, Химера по-своему процветает… Процветает, потребляя, но не производя. Или, может, все-таки производя что-нибудь? Какой-то невоспринимаемый нами продукт… Знаете, у ботаников есть такой термин: «флориген» – гормон цветения. Не продает ли Химера своим соседям такой вот флориген? Почему-то ненужный ей самой…

– Ф-л-о-р-и-г-е-н, – задумчиво попробовал слово на вкус Моррис. – Скажем проще – товар. О, Господи!

Он вдруг сел на своем диване.

– ТОВАР!

– Чем это слово так вас поразило? – меланхолично поинтересовался Кай.

– Да тем, что из-за этого самого слова я провожу вечер здесь с вами, а не в обществе прелестной Мариам… Бедняге чуть не пришлось вызывать «скорую помощь», – горестно констатировал Де Жиль.

– Господи, что это вы с ней сотворили? – все еще рассеянно поинтересовался Кай.

– Помянул черта к ночи… – Моррис сделал неопределенный жест. – За ужином… Одним словом, речь зашла о том, что здешние моды слишком дороги даже на взгляд жителей Метрополии, и я сказал, что, судя по всему, формула ТОВАР – ДЕНЬГИ – ТОВАР на Химере обходится без среднего элемента, раз уж при острой нехватке в бюджете денег на планете вдосталь товаров. Точнее, я сказал не «товаров», а «товара»… Я собирался пошутить в том смысле, что единственным товаром Химеры, который стоит всех остальных, является обаяние ее обитательниц…

– Весьма оригинальная мысль… И что за этим последовало? – несколько живее поинтересовался Кай.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать