Жанр: Разное » Борис Иванов, Юрий Щербатых » Последний вагон в рай (страница 4)


– Имеешь в виду Министр-Директора Фогеля? – нарочито фамильярно осведомилась Леди Халимат.

– А по-твоему – папу римского? – язвительно проронила Леди Сью, воткнув в угол рта тонкий, слоновой кости мундштук, и, не глядя, стала шарить на столике в поисках зажигалки.

– Он, в конце концов, тоже неплохо соответствует такому определению, – пожала плечами Леди Халимат.

Для своего возраста она выглядела слишком молодо. И, по мнению Леди Сью, не всегда была достаточно серьезна.

– Поразительное легкомыслие проявили наши сестры в Метрополии. Похоже, их совершенно не интересует тип, которого хитромудрые господа Фогель и Литлвуд вставили в пару нашему протеже. – Леди Сью одарила собеседницу взглядом, сочетающим глубокое осуждение с тенью надежды на то, что та еще способна стать на путь истинный. – А это, между прочим, еще тот экземпляр: мягко стелет, но спать, поверьте, жестко.

– В конечном счете денежные бумаги будет подписывать Де Жиль, и это расставляет приоритеты. А на работягу из Управления найдется, думаю…

– Не найдется! Стоило бы повнимательнее отнестись к его биографии…

– Можно подумать, что Управление выдает жизнеописания своих сотрудников по первому запросу…

– На белом свете есть и другие источники информации. Галактическая Мафия, к вашему сведению, неплохо зарабатывает, приторговывая своими досье на государственных служащих…

Леди Сью коснулась небольшой карточки, примостившейся рядом с зажигалкой.

– Будьте любезны, Халимат, вставьте это в терминал…

Правильное, не лишенное привлекательности, но профессионально невыразительное лицо Федерального Следователя глянуло на них с огромного демонстрационного экрана.

– Пропускаем всякую чушь о политике… Обратите внимание, что для сорокалетнего сотрудника Управления не быть примерным семьянином – основательная помеха в продвижении по службе… Причем наш друг не потому не соответствует этой характеристике, что гуляет налево и направо, а потому, что не заходит в общении с женщинами дальше чисто дружеских отношений… Поверьте, Мафия такие вещи рассматривает под микроскопом… Как вы думаете – с чего бы это? Надеюсь, вы понимаете, что с мальчиками он не балуется и свинку с осложнениями в детстве не переносил…

– Значит, какой-то зажим… Травма…

– Подобными догадками следовало бы заниматься раньше. Вот деталь биографии: «Помолвлен с Гердой Хансен…» Одиннадцать лет назад. Как, по-вашему, не затянулась ли помолвка?

– По всей видимости, Герда оставила нашего приятеля с носом…

Леди Сью поморщилась:

– Тогда была бы пометка: «Помолвка расторгнута». Такой нет. Фрау Хансен не изменила своего решения. Она просто умерла. Погибла при исполнении служебных обязанностей. Вот смотрите…

Сухая рука Леди Сью пошевелила «мышь», и по экрану пополз текст справки. В левом верхнем его углу пошли сменять одна другую фотографии, иллюстрирующие текст.

– Причина смерти – взрыв напалмовой бомбы, подложенной в автомобиль… – сухо пояснила Леди. – Только мужчины способны на подобную жестокость… Это был период, когда Метрополия всерьез взялась за сепаратистов… Похоже, они оба в качестве агентов были внедрены в разных структурах… Бедняга сгорела заживо. Из обстоятельств дела можно заключить, что это произошло на глазах господина Санди…

– Они… были коллегами? – осведомилась Леди Халимат.

– Практически – да. Правда, работали в разных секторах… Были знакомы около четырех лет… До помолвки. Помолвка длилась около пятидесяти дней… Для Герды… В принципе это был бы типичный счастливый брак. И умри госпожа Хансен госпожой Санди от какой-нибудь сердечной недостаточности лет через пять, травма не была бы столь глубокой… А в том варианте, как это случилось…

Леди Сью выключила дисплей.

– Боюсь, что это – слишком глубокая заноза… У вас есть мысли на этот счет?

Леди Халимат снова отвернулась к проваливающимся за низкий горизонт облакам…

– Мои предки, – сказала она, – считали, что подобное надо исцелять подобным… Хотя у нас с вами речь идет не об исцелении…

Леди Сью щелкнула сухими, изящными пальцами.

– Хороший совет, Халимат! – воскликнула она. – Хороший, черт возьми, совет!!! Без вас я бы и не подумала о Джейн Гранж…

– Я вовсе не имела в виду Джейн…

– Я и не говорю, что вы ее имели в виду. Просто без вашего совета я не подумала бы о ней…

– Вам не кажется, что этот… вариант небезопасен? Джейн – взрывчатый материал…

Леди Сью поднялась с кресла и, немного ссутулившись, подошла к другому окну.

– Нам требуется нейтрализовать всего лишь двух мужчин всего лишь на пару недель… – сказала она. – После этого кто угодно может взрываться как ему угодно… Как любит говорить мой лучший после геморроя друг Серж Плотников: «За неимением гербовой пишу на простой». В переводе, Халимат, это значит, что выбора у нас нет…

* * *

– Ну кто бы мог подумать, что и на старушке Земле существуют такие заштатные космотерминалы! – с раздражением произнес. Де Жиль, энергично меряя шагами номер гостиницы.

Занятый приготовлением нехитрого коктейля, Кай отреагировал на это замечание недоуменным и нечленораздельным звуком. У него космотерминал «Самбуру» не вызывал особо отрицательных эмоций. Утопающие в зарослях бугенвиллеи здания были оборудованы по последнему слову техники, а расписание вылетов челноков к отбывающим с заатмосферных орбит лайнерам соблюдалось неукоснительно. В тот вечер им не удалось повстречаться с Де Жилем на Терминале – Морриса задержали обстоятельства личного характера. Так что на Землю он прибыл

всего за шесть часов до отправки последнего челнока на идущий к системе Цвингера «Декарт». Поговорить друг с другом членам Смешанной Комиссии удалось только сейчас. Правда, предстоял еще долгий путь, но начало его уже было многообещающим.

– Мало того, что каждые четверть часа бьет по нервам инфразвук от очередного «Шаттла», – с досадой произнес Моррис, – так еще никакого выбора пейзажных заставок на окнах. Извольте любоваться на проклятую саванну, пока не придет ваш черед улетать…

– Ну, вообще-то говоря – не самый неприятный пейзаж, – утешил его Кай. – Вот на Лоуренсе – вам не приходилось бывать там? У меня в окне была заставка «Дождь в Санкт-Петербурге». А снаружи лил самый настоящий дождь в Нью-Дублине. Вот это как раз я назвал бы отсутствием выбора…

– Они не смогли найти для Лионеллы номер с кондиционером… – продолжал сетовать на африканский сервис Моррис. – И парикмахера. Впервые сталкиваюсь с подобным хамством… В конце концов, я плачу из своего кармана…

– По всей видимости, вы не указали вашу подругу в заказе, который оформляли для транзита через «Самбуру»… – предположил Кай. – Да и стоило ли входить в расходы – проще было бы попрощаться заранее… Простите меня за то, что я касаюсь столь деликатных вопросов.

Моррис высоко поднял плечи:

– Я привез эту суку сюда, чтобы они с Элиа наконец встретились… Не могу же я таскать ее через всю Галактику…

– Вы уверены, что ваша подруга заслуживает такого э-э… эпитета? – недоуменно спросил Кай, протягивая Моррису его порцию смеси, рекомендованной ему на Святой Анне под названием «Белый медведь».

Тот еще выше поднял плечи.

– А какого, по вашему мнению, эпитета заслуживает трехлетняя породистая самка колли? – недоуменно спросил он. – Не Леди Баскервиль, надеюсь?

– О Господи! – поперхнулся забористой смесью Федеральный Следователь. – Наше с вами взаимопонимание с первых минут заслуживает восхищения… А Элиа, как я понимаю, это – кобель, заждавшийся своей суженой?..

На этот раз очередь поперхнуться «Белым медведем» настала для Морриса.

– Вот Элиа Майссен – это как раз моя подруга… Конечно, имя ее можно принять за… Собака, собственно, принадлежит Элиа, и я вот уже второй год не могу от нее избавиться… От Лионеллы я имею в виду… Неплохо и повторить… – Моррис оценивающе рассмотрел на свет опустевший бокал.

– Если отвлечься от проблем кинологии, – попробовал уйти от щекотливой темы Кай, отмеряя новые порции нехитрых ингредиентов древнего напитка, – то я хотел бы поделиться с вами некоторыми предварительными соображениями относительно сути проблем, которые ждут нас с вами на гостеприимной Химере-второй…

– Химера – не Химера, но нечто химерическое нам предстоит. Охотно вас выслушаю, – тоном, несколько не соответствующим смыслу произносимого, отозвался Де Жиль. – Хотя я, честно говоря, не люблю рассуждений, не базирующихся на непосредственном знакомстве с фактами…

Моррис воззрился на прозрачный потолок номера. В темнеющей глубине неба начинали загораться первые звезды. Но ту, к которой им предстояло лететь, не было видно с Земли…

– Именно это я и имею в виду… – пояснил Кай. – Все, что я прочитал в дороге и здесь, в ожидании э-э… «Декарта», не внушает мне особого доверия к версии господина Министра…

– Он излишне оптимистично оценивает количества сверхплотных материалов, потребные для компенсации дефицита бюджета Химеры, – вяло согласился с ним Моррис.

– Во всяком случае, сверхплотные материалы не относятся к категории таких, которые можно спрятать в карман. – Кай тоже задумчиво уставился на все увеличивающиеся в числе звезды. – Мы имеем дело с каким-то специфическим товаром или с какими-то особыми услугами…

– Надеюсь, не сексуальными, – пошутил Моррис. – Значит, надо искать нечто, умещающееся в кармане… И может прокормить целую планету…

Тон его оставался не слишком серьезным. Возможно, виной тому был опрометчиво быстро принятый двойной «медведь».

– А вот и Элиа, – добавил Де Жиль, опустив взор на подъездную дорожку, по которой к гостиничному блоку подруливал последней модели открытый «Порше». За рулем его виднелось нечто весьма элегантное, цвета эбенового дерева.

– Ну что ж, счастливо вам решить проблемы Лионеллы и ее хозяйки… – Кай отвесил Де Жилю легкий поклон.

– Вы не хотите познакомиться с одной из самых очаровательных претенденток на «Оскара» этого сезона? – с огорчением спросил тот.

– О, это будет слишком высокий стиль для скромного путешественника по казенной надобности, – улыбнулся Кай чуть грустно.

В этот момент на открытом, неспособном что-либо утаить лице Морриса отразился невероятный, какой-то инфернальный ужас. Взгляд его сфокусировался на чем-то, что находилось за спиной Кая. Тот обернулся.

За односторонне-прозрачной дверью номера нетерпеливо топтались двое. Один – коренастый, крепко сложенный негр лет под пятьдесят, отменно хорошо одетый и отменно лысый. Вид у него был угрожающе натянутый. Портрет его дополняла основательная бамбуковая трость. Второй – одетый с чуть меньшим вкусом рыжий дылда, оснащенный коллекцией веснушек, бакенбардами и типичным адвокатским кейсом.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать