Жанр: Детектив » Павел Давыдов, Александр Кирюнин » Этюд о Крысином Смехе (страница 9)


Квентин уже ждал нас.

— А?а, вы все?таки пришли, — сказал он, с трудом сдерживая зевоту.

Мимо пронесся Холмс.

— Моя книга! — прохрипел Грегори, пытаясь отдышаться.

— Да, сэр! — торжественно сказал Квентин. — Ее нет, сэр!

Мы ворвались в кабинет. Первое, что предстало нашему взору, были пустые ящики, выдернутые из стола. Кругом были разбросаны бумаги, книги, сигары и всякая прочая мелочь…

Книги «Торжество добродетели» нигде не было.

Глава 7

В дверях появился Холмс.

— Так вот это где… — тяжело дыша, сказал он. — А я искал вас этажом выше!

— И как вам понравилась крыша замка? — мрачно съязвил Квентин.

Некоторое время Холмс тупо молчал. Но не прошло и пяти минут, как он открыл рот и с истинно английским юмором произнес:

— А у вас вся спина белая! — И, сдерживая рвущийся наружу смех, добавил: — Не бойтесь! Через фрак не видно!

И он разразился демоническим хохотом. О чувстве юмора Холмса в Англии ходили легенды.

— А книгу‑то украли, — некстати ввернул доктор.

Холмс закончил смеяться так же внезапно, как и начал

— Как укра… — поперхнулся он. — Ах, да! Ну конечно. Я так и думал. Было бы очень удивительно, если бы она оказалась на месте!.. Вы искали в камине, в матрасе и под подушкой? Нет? Ну и не надо. Ее там наверняка нет.

— Но кто… Кто мог?.. Кто посмел?! — воскликнул Грегори с неподдельным негодованием.

Холмс просиял.

— Надеюсь, — многозначительно начал он, — ни у кого из присутствующих не вызовет сомнений утверждение, что лишь одно гнусное существо могло совершить это преступление. Обратите внимание: дверь будто снесена ураганом. Я знаю человека, который…

— Если вы намекаете на леди Гудгейт, — меланхолично заметил я, — то могу вас обрадовать — она ни на секунду не покидала зал.

— Вечно вы смотрите не туда, куда нужно, Ватсон! — взорвался Холмс. — Подумать только! Загубить такую версию! А сами‑то вы можете предложить что‑нибудь дельное?!

Я открыл было рот, но тут же пожалел об этом — Холмса понесло.

— Вместо того, чтобы собирать факты, — все больше распалялся он, — и помогать мне в розыске преступника, вы заводите знакомство со всякими подозрительными личностями!..

«Чья бы мычала,» — подумал я.

— Узнаю моего друга Ватсона! Целый час болтать с человеком и не догадаться, что он ненормальный! Не додуматься, что он просто псих, этот мистер Наполеон!.. Наполеон… — медленно повторил он… — Хм… — Холмс замолчал, видимо, что‑то припоминая. — Ну конечно! Наполеон! Александр Наполеонский! Великий полководец! Император!..

Холмс выкрикнул это так громко, что разбудил задремавшего было Квентина.

— Да, сэр? — сказал дворецкий.

— Да, сэр! — ответил великий сыщик. — Император!

— Император, а туда же, книжки переть, — сердито пробормотал Квентин, по‑видимому, не совсем еще проснувшись.

— Вот! — просиял Холмс. — Золотая голова! Квентин, переезжайте ко мне на Бейкер-стрит. Выгоним этого иди… этого Ватсона. Пусть идет людей лечит. Кстати, как вы относитесь к игре на скрипке и химическим экспериментам? Вот знаете ли вы, например, что получается при взаимодействии перманганата калия и перекиси водорода?..

— Привидение. Я думаю, это привидение, — неожиданно произнес Дэниел, уставясь в камин.

Это заявление прозвучало так нелепо и так некстати, что Холмс осекся.

— Что?.. — подозрительно спросил он.

— Я думаю, это привидение украло книгу, — сказал новый хозяин замка. — Наше, — он ударил себя кулаком в грудь, — фамильное привидение.

Возникла неловкая пауза.

— Видите ли, мистер Холмс, — извиняющим тоном проговорил Грегори. — В нашем роду из поколения в поколение передается легенда о призраке замка Блэквудов. Конечно, это всего лишь сказка, и ни один здравомыслящий человек не станет принимать ее всерьез…

— Да, призрак вполне мог стащить книгу, — замогильным голосом продолжал Дэниел. — Он такой. В тысяча триста пятнадцатом году от Рождества Христова он сожрал все окорока, заготовленные на зиму сэром Уильямом Блэквудом. А в одна тысяча шестисотом году, в том самом, когда в Лондоне открылся театр «Глобус», он украл из замка изготовленный по специальному заказу сэра Ричарда глобус — глобус Англии. Это была большая потеря для Соединенного Королевства, — Дэниел всхлипнул и дрожащей рукой утер слезу. — Насколько я знаю, с тех пор таких глобусов больше не выпускали.

— Но это, я бы сказал, довольно‑таки мирное привидение, — вскользь заметил доктор Мак‑Кензи.

— А я бы не сказал, — мрачно усмехнулся Грегори. — Предание гласит, что впервые призрак появился в одна тысяча двести восемьдесят четвертом году, в ночь после таинственной смерти Кристиана Блэквуда, алхимика и чернокнижника. Он был найден с разорванным

горлом рядом с мышеловкой, самолично им изготовленной, дабы изловить гигантскую крысу-оборотня, обитающую, по преданиям, в мрачных подземельях нашего замка. Вот тогда-то и появился призрак. Слуги, напуганные его ужасными стонами, в страхе бежали из замка. Все же оставшиеся — погибли! И смерть их была ужасна…

Дэниел, напряженно внимавший рассказу брата, вздрогнул и покосился куда‑то в темноту, за спину Холмса. Грегори же, тем временем продолжал:

— Троих молодых людей, гостивших в то время в замке, нашли на чердаке повешенными. Супругу Кристиана извлекли из колодца. Лекарь чернокнижника был отравлен. А страшно раздувшееся и посиневшее тело его дяди было обнаружено в старой часовне…

Внезапно темное ночное небо за окном прорезала ослепительная молния. Дэниел, лицо которого и без того было бледным, как у мертвеца, побледнел еще сильнее и придвинулся ближе ко мне. Зловеще зарокотал гром. По чести говоря, мне тоже было как‑то не по себе от этих веселых рассказов.

— Все, кто имел несчастье видеть призрака, — голос Грегори дрогнул, — в один голос утверждали, что никогда еще не приходилось им видеть ничего более ужасного… И с тех пор всякий раз, когда в замке умирал очередной хозяин, призрак являлся снова, сея смерть и страдания… Правда, за истекшие шестьсот лет не более семи раз видели его люди. Куда чаще смерть настигала хозяев замка на поле брани. Но каждый раз, когда он все-таки появлялся, история повторялась. Всякий, оставшийся в замке на вторую ночь был обречен.

— Но, вы, как я вижу, не очень‑то боитесь посланцев потустороннего мира, — заметил я.

— Я знаю верное средство, — улыбнулся Грегори. — Выбейте крест на подошве ботинка. Говорят, это помогает. — Он обвел взглядом наши бледные лица. — К тому же, это всего лишь легенда, джентльмены. Просто легенда…

— Легенды не возникают ни с того ни с сего, — задумчиво проговорил доктор Мак‑Кензи.

— В любом случае, сейчас бояться нечего, — успокоил Грегори. — Если призрак и опасен, то до завтрашней ночи еще много времени.

На Блэквуда‑старшего последние слова не произвели ни малейшего впечатления. Он забился под кресло‑качалку, в котором Хьюго Блэквуд, по-видимому, провел свои последние дни, и сидел там, затравленно поглядывая то на меня, то на Холмса. Создалось неловкое молчание.

— Извините, джентльмены, но мне пора, — с грустью сказал Грегори. — Утром у меня деловая встреча в Сити.

— Да, — рассеяно кивнул доктор Мак‑Кензи, размышляя о чем-то своем. — Est modus in rebus. Всему есть предел. Пора и честь знать. — И он потянулся за шляпой.

Грегори вытащил брата из‑под кресла, нежно обнял его и, раскланявшись с нами, быстро вышел. За ним торопливо последовал доктор.

Дэниел моментально забрался обратно под кресло. Похоже, легенда произвела на него впечатление. К тому же, у него, похоже, были куда большие основания отнестись к ней серьезно.

— Пожалуй, нам тоже пора, — сказал Холмс, выбив трубку и сунув ее в карман. — Мне необходимо хорошенько подумать.

— Не оставляйте меня! — заорал вдруг Дэниел. Он пулей вылетел из‑под кресла и вцепился в ногу Холмса мертвой хваткой. — Будьте моими гостями хоть на одну ночь!

— Нет, нет! — с ужасом воскликнул я. — Дэниел, вы же слышали? Нам надо подумать! Хорошенько подумать!

И я стал пробираться к выходу. Тогда Дэниел внезапно отпустил Холмса и вцепился в меня:

— Нет, мой милый Ватсон, не уходите! Я не могу нарушить законы гостеприимства… К тому же, мне очень-очень страшно.

Преодолевая сопротивление Блэквуда, я постепенно выбрался в коридор. Тут мне стало ясно, что если я буду продвигаться к выходу такими темпами, то ночевать нам все равно придется в замке. И я сдался.

— Ладно. Я согласен, — обреченно сказал я. И тут в моем мозгу забрезжила последняя надежда. — Если, конечно, согласен мистер Холмс!

— А почему бы и нет? — невозмутимо спросил мой недогадливый друг. — Думать вполне можно и здесь.

— Было бы чем, — мрачно добавил некстати проснувшийся Квентин. — Да, сэр, — обратился он к хозяину. — А куда мы их денем?

— Да хоть сюда! — обрадовано воскликнул Дэниел, показывая на ближайшую дверь. — Тут у нас, кажется, довольно большой чулан.

— Ну, если приемную лорда можно назвать чуланом… — Квентин неодобрительно пожал плечами.

— О, видите, как вам повезло! — Дэниел просиял. — Целая приемная! Квентин, проводи их.

И тихонько добавил:

— Смотри, чтобы не сбежали.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать