Жанр: Иронический Детектив » Андрей Ильин » Козырной стрелок (страница 12)


Глава 8

Следователь городского отдела Управления внутренних Дел Старков Геннадий Федорович, наверное, в сотый уже раз рассматривал присланные ему спецкурьером документы. На одном столе документы не уместились. Пришлось составлять три. И все равно места не хватало.

На одном столе были разложены протоколы осмотра места происшествия и допросов свидетелей. На другом — заключения патологоанатомических, баллистических и прочих экспертиз. На третьем — фотографии места происшествия.

К фотографиям следователь Старков обращался чаще всего. Фотографий было очень много — здоровенная, толщиной с энциклопедический том пачка. Вначале, когда Старков вытащил фотографии из конверта, он подумал, что курьер ошибся. Что он был направлен на киностудию и по недоразумению попал в милицию. Вначале следователь подумал, что в его руки попали фотографии сцен фильма ужасов. Или даже нескольких фильмов ужасов, если судить по количеству запечатленных там трупов.

Потом решил, что к кинематографу фотографии отношения не имеют, потому что они черно-белые, а сейчас все фильмы снимаются в цвете. Что это за ужасы, если на экране льется черно-серая кровь?

И, наконец, следователь Старков прочел сопроводительные к спецпакету документы. И сел там, где стоял.

Это действительно не была раскадровка сцен фильмов-ужасов. Это были нормальные, казенные фотографии, снятые милицейским фотографом на месте происшествия в пригородном поселке, — следователь вытащил протокол и посмотрел адрес, — в поселке Федоровка.

Именно в поселке Федоровка угрохали больше дюжины здоровых мужиков. Которые вот они, во всей безобразной красе...

Следователь Старков не был мальчиком, он много чего повидал на своем веку. И много каких трупов. В том числе бывших на месте преступления не в единственном числе. Но такого количества, ухлопанного в одном месте! Такого он не припомнит. Просто какое-то батальное полотно — поле боя, усеянное мертвецами, после штыковой контратаки на редуты противника.

Непонятно только, при чем здесь он, следователь Старков? По этому вопросу следовало обратиться не в милицию, а в военно-исторический музей.

А здесь тем не менее написано: в милицию, следователю Старкову, лично в руки. В его то есть руки. Значит, какая-то собака во всем этом должна быть зарыта.

Следователь еще раз внимательно прочел документы.

И прочтя — все понял.

И тогда и сел.

«...Поиск снятых на месте происшествия отпечатков пальцев, проведенный в центральной картотеке МВД, выявил совпадение рядов отпечатков с числящимися в архиве и принадлежащими...»

Здесь все понятно. Во время разборки прихлопали нескольких рецидивистов, которые до того успели наследить при совершении других преступлений и потому удостоились занесения в картотеку.

Но опять-таки, при чем здесь...

«...Несколько отпечатков пальцев были идентифицированы как принадлежащие подозреваемому, проходящему по делу, расследуемому городским отделом внутренних дел...»

Так, так. Это уже горячее. Это уже про них.

«Сравнительный анализ отпечатков пальцев, обнаруженных в поселке Федоровка и на улице Агрономической, позволяет утверждать, что они принадлежат одному и тому же лицу...»

Ну-ка еще раз.

«...Несколько отпечатков пальцев... как принадлежащие подозреваемому, проходящему по делу, расследуемому городским отделом внутренних дел...»

Расследуемому им, следователем Старковым!

Мать моя!

Неужели опять? Неужели опять гражданин Иванов? Который до того уже...

Елки-моталки!

Следователь схватил документы и стал лихорадочно изучать их. Один за другим.

Потерпевший скончался от удара тупого предмета, предположительно носка ботинка в переносицу... удара тупого предмета в кадык... Перелома шейных позвонков... Огнестрельного ранения в область головы... огнестрельного головы... Опять головы... Сердца... Снова сердца... Головы...

«Исследование пуль и найденных на месте происшествия гильз подтвердило, что они были выпущены из одного и того же типа оружия, предположительно пистолета „ТТ“...»

«Сравнение рисунков насечки, оставшихся на пулях после прохождения ими канала ствола и извлеченных из трупов потерпевших, подтверждает, что все они были убиты из двух пистолетов. Присутствие других пуль в трупах не обнаружено...»

«Прочее, найденное на месте происшествия оружие практически не использовалось. Пистолеты, послужившие орудием преступления, на месте происшествия не найдены...»

Ну неужели действительно из двух тэтэшников? Всех. В том числе тех, что нашли свою смерть на улице.

Неужели?..

«Указанные отпечатки пальцев были обнаружены на внутренних стенах, ручке двери, ведущей в комнату, ручке входной двери, стекле окна, выходящего...»

Это

все несущественно. Залапать стены и ручки он мог до того, как все это началось. Или после того, как кончилось.

Эти «пальчики» могли быть случайностью.

«А также на пластмассовых деталях одежды потерпевшего, погибшего в результате перелома шейных позвонков».

«На деталях одежды потерпевшего...»

Вот это уже гораздо серьезней. Покойников случайно попавший на место преступления прохожий за пряжки ремней и пуговицы хватать не будет!

Так неужели все-таки?.. Или просто случайно зашел, увидел и... и стал хвататься за что ни попадя, в том числе за недавно погибших потерпевших... Детский лепет!

Следователь почувствовал, что пытается сам себя убедить в том, в чем убедить невозможно. А если не убеждать?

А если не убеждать, то получается?..

То получается, что гражданин Иванов Иван Иванович один или с соучастниками отправил на тот свет еще десять... да нет, не десять, четырнадцать — четырнадцать потерпевших!

Четырнадцать!!! Да и были ли соучастники? Или только один соучастник?

Ведь стреляли только из двух пистолетов. Из одного — он, из другого — Иванов. Ведь пуль, выпущенных из других пистолетов, не обнаружено.

Или того, одного соучастника, тоже не было? Или из тех двух пистолетов стрелял один гражданин Иванов? С двух рук. Как при заварухе на Северной.

Неужели один?

Из двух пистолетов?

Неужели один из двух пистолетов — всех?

О Боже мой!

Старков замычал как от зубной боли. Еще находятся в производстве те первые два дела, а ему того и гляди навяжут третье. Где четырнадцать (!) трупов.

И один и тот же подозреваемый.

Ну за что ему такое? За что?!

Почему другие расследуют банальную бытовуху, где после совместного распития спиртных напитков кто-то кого-то ткнул столовым ножом в бок или задушил с помощью подтяжек?..

Почему они расследуют бытовуху, а он — похождения кровавого маньяка, который ломает позвоночники и переносицы, спиливает напильником зубы, стреляет с двух рук одновременно и попадает в головы? Который убивает людей пачками, как курей на птицефабрике. И ничего при этом не боится. И даже не «ложится на дно», как это делают добропорядочные убийцы, а продолжает множить трупы!

Да что же он за монстр такой?!

Нет, не может быть! Не может, чтобы один человек, пусть даже супермен, даже монстр, положил четырнадцать человек. Это же целое воинское подразделение!

Не может быть!

Следователь Старков стал быстро и методично перерывать протоколы, фотографии, акты экспертиз. Он искал зацепку, которая позволила бы ему разметать построенную не без его помощи пирамиду кошмара. Дала возможность разрушить образ неуловимого убийцы-маньяка, огневой мощью превосходящего средний танк.

Ну не может один человек...

Должен быть еще какой-то дополнительный, который он раньше не заметил, факт. Должен быть...

Он нашел, что искал. Но нашел совершенно не то, что искал.

«...Прочесывание прилегающей к месту преступления местности, проведенное силами...»

Это не важно. Это можно пропустить.

«...был обнаружен пистолет марки „ТТ“, заводской номер 246589, с одним патроном в обойме. Пистолет передан в криминалистическую лабораторию для исследования...»

Дальше, дальше.

«...Сопоставление пуль, извлеченных из тел потерпевших и канала ствола пистолета „ТТ“ номер 246589, позволяют сделать вывод, что пистолет „ТТ“ номер 246589 являлся орудием убийства вышеперечисленных потерпевших...»

Значит, пистолет все-таки нашли. Теперь осталось выяснить, кто из него стрелял.

«...отпечатки пальцев, снятые с накладок рукояти и заборной части пистолета „ТТ“ номер 246589, совпадают с отпечатками пальцев гражданина Иванова Ивана Ивановича проходящего по делу...»

Капкан захлопнулся.

На пистолете, пули которого сидели в головах потерпевших, были отпечатки пальцев гражданина Иванова.

Итого, если подводить общий итог, получается пять трупов на улице Агрономической, один с перерезанным горлом на улице Северная — по первому эпизоду, плюс четверо с огнестрельными на той же улице Северной — по второму эпизоду, плюс, вполне возможно, еще трое, застреленных несколько лет назад из «стечкина», использованного с теми же целями и тем же результатом Ивановым на Северной. И теперь вот еще... четырнадцать трупов!

То есть всего...

Да что же это такое делается?!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать