Жанр: Русская Классика » Александр Найденов » Никола на Всосе (страница 1)


Найденов Александр

Никола на Всосе

Александр Найденов

Никола на Всосе 

сцены из уральской жизни

в двух действиях

Действующие лица:

Солдатовы:  Ирина Петровна

Илья - старший сын

Владюша - младший сын

Света - жена младшего сына

Ковригин Григорий Иванович

Отец Николай

Бушуева Тая

Про поселок Бура старухи отзываются так: "Бура - что моя дыра", то есть - плохое, покинутое людьми место. Хотя люди в поселке, конечно, есть, просто их стало меньше, чем было 30, 40, 50 лет назад. Назван поселок по имени речки Бура, что пробуравила себе русло между каменистыми уральскими сопками. На одной из сопок в поселке высится "Никола на Всосе" - старая кирпичная церковь с колокольней и пятиглавием куполов. Она давно заброшена, с одного боку обгорела, кресты с нее сбиты. Всосом прозвали берег под церковною сопкою, который в половодье заливает река и где потом долго лужи всасываются в землю. Для хозяйства Всос непригоден - и зарос ивняком. Кусты эти поднимаются по склону сопки к самому огороду жилого дома, который стоит один около пустой церкви. У дома два отдельных крылечка - он рассчитан на две семьи.

Первое действие.

Вечер. На скамейке у своего крыльца сидит молодой, бородатый отец Николай, смотрит вдаль (а места вокруг, что ни говорите - красивые, лесистые, есть на что посмотреть, особенно - когда вечер, садится солнце, когда река внизу, в тени укрылась туманом).

На половине у соседей играет в доме гармошка, безбожно фальшивит.

К дому идет с сумкою в руке соседка отца Николая Ирина Петровна Солдатова, высокая, худая пенсионерка.

Ирина Петровна.  Здравствуйте.

Отец Николай.  Здравствуйте. Храни вас Господь. Весело у вас нынче.

Ирина Петровна.  Сын приехал.

Отец Николай.  Сын?

Ирина Петровна.  Мой старший.

Отец Николай.  Поздравляю вас, Ирина Петровна.

Ирина Петровна (останавливается).  Сколько месяцев уже - ни письма, ничего. Вдруг сегодня - стук в дверь. Я соскучился, говорит, мама. (Ставит на траву сумку.)

Отец Николай.  Это хорошо, это хорошо.

Ирина Петровна. Устала. Обе улицы обошла. Надо мужиков чем-то кормить. Купила в Иканинском магазине окорочка - еле тащусь.

Отец Николай.  А невестка что?

Ирина Петровна.  На стол собирает. Это просто я так... спешила. (Гармошка замолкала было - и заиграла опять.) В сенках гармошку свою отыскал, теперь не может расстаться. А не учился ведь, сам на слух подобрал. Разную музыку знает, песни всякие. Как здесь шумно было, когда он тут жил. Гулянья - лучше любого клуба. Илья играет, девки песни поют, пляшут. Около церкви тут, или на берег пойдут. По берегу далеко слышно. Я, бывало, выйду во двор в темноте, слушаю: гармошка играет - значит нормально все.

Отец Николай.  Вероятно, давно не виделись?

Ирина Петровна.  Ой, не то слово! В Питере живет, на краю света. И захочешь, а не выберешься к нему - жди, когда сам объявится. Он, должно быть, лет восемь... (Подсчитывает годы в уме.) Мама родная! Девять лет!..

Отец Николай.  Да, летит времечко-то, летит.

Ирина Петровна.  Летит...

Отец Николай.  Вот, Ирина Петровна, посоветуйтесь с сыном. Ведь еще немного - и вам будет совсем тяжко. А в поселке - удобства, связь, автобус ездит, больница.

Ирина Петровна.  Что ты? Ты опять о своем? Я с тобой - поговорить чтобы, как с человеком, а ты... Тоже мне - еще назвался попом!.. (Поднимает сумку с травы.)

Отец Николай.  Ирина Петровна, не сердитесь - ведь это грех. И не надо обижать духовное звание.

Ирина Петровна.  Я к тебе не лезу, поп - и ты, значит, ко мне не лезь! (Уходит.)

Гармонь играет. Отец Николай опять садится на лавку, читает книгу. К нему подходит Тая Бушуева.

Тая.  Здравствуйте.

Отец Николай. Вечер добрый. Храни вас Господь. Вы шли в церковь? Я уже затворил двери.

Тая.  Нет, не в церковь я. Так, гуляю. Музыка - я услышала где-то. Думаю: откуда музыка? У Солдатовых? Неужели?

Отец Николай.  Старший сын у них это.

Тая.  К ним Илюша приехал?!

Отец Николай.  Да.

Тая.  Тетка Ира должно быть рада!

Отец Николай.  Рада тетка Ира, сама не своя. (Крестится.)  Солнышко садится. Как хорошо!

Тая.  В августе такие красные зори. Даже страшно делается. Думаешь, к чему бы? Ведь не могут быть просто так - такие красные зори. Может это к войне?

Отец Николай.  Извините, как вас зовут?

Тая.  Тая.

Отец Николай.  Надо молиться, Тая, чтобы не было страшно.

Тая.  Он мою молитву не слышит.

Отец Николай.  Это грех  - такие слова.

Тая.  Грех, не грех, а только я проверяла.

Отец Николай.  Не припомню вас среди прихожан. Надо придти в церковь, Тая, свечку поставить, помолчать, подумать, помолиться. Нужно покаяться.

Тая.  И откуда люди все знают? Только и слышу с детства: надо делать то, надо то...

К ним подходит Илья.

Илья.  Это кто тут возвысил голос? Тайка, что ли? Бушуева? Ты?

Тая.  Илюшка! Узнал! (Обнимает его.)

Илья.  Узнал. Как тебя не узнаешь? (Отцу Николаю)  Не помешал вам?

Отец Николай.  Нисколько. Я уже хотел уходить.

Илья.  А я знакомиться вышел к вам, покалякать с новым соседом. Илья, Ирины Петровны сын.

Отец Николай.  Отец Николай.

Илья.  А попроще если - то как?

Отец Николай.  Не понял.

Илья.  Говорю, попроще если, между соседями. Коля? Ладно? Ты не против, если будем на "ты"? Сам посуди: какой из тебя мне отец - ты, наверняка, моложе меня. (Тае.)  О чем вы здесь спорили?

Тая.  Просто так, на религиозные темы.

Илья.  Тайка Бушуева - на религиозные темы?! Ушам не верю своим.

Тая (жеманно). Да?.. Почему?..

Илья.  Может

быть, ты монашка? (Отцу Николаю.) Коля, может быть, она в твоем штате?

Отец Николай.  Послушайте, Илья, это некрасиво - хочу вам сразу сказать. Вы можете не уважать меня, но вам нужно уважительней относиться к духовному званию. Над духовным званием насмехаться нельзя.

Илья.  Я и не насмехаюсь, ты что? Хочешь, руку тебе поцелую?

Отец Николай.  Обращайтесь ко мне - отец Николай: я священнослужитель.

Илья.  Ну, отец - так отец. Ну, так что - руку? Ты как? Руку! Я могу, по-соседски.

Отец Николай. Я боюсь, Илья, вы пьяны. Продолжим эту беседу в другое время. (Собрался было уйти.)

Илья.  Брезгуете, что ли, отец? Тайка, а ты?

Тая.  Только тихонько. (Подает ему руку.)

Илья (целует). Значит, у монашек руки смородиной пахнут? (Отцу Николаю.) Не обижайтесь, отец Николай, это просто мы так, шуткуем. Не видались давно. Церковь решили отремонтировать?

Отец Николай.  Да. Благочинный благословил.

Илья.  Ваш начальник?

Отец Николай.  Начальник.

Илья.  Дело тяжелое. В этой церкви сначала держали солярку: была заправка для тракторов. Когда убрали - мы в ней ребятишками играли в прятки, в войнушку. В ней же места целого нет, я помню: росписи все обиты.

Отец Николай. Отштукатурим. Это потом. Пока надо настелить пол. Кровлю мы уже починили.

Илья.  А кресты?

Отец Николай.  Будут. Подъемным краном, потом. Пока установили над алтарем, деревянный.

Илья.  И колокола будут?

Отец Николай.  Будут колокола, непременно.

Илья.  Вот начнется жизнь! Живи - не хочу! Гармошка! Колокола!..

Тая (Илье).  Ты к нам надолго?

Илья.  Ну, вопрос интересный.

Тая.  Чего это он интересный тебе?

Илья.  Интересно, почему тебе интересно?

Тая.  Так спросила.

Илья.  Так?

Тая.  Просто так. Ты совсем не изменился, Илья. Какой был трепач такой есть.

Илья.  Видно, Тая, бурчане с бурчалками не меняются жизнью - и ты такая же, как была. (Отцу Николаю.) Нашему поселку Бура, отец Николай, триста лет, и еще триста лет пройдет - так и будет дыра дырою: две улицы домов, церковь, речка. Неперспективное место - вот что, отец Николай. Зря вы сюда приехали: только мучаться с нами.

Отец Николай.  Как смотреть, Илья, у нас свои перспективы, в божьем деле глухомань - не помеха.

Тая (Илье).  Неизвестно еще, где ближе к богу: в городе, или здесь? Правильно, отец Николай?

Отец Николай.  Совершенно с вами согласен. Сельская жизнь избавляет от городской суеты, обращает помыслы к богу.

Илья.  Не приходилось раньше на этом пригорке мне слышать такие речи. Вечер-то какой! Какой вечер! Много ли будет еще в жизни у нас таких вечеров? А вы заладили: к богу, к богу! Радоваться надо, друзья, надо жить! Тая, отец Николай, пойдемте к нам в гости! У нас стол накрыт. Пойдемте! За знакомство, за встречу!

Отец Николай.  Нет, что вы? Благодарю. В другой раз.

Илья.  Зачем нам дожидаться другого раза? Идемте!

Тая.  Идемте, раз зовут, отец Николай: у нас попросту все в деревне.

Илья.  И матушку берите с собой!

Отец Николай.  Матушка у своих родителей в городе.

Илья.  Так тем более! Не сидеть же одному в пустом доме!

Отец Николай.  Благодарю вас. Право. Сегодня я не настроен. Хочется на улице посидеть.

Тая.  Народ - отдельно, попы - отдельно? Так, отец Николай?

Илья.  Идемте, отец Николай, идемте! Приглашаем от чистого сердца.

Отец Николай.  Ну, ладно.

Уходят в дом к Солдатовым. Немного погодя, у дома появляется Ковригин Григорий Иванович, стучится в окно, вызвал на улицу Ирину Петровну.

Григорий Иванович.  Это что у вас в доме творится? Привечаешь попа?

Ирина Петровна.  Так теперь начинают вместо - здорово живешь?

Григорий Иванович.  Добрый вечер, Ирина Петровна. Как ваше драгоценное здоровье?

Ирина Петровна.  Спасибо. Твоими молитвами.

Григорий Иванович. Ну, моей тебе молитвы не надо. У вас есть кому молиться без нас. Подружились с новым соседушкой?

Ирина Петровна.  Ой, не спрашивай! У нас не дружба, а прямо страсть в клочья.

Григорий Иванович.  Что так сразу?

Ирина Петровна.  Да замаял. Прицепился уже неделю как банный лист: продай ему, да продай. Втемяшилось ему отсюда нас выселить. Будете, мол, дескать, в поселке, а сюда из города пригласит дьячка, себе в помощь.

Григорий Иванович.  Выселит. У них это просто. В городе вон выселили музей - отдали здание церкви; дворец культуры выселили - тоже отдали. А уж тебя и подавно: выселят - и не пикнешь.

Ирина Петровна.  Не на такую напали.

Григорий Иванович.  Вылетите, как пробка.

Ирина Петровна.  У нас ордер.

Григорий Иванович.  Ордер! А у них власть! У музея, поди, тоже бумаги были.

Ирина Петровна.  Черт возьми! Откуда? Что? Попы эти! Катимся-то куда?!

Григорий Иванович.  Туда и катимся. Им-то что?

Ирина Петровна.  Еще как путнего в гости его позвали.

Григорий Иванович.  Ага, зовите больше его, зовите. Этим ребятишкам палец в рот не клади - в горло моментом вцепятся. (Пауза.) Я к тебе - вот что, Ирина Петровна,- в пятницу - партсобрание. Как обычно, в девятнадцать ноль - ноль. Повестка дня - выражение протеста коммунистов поселка Бура антинародной политике нынешнего российского правительства и текущие вопросы.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать