Жанр: Детектив » Павел Давыдов, Александр Кирюнин » Этюд о Крысином Смехе (страница 21)


А зря…

— Успокойтесь, Холмс! Прошу вас! Вы распугаете всех больных!

Из внутренней двери показались два испуганных санитара. С улицы ворвался Лестрейд, за ним ввалились два полисмена.

— Что случилось?! Кто кричал?

Холмс не ответил. Он со злостью поддал ногой злополучный горшок с каким-то очень редким кактусом и вновь повернулся к окну, выдергивая из ладони длиннющие колючки. Лицо его выражало крайнюю степень обиды. Судя по всему, он подозревал, что пакость с кактусом ему кто-то подстроил. Но вдруг глаза его загорелись.

— Вот они! — полушепотом воскликнул он. — Вот они!

Я осторожно выглянул в окно. По ступеням отеля «Нортумберленд» спускались двое. Один из них, высокого роста, с окладистой рыжей бородой, кутался в серо-зеленый плащ с большими карманами. Из-под цилиндра, плотно надвинутого на лоб, виднелись темные очки. Второй был приземист и широкоплеч, короткая кожаная куртка, казалось, вот-вот разойдется на его мощной фигуре. Широкополая шляпа не давала как следует рассмотреть его лицо. Они прошли так близко от окна, что мы с Холмсом едва успели присесть, чтобы не быть замеченными. Подождав с минуту, Холмс скомандовал: «За ними! Быстро!» — и мы выбежали на улицу.

Двое, видимо, очень спешили, уходя вдаль быстрым шагом. Прижимаясь к стенам домов, мы кинулись вслед. Лестрейд со своими людьми неотступно следовал за нами.

На Чаринг-Кросском вокзале высокий человек купил билеты и вместе со своим спутником поспешил на поезд. Мы едва успели всучить кондуктору пачку купленных накануне билетов, как поезд тронулся.

— Вы напрасно потратились на билеты, — отдуваясь и пряча в карман удостоверение, проговорил Лестрейд. — Вас бы пропустили со мной.

— Я не служу в Скотланд-Ярде, — гордо ответил Холмс. — И вполне могу сам покупать билеты. Ведь правда, Ватсон?

Вагон был переполнен. В тамбуре, куда нам едва удалось втиснуться, было накурено и душно. Меня сразу же задвинули куда-то в угол, прижав к стеклу и больно наступив на ногу. Холмс с Лестрейдом напряженно вглядывались в глубину вагона.

За окном проносились убранные поля, одетые в желто-багряный наряд леса, проселочные дороги. Вдали блеснула Темза, и почти сразу же показалась станция.

Поезд затормозил и остановился, народ хлынул на платформу. На мгновение я потерял Холмса с инспектором из виду и усиленно заработал локтями, выбираясь из толпы. Ответив на последнее нелестное замечание в свой адрес, я едва не столкнулся нос к носу с теми двумя, но вовремя отвернулся и сделал вид, что изучаю доску объявлений. Двое отделились от основной массы, прошли до конца платформы, спустились вниз и быстро пошли вдоль насыпи.

Я окликнул Холмса, бестолково озиравшегося по сторонам, и указал на беглецов. Преследование возобновилось.

Мили через две, миновав буковую рощу, мы вышли на обширную пустошь. Скрываться здесь было уже труднее. Временами, чтобы нас не заметили, нам приходилось ползти на четвереньках, а временами даже падать и застывать без движения.

Судя по обилию угольных куч, эта пустошь в крутой излучине реки служила для загрузки барж углем. С каждым шагом кучи становились все громаднее и величественнее. Когда я смотрел на них снизу вверх, у меня начинала кружиться голова. Временами мне казалось, что мы сбились с пути и теперь плутаем где-то в отрогах Кембрийских гор. Однако Холмс уверенно шел вперед, не теряя преследуемых из виду и прячась за глыбами угля в минуту опасности.

И вдруг нашим глазам предстало поразительное, небывалое зрелище! Прямо среди мрачных черных гор угля, мы увидели геометрически правильную вершину, озаряемую первыми лучами солнца. Перед нами, по мере приближения, все выше и выше поднималась… громада пирамиды! Настоящей египетской пирамиды! Пропавшей пирамиды Хеопса! Это была она! Она! Пирамида! Я украдкой бросил взгляд на Холмса — на его лице боролись чувство

глубокого удовлетворения и крайняя степень отвращения.

Прославленная пирамида была примерно на четверть засыпана углем. По ней с лопатой в руках лазил человек с мокрым пятном пота на спине тельняшки и старательно сбрасывал уголь вниз. Заслышав шаги приближающейся парочки, он мгновенно выпрямился и, прикрывая глаза от бьющего в лицо солнца, удивленно уставился вниз. Потом, бросив недоуменный взгляд на часы, он кинул лопату и начал поспешно спускаться.

Едва он достиг подножья, как навстречу ему с револьвером в руке выскочил Холмс и громовым голосом проревел:

— Ни с места! Руки вверх! Не двигаться! Стреляю без предупреждения!

И он действительно выстрелил без предупреждения, видимо, случайно нажав на курок. Пуля ударила в пирамиду и рикошетом сбила шляпу с моей головы. Человек в тельняшке выхватил из-за пояса кинжал, но тут Лестрейд метнулся вперед и нанес ему великолепный удар в челюсть. Подскочившие ребята в штатском закончили дело. Минута, и все трое оказалась в наручниках.

— Вы арестованы, — тяжело дыша сказал Лестрейд. — Именем закона.

— Я протестую, — сказал человек в кожаной куртке. — Я американский поданный. Я буду жаловаться!..

— Протестуйте, — устало сказал Холмс, опускаясь на глыбу угля. — Жалуйтесь.

В это время Лестрейд, пристально смотревший на человека в тельняшке, изумленно присвистнул и хлопнул себя ладонью по лбу.

— Бог ты мой! — воскликнул он. — Морелл! Лопни мои глаза — это Морелл!

— Да, — криво улыбаясь ответил тот. — Вам все-таки удалось замести меня. Не прошло и десяти лет… — Он перевел взгляд на Холмса, и лицо его исказила гримаса ненависти. — Опять ты! Жаль, что нам не удалось прихлопнуть тебя тогда, в Швейцарии! — Он рванулся, но полисмены крепко держали его.

— Вы достойный соратник профессора Мориарти, — улыбнулся Холмс. — Ему, наверное, очень не хватает вас на том свете.

Захват произошел так быстро, что я ничего не успел сообразить и теперь во все глаза смотрел на арестованных, пытаясь хоть что-то понять.

— Холмс, — сказал я наконец, — мне кажется, я видел этих троих раньше…

— У вас прекрасная зрительная память, мой дорогой Ватсон, — с уважением сказал Холмс. — Но не волнуйтесь, это, скорее всего, пройдет. Да, вы их действительно уже видели. Вот этот — Франклин Рональд Морелл или, проще, Фрэнк Моррел. Преступник мирового масштаба, разыскиваемый полицией двенадцати стран. Именно он организовал и осуществил похищение пирамиды Хеопса. Вы могли видеть его на похоронах сэра Хьюго Блэквуда в обличии священника.

Моррел с ненавистью смотрел на великого сыщика.

— Этот, — Холмс указал на человека в кожаной куртке, — Альберто Канетти, подданный Северо-Американских Соединенных Штатов, выходец из Италии. Известный скупщик краденного, в том числе, — Холмс резко повернулся к американцу, — и краденных английских военных секретов, не правда ли, мистер Канетти? Вот уже три года нам никак не удается поймать его за руку. Но теперь-то мы надолго упрячем его за решетку. А видели вы его, Ватсон, в отеле «Нортумберленд» среди прочих постояльцев.

Американец раскрыл рот:

— Так вы тот самый ненормальный с дрелью?..

— И, наконец, последний! — громко объявил Холмс. Он подошел к высокому человеку в цилиндре и резким движением сорвал с его лица темные очки и фальшивую бороду.

— Позвольте представить вам, джентльмены, — торжественно провозгласил Холмс. — Перед вами мистер Грегори Блэквуд, убийца родного отца, похититель пятидесяти шести фунтов стерлингов и — наконец! — знаменитое привидение замка Блэквудов!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать