Жанр: Иронический Детектив » Андрей Ильин » Козырной стрелок (страница 21)


Глава 15

— Ну что, готовы?

— Готовы.

— Тогда не тяните, приступайте. Показывайте нам своего супермена, — поторопил майор Проскурин, поглядывая на часы. — Готов ваш супермен?

— Готов, — не очень уверенно сказал один из инструктора — Насколько это было возможно — готов.

Инструкторы заметно нервничали. Инструкторам предстояло докладывать результаты своих почти четырехнедельных усилий. Которых было не так чтобы очень...

— Ну что вы мнетесь, как барышня перед потенциальным женихом? Скажите хоть что-нибудь, наконец.

— К сожалению, исправить характерные для курсанта дефекты за такое короткое время нам не удалось.

— Какие дефекты?

— Вялую реакцию, почти полное отсутствие мышечной массы, повышенную чувствительность к физической боли...

— Кричит?

— Кричит.

— И глаза зажмуривает?

— Зажмуривает. Конечно, уже меньше, но зажмуривает.

— Он хоть чему-нибудь научился?

— Вообще-то многому научился.

— Тогда показывайте.

— Начинать с шестого упражнения?

— С какого хотите, с такого и начинайте, — махнул рукой майор Проскурин. — Только быстрее начинайте!

Старший инструктор отдал соответствующие команды. В тир в сопровождении инструктора по стрелковому делу вышел Иван Иванович. С большим черным «дипломатом» в руке:

— Упражнение номер шесть! — громко объявил инструктор. — Приступить к исполнению.

Иван Иванович положил «дипломат» на колено, открыл замок, распахнул створки. В «дипломате», в специальных углублениях лежали части винтовки. Иван Иванович вытащил чёрный вороненый ствол, воткнул его в специальный паз, повернул до щелчка, пристегнул приклад, прикрутил оптически прицел...

Движения его были уверенные, быстрые и четкие. Словно он собирал эту винтовку десятки раз. На самом деле он собирал эту винтовку сотни раз. Потому что десятков для него оказалось мало.

— Готово!

— Не готово, а сборку закончил.

— Сборку закончил!

— Сорок пять секунд, — доложил инструктор время.

— Это хорошо или плохо? — спросил майор.

— Для данного типа оружия вполне прилично.

— Дальше, — разрешил майор.

Иван Иванович воткнул в винтовку магазин, мягко передернул затвор, припал глазом к окуляру прицела, очень медленно и плавно обрисовал стволом винтовки справа налево и сверху вниз восьмерку и на несколько секунд замер, уперев оружие в предполагаемого противника. Самым последним жестом Иван Иванович прихлопнул по ложе винтовки ладонью и, подняв руку, показал согнутые кольцом большой и указательный пальцы.

— Упражнение закончил!

— Что это он? — удивился нерегламентированному при изготовке оружия жесту майор.

— Это как бы сказать, — слегка замялся инструктор, — это у нас так всегда старший лейтенант Митрохин делает. Когда заканчивает сборку.

— Зачем делает?

— Да так, выпендривается. Он боевик западный смотрел. Там один снайпер после выстрела...

— А при чем здесь старший лейтенант Митрохин?

— Старший лейтенант Митрохин при обучении курсанта выполнял роль наглядного пособия... Ну, в смысле курсант копировал действия Митрохина, который выполнял упражнение номер шесть.

— И вот это тоже? — показал майор согнутые кольцом пальцы.

— Так получилось...

— Ладно, поехали дальше.

Дальше гражданин Иванов Иван Иванович «срисованными» с других бойцов жестами вытаскивал из заплечной кобуры пистолеты. Разбирал-собирал пистолеты. Взводил пистолеты. Выцеливал предполагаемого противника. Менял обоймы. Убирал пистолеты обратно в кобуру. Затем собирал, разбирал, заряжал, взводил, изготовлял к стрельбе более тяжелое вооружение — карабины, автоматы, пистолеты-пулеметы...

В целом убедительно разбирал и изготовлял к стрельбе. Вот только иногда забывал снять с предохранителя.

— В принципе ничего, — оценил манипуляции курсанта майор. — А со стрельбой как?

— Гораздо лучше, чем раньше, — доложил инструктор. — Но все равно плохо.

— Очень плохо?

— Нет, просто плохо.

«Просто плохо» было значительным, в деле обучения Ивана Ивановича снайперскому делу, прогрессом.

— Покажите.

Ивану Ивановичу передали автоматический пистолет с полностью снаряженным магазином.

— Приготовиться к стрельбе!

Иван Иванович выдвинулся к барьеру, развернулся боком, для большего упора отставил назад ногу, медленно поднял вверх, зафиксировал правую руку, задержал дыхание и плавно, как учили, нажал на спусковой крючок.

— С предохранителя сними! — чуть не плача, напомнил инструктор.

— Ах, ну да...

Выстрел!

Выстрел...

— Есть! — радостно сообщил инструктор. — Есть попадание в мишень!

— Чему вы его еще научили?

— Упражнению номер восемнадцать. Стрельба с двух рук с приближением к объекту.

Это было именно

то упражнение, которое так любил и так удачно применял Иванов в реальных боевых условиях.

— Правда, должен предупредить, что упражнение еще недостаточно отработано...

— Не надо предупреждать. Показывайте номер восемнадцать...

Иванову вручили два пистолета, подвели к огневому рубежу и открыли барьер.

— Время!

Выставив вперед пистолеты, прыгая из стороны в сторону, покачиваясь корпусом и стреляя на ходу, Иванов побежал к мишеням. Бежал он очень эффектно. Потону что в точности так, как в этом же тире, сутками напролет, бегали перед ним бойцы спецназа.

Пистолеты клацнули затворами.

— Ну? — спросил майор.

Инструктор, осматривавший результаты стрельбы через подзорную трубу, покачал головой.

— Плохо учите! — недовольно сказал майор.

— Но он...

— Ладно. Пошли дальше. В спортзал пошли. Многочисленные инструкторы, понурив головы, потянулись к выходу из тира.

В спортзале Иванова поставили на татами и выпустили нескольких спарринг-партнеров.

— Упражнения от номера семь до номера девятнадцать. А потом двадцать второе. Начали!

Бойцы в кимоно подбегали к Иванову и, изобразив замах, падали под разящими ударами в переносицу, горло и пах. Согнувшихся от боли противников Иванов «добивал» ударом ребра ладони в основание черепа. Его удары были точны и красивы. Уже через пару минут Иванов был буквально завален телами поверженных им врагов.

Но все же двое недобитых нападавших исхитрились выбраться из кучи, выхватить и направить на Иванова пистолеты.

— Стоять! Руки вверх! — заорали они.

— Стою! — сказал Иванов. И поднял руки. Но когда к нему подошел один из бойцов, резко сдвинулся с траектории выстрела, ударил его в голень, перехватив за дуло, вырвал пистолет и произвел выстрел во второго нападавшего.

— Это было двадцать второе, — похвастался инструктор.

— Эффектно, — оценил майор Проскурин. — Очень эффектно! А как насчет действенности ударов?

— Но вы же приказывали в первую очередь обращать внимание на их техническое исполнение.

— Но он хоть сможет постоять за себя?

— В драке с хулиганами — да. С профессионалами — нет. Мы уже докладывали, что у него недостаточная мышечная масса и повышенная чувствительность к физической боли...

— Это я слышал...

Вечером майор Проскурин докладывал итоги проверки генералу Трофимову.

— В целом результаты неплохие. Можно даже сказать, что результаты превзошли наши худшие ожидания. Иванов достаточно уверенно чувствует себя в обращении с оружием, неплох в спарринге.

— Пистолеты из рук при выстреле больше не роняет? — перебил генерал.

— Не роняет. И вообще, к «железу» более-менее привык. Снаряжает оружие и изготавливается к стрельбе очень профессионально. Даже некоторые специфические жесты перенял.

— Какие?

Майор продемонстрировал собранные в кольцо пальцы.

— Это что, из кино, что ли? — спросил генерал.

— Так точно. Из какого-то западного боевика.

— Супермен значит?

— На первый взгляд — да.

— А на второй? Если вдруг кто-нибудь на него второй раз взглянет? Так сказать, надумает копнуть поглубже.

— Поглубже не рекомендуется.

— Кем не рекомендуется? Тобой?

— В принципе не рекомендуется...

— А ведь копнут. Непременно копнут. Рано или поздно — копнут. И тогда... он у тебя хоть в мишени-то попадает?

— Иногда.

— Что значит «иногда»?

— Иногда — это значит изредка, товарищ генерал. Но ведь задача делать из него снайпера не ставилась...

— Может, его еще поднатаскать? Недели две.

— Инструкторы утверждают, что дело не во времени. Что он не обучаем в принципе. Говорят, есть такие люди, которые не способны к стрельбе. Ну как лишенные слуха — к музыке.

— Не повезло нам с «объектом».

— Так точно!

— Давай так, майор, натаскивать его все-таки пусть продолжают. Как тех зайцев. А ты пока подумай, как можно ему подмочь. Ну чтобы его легенду поддержать. Чтобы ни со второго, ни с третьего взгляда... Понял меня?

— Никак нет. Не вполне. Как можно поддержать его легенду, если он не способен ни к рукопашному бою, ни к стрельбе? Если любой профессионал, когда дойдет до дела...

— Не знаю как! Это твои проблемы — придумать «как» Придумать и доложить начальству. Мне доложить! И как можно скорее доложить! Обязательно доложить. Потому что нам с тобой, Степан Степанович, хода назад нет. Слишком много на этого Иванова завязано. Ну просто все на него завязано! Нельзя нам его потерять! Никак нельзя...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать