Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Трое из Леса (страница 56)


Вдруг ровная гладь воды оборвалась. Там поднималась дымящаяся стена водяной пыли, седой, как туман, но плотной. Оттуда несся страшный неумолчный рев. Таргитая швыряло, он цеплялся за руль. Грохот стоял в ушах, и все-таки сквозь страх просочилось безмерное удивление: как это зверь ревет, не умолкая? Должен же набрать воздуха, на миг прервать рев…

Мрак выругался, обреченно опустил лук. Из тумана вынырнули черные блестящие спины. Звери перегородили реку, прохода почти не оставалось. Вода, стиснутая их боками, протискивалась тугими струями. Рев стоял страшный, оглушающий, уже превратившийся в грохот падающей воды.

Таргитай с силой налег на руль, увидев справа две темные спины, поверх которых перекатывалась вода. Рядом прятался еще зверь, спина просвечивала сквозь бурлящую воду. Плот несло со страшной силой. Мрак крикнул, глаза горели дико:

— Увидимся у Ящера!.. Кто попадет туда раньше, пусть подождет остальных.

— Возьмемся за руки, друзья? — предложил Олег дрожащим голосом, но за ревом воды его не услышали.

Плот вынесло на край, на котором река странно обрывалась, справа и слева мелькнули каменные спины. Снизу в плот грохнуло, бревна затрещали. Ноги Таргитая взлетели в воздух, мелькнуло перекошенное лицо Олега — тот падал плашмя на края плота. Таргитай пытался перехватить волхва, но больно ударился грудью о руль, дыхание вышибло. Он упал на мокрые бревна, потащило волной. Растопырив руки, зацепился за тугие веревки, стягивающие бревна, стиснул зубы, выдерживая рев, грохот, свирепые толчки.

Плот прыгал под ним как конь, снизу в бревна били тяжелые кулаки. Несколько раз сверху обрушилась такая масса воды, что Таргитай считал себя на дне реки, потом снова чувствовал ветер, слышал тонкий заячий крик волхва.

Внезапно удары прекратились. Плот бешено кружило, Таргитай ощутил тошноту, но грохот уже удалялся, уходил, оставляя позади. Прямо перед ним цеплялись за веревку окровавленные пальцы — его пальцы. На мокрых бревнах шипела, быстро оседая, пышная пена. На другом конце плота пыхтел Мрак, он вытаскивал из воды неподвижного Олега. Таргитай смутно удивился, что он видит весь плот, потом сообразил, что шалаш исчез.

Мрак вытащил волхва на бревна, упал рядом, тяжело дыша. Повязка на ноге Олега исчезла, кровь текла тонкой струйкой, размывалась водой. Он не открыл глаз, но грудь ходила ходуном. Мрак пощупал его сердце, успокаивающе кивнул Таргитаю:

— Проскочили…

Темные спины каменных зверей быстро удалялись. Вода успокаивалась, хотя струи еще сшибались, бурлили, закручивались водоворотами. Мерный грохот быстро слабел.

Олег шелохнулся, проговорил, не открывая глаз:

— Каменные чудовища… Боги наказали, велев всю жизнь сидеть в воде…

— Я бы таких богов, — проворчал Мрак. — Ишь, наказали! Им хоть бы хны, а каково нам? Спасибо, Тарх.

— За что? — не понял Таргитай.

— Правил бы я, разбились. Если бы руль взял Олег, нас разнесло бы в щепы. Но когда за руль берется такой… гм… то ни чудовище, ни мудрец, ни даже бог не сообразит, куда направишь плот ты…

Таргитай неуверенно заулыбался, но Олег открыл глаза, ехидно заулыбался, а Мрак и вовсе хохотнул и похлопал Таргитая по спине, как доброго, но глупого пса.

Бревно под Таргитаем крутнулось, он взмахнул руками, нога внезапно проскользнула между бревен. Он задергался, уперся обеими руками, вытащил ногу, содрав кожу на косточке. Веревки растрепались, размочалились, два бревна потеряли на камнях, еще одно постепенно отодвигалось, истертые веревки почти не держали. К счастью, все три мешка были крепко-накрепко привязаны в самой середине плота.

— Правь к берегу, — сказал Мрак. Потом посмотрел на Таргитая внимательнее, сказал мягче: — Поменяй тряпку на плече… А к берегу я подгоню сам.

Балансируя на раздвигающихся бревнах, Мрак добрался до рулевого весла. Опорный столб трещал и шатался. Таргитай с Олегом перевязывали раны, а Мрак мощно работал веслом, направляя плот к ближнему берегу. Правда, на этом степняки, но до противоположного не доплыть, бревна рассыплются раньше.

Мешки уцелели, но последние две стрелы смыло. Когда плот приблизился к берегу, Таргитай и Олег нарубили веток, сплели шалаш. Куцый, не такой роскошный, но от солнца спрячет. Олег натаскал глины, восстановил печь. Успели заново стянуть бревна, добавили веревок. Мрак долго не появлялся, изгои издергались, подпрыгивая при каждом вороньем карканье. Плот держали на мели в десятке шагов от берега, но волны пытались вытолкнуть его подальше. Изгои упирались шестами, вытаскивали на глубокую воду.


Мрак принес только два птичьих гнезда. Ужинали бедно, спать легли голодными. Утром Таргитай проснулся от плеска воды. Плот шел посреди реки, Мрак стоял за рулем.

— Доброе утро, Мрак, — сказал Таргитай, не поднимаясь. — Тебе бы обращаться в жаворонка!

Мрак недовольно хмыкнул:

— Все распределено. Один червяк обращается в стрекозу, другой — в бабочку. Головастик перекидывается только в жабу, а птицей — кишка тонка. То ли боги так велели, то ли червяк не знает, как перекидываться иначе… Ты просыпайся, вон на берегу какое диво, а ты спишь.

На левом берегу во весь опор неслись странные полукони-полулюди! Скакали на четырех копытах, но от груди и дальше был мощный торс человека. В руках блестели длинные луки, у некоторых были простые палки.

— Олег! — закричал Таргитай, срывая голос. — Олег, вылезай!

Из шалаша на четвереньках выбежал Олег. Всмотрелся, сказал потрясенно:

— Это же полканы!

— Кто-кто?

— Полканы!

Полконя-полчеловека…

Мрак кивнул, тут же потерял к полканам интерес. В чистой воде то и дело мелькали рыбьи спины. Мрак жалел, что нет у них острог, как у дрягвы… Рядом Таргитай едва не падал в воду, жадно всматриваясь в берег. Олег нырнул в шалаш, вернулся с книгой, начал листать, бормоча:

— Амазонки, аримаспы, агрипеи, алазоны, аводник, акудник, аларес… Авзацкие горы… где же полканы?.. Ага, в третьей части. Полканы — древнее племя, родственное киммерийцам и тернопольцам. Ведет начало от Рода, который в облике жеребца однажды… гм, пропустим. Отличаются диким нравом, прекрасные стрелки из лука. Известны южным народам, которые кличут их кентаврами, то есть конями Таврии. Их буйный нрав можно усмирить только игрой на свирели…

Он покосился на Таргитая, раскрывшего рот от восторга, безнадежно махнул рукой:

— Смотря как играть… А то раздразнишь вовсе. Так… живут охотой! Хоть кто-то в этом сумасшедшем мире живет как люди, то есть как невры — охотятся…

Полигамия… Что бы это значило?.. Книга мудрости есть, а словаря к ней нет…

Полканы внезапно ускорили бег, Таргитай ахнул, показалось, что у полканов шесть ног — неслись как выпущенные из лука стрелы. Земля гремела, над головами взлетали черные галки. Не сразу понял — комья земли, выброшенные копытами. Каждый полкан почти вдвое крупнее лошадок киммеров, под ярким солнцем играют тугие мышцы, золотистая шерсть блестит, а человеческие тела покрыты плотным загаром!

Один из полканов, коричневотелый гигант, увидев плот, вскинул лук над головой, мгновенно пустил стрелу на всем скаку. Таргитай бросил быстрый взгляд на Мрака, тот широко оскалился, поднял кверху большой палец. Только он со своими острыми глазами увидел, как стрела взвилась в небо, описала круглую дугу, а полкан в бешеной скачке подхватил ее на лету.

Полканы пронеслись по берегу, далеко обогнав плот, на полном скаку скрылись в Степи.


Солнце нещадно палило головы, даже Мрак часто прятался в шалаше. Река так широка, что проходило полдня, прежде чем замечали, что их сносит течением к берегу. Олег старался первым взять весло в руки, умело отводил плот на середину. Он загорел и облез, как ящерица, но плечи продолжали раздаваться, обрастать мясом.

Однажды, когда все трое лежали в шалаше, снизу в бревна страшно ударило. Таргитай вылетел, проломив плетеную стенку, упал на края бревен, больно ушиб раненое плечо. Мрак выскочил взъерошенный, готовый к драке, с горящими глазами Плот медленно несло дальше, только теперь его разворачивало вокруг оси.

Мрак посмотрел на рулевое весло, сжал кулаки. Держак покосился, от весла остался обломок, что едва доставал до воды. Таргитай поднялся, морщась, пощупал плечо:

— Что стряслось?

— На камень налетели, — ответил Мрак зло. — Или какая-то подводная зверюка хватанула зубами, дура.

— Чтоб она подавилась!

Плот медленно крутился, правый и левый берег уже трижды поменялись местами. Правый берег был в двух полетах стрелы, а левый едва виднелся на обрии, но плот медленно несло к нему. Олег нырнул в шалаш, выполз с веревкой в зубах, подбежал к Мраку:

— Надо сейчас же плыть к берегу! Оттуда тащить плот. Без руля нас занесет к Ящеру, а мы ничего не сделаем!..

Мрак, суровый и собранный, быстро пощупал веревку, подергал, проверяя на крепость, сунул Олегу в ладонь:

— Молодец! Действуй!

Олег мгновенно побледнел, спросил осевшим голосом:

— Я?

— Разве ты не волхв?.. Торопись, плот уходит от берега. Поклон водяному зверю.

Он мощно шлепнул Олега по спине, тот, как перышко, слетел с бревен. Таргитай вскрикнул, бросил на Мрака негодующий взгляд. Голова Олега скрылась под водой, несколько долгих мгновений везде были только волны, наконец голова волхва вынырнула, как клочок коры, мелькнула рука.

Мрак следил за волхвом немигающими глазами. Его глаза сузились, а руки будто сами по себе привязывали конец веревки к держаку. Голова Олега дважды скрывалась под волнами, потом он приловчился, начал сдвигаться в сторону берега.

— А если не доплывет? — спросил Таргитай шепотом.

— Тогда мы все не доплывем, — бросил Мрак коротко. — Наше положение безнадежно… Тарх, мы все не умеем плавать! Но волхв хоть знает или должен знать, как это делается. А я вообще воды боюсь.

— И я, — признался Таргитай несчастливо. — Нет, я боюсь только глубокой. А так умываюсь каждое лето.

Голова волхва мелькала между волнами, его сносило, тянуло за плотом на веревке. Наконец он добрался до берега, встал на ноги, но веревка дернула, он упал навзничь, его потащило. Кое-как поднявшись, забежал по ходу вперед, выбирая запас веревки, пытался набросить петлю на прибрежные камни, наконец успел до огромного явора, что наклонился к воде, обвил веревку вокруг ствола.

Таргитай от внезапной остановки плота слетел в воду. Мрак даже не подал руки, он с усилием тянул за туго натянутую веревку. Таргитай, захлебываясь, бил по воде руками, врезался головой в твердое, с закрытыми глазами, выбросил вперед руки, кое-как выбрался на бревна. Когда он наконец ухватился за веревку, Мрак уже почти подтащил плот к берегу.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать