Жанр: Иронический Детектив » Андрей Ильин » Козырной стрелок (страница 46)


Глава 34

Капитан Борец лихорадочно готовился к переходу границы. Теперь, после убийства Шустрого и изъятия заграничных, с открытыми швейцарскими визами паспортов, ему надо было спешить. Немалый боевой опыт капитана подсказывал ему, что после случившегося прорыва следует, не давая сна и отдыха вверенному личному составу, развивать наступление. Что пройдет совсем немного времени, и растерявшийся противник придет в себя, перегруппирует силы и нанесет ответный удар.

На этот раз у капитана Борца не было личного состава.

И поэтому не спать и не отдыхать приходилось ему. Потому что приходилось думать, как оказаться там, где его ждали набитые долларами сейфы.

Вначале капитан решил играть внаглянку. То есть пойти в какое-нибудь турагентство, поставить себе в паспорт печать визы, купив путевку, и пересечь границу в толпе шоп-туристов.

Только где гарантия, что его начальство, озабоченное гибелью вверенного ему личного состава, не положило под стекла в будочках пограничного контроля его фотографию?

Нет таких гарантий! И главное, как в этом случае переправить через границу оружие, без которого он ни шагу?

Никак не переправить!

И значит, возможности пересечь рубежи Родины официальным путем у капитана Борца нет. Придется капитану Борцу прорабатывать привычные ему нелегальные способы проникновения на чужую, в данном случае швейцарскую, территорию.

Например, переползти через границу на брюхе.

Строго говоря, граница та же нейтральная полоса. С колючкой, минами, настороженными, натяжного действия световыми ракетами, сторожевыми приборами и скрытыми от глаз секретами бойцов противника.

Подлезть под проволоку и обойти мины и засады и даже преодолеть контрольно-следовую полосу особых сложностей не представляло. Как будто военные разведчики не знают, как не оставлять следов на перепаханной, на подходах к стратегическим объектам, земле.

Но только для того чтобы просчитать пути обхода мин и засад на нескольких границах, надо располагать временем. Чтобы неделю-другую полежать вблизи границы с биноклем и прибором ночного видения.

Недельки-другой у капитана Борца не было.

Пришлось вспоминать более экзотические способы доставки.

Например, на подводной лодке, с выходом в нейтральных водах, через торпедный аппарат в специальном аквалангистском снаряжении.

Хорошо бы. Но надо, как минимум, иметь подводную лодку.

Капитан Борец был осведомлен о том, где базируются подобные подводные лодки, и даже знал их капитанов. Но не знал, как уговорить тех капитанов выйти в открытое море без приказа вышестоящего командования.

Нет, подводный способ не подходил.

Тогда, может, воздушный?

Знал капитан такие хитрые способы. Когда диверсант пересекал границу в специальном ящике, смонтированном внутри фюзеляжа обыкновенного рейсового самолета Аэрофлота, и сбрасывался вниз с парашютом где-нибудь посередине Европы. Ну кто станет отслеживать случайный купол парашюта в полутора тысячах километров от границы?

Но только кто его на самолет пустит? Да и где те, скрытые от глаз люки в фюзеляжах, которые позволяла себе ковырять военная разведка в гражданских лайнерах? Поди заклепаны давно.

И с воздухом не получается.

Остается надводный и наземный транспорт.

Например, торговые суда. Где столько укромных мест, что ни одна таможня не отыщет. Попасть на борт судна профессионалу не проблема. Например, ночью, с пирса по накинутым на кнехты канатам. Или с воды, по якорной цепи, или с помощью «кошки», зацепленной за борт.

Правда, суда идут очень долго, потому что медленно и в обход континента.

Прямо идут поезда.

В поездах тоже можно устроиться. Конечно, с меньшими удобствами, чем на судах, но можно. Например, в грузовом полувагоне, внутри штабелей досок. Если обсыпать все вокруг специальным, отбивающим нюх пограничных собак порошком.

Или, что еще надежней, но еще дискомфортней, натянуть на себя гидрокостюм и занырнуть в цистерну с нефтепродуктами. Пришлось как-то капитану подобным образом перебираться через линию фронта в тыл условного противника. Правда, там он бултыхался в мазуте всего несколько часов. А здесь возможно, придется сутки. Но, с другой стороны, тогда он трудился за одну только зарплату. А здесь...

Пожалуй, на товарном поезде и следует отправиться в путь! Но вначале на пассажирском. Который доставит его поближе к границе, где на каком-нибудь невзрачном перегоне можно будет просочиться в двигающийся к границе состав.

Пересечь границу какой-нибудь цивилизованной Германии, а там до Швейцарии рукой подать!

Для транспортировки оружия капитан Борец купил две металлические десятилитровые канистры. Разрезал их вдоль. Вложил в раскрытые половинки запаянные во множество полиэтиленовых мешков два пистолета, патроны и несколько гранат «РГД». Спаял половинки с помощью канифоли, олова и обыкновенного паяльника и прокрасил швы краской.

Канистры он заполнил скупленным в разных магазинах вином. Предназначенным для гостей на свадьбе его горячо

любимого двоюродного племянника. Купил билет и в назначенный день направился на вокзал. Зря купил и зря направился.

Не знал капитан Борец, что у каждого постового милиционера, заступившего на дежурство на каждом вокзале, в каждом аэропорту и на каждой автобусной станции, в планшет вложена его фотография. Стараниями нанятого идейными партийцами подполковника милиции Громова Александра Владимировича вложена. Который, по просьбе обеспокоенных его отсутствием соседей, объявил на пропавшего гражданина Борца общегородской розыск.

— Минуточку, — остановил капитана молодой сержант.

— Что такое?

— Куда вы идете?

— На поезд иду.

— На ваш билет можно взглянуть?

Капитан оглянулся по сторонам и вытащил из кармана билет. Фамилия на билете совпала с фамилией на ориентировке.

— Вы бы не могли со мной пройти?

— Зачем?

— Кое-что уточнить.

— Но у меня поезд уходит.

— Мы успеем.

— А может, мы лучше здесь уточним?

Капитан Борец тянул время, прикидывая маршруты возможного отхода.

— Нет. Здесь не получится.

Милиционер аккуратно взял капитана за руку и подтолкнул к зданию вокзала.

— Ну хорошо, хорошо, я иду, — примирительно сказал капитан. Наклонился за поставленными на перрон канистрами и, еще раз оглянувшись по сторонам, локтем, коротко и сильно, ударил сержанта в пах. Тот охнул, согнулся в поясе и упал на асфальт.

Где-то рядом громко закричала женщина:

— Убива-аю-ут! Ми-ли-ци-онера уби-вают!! Капитан Борец подхватил канистры и бегом бросился к концу поезда, чтобы обогнуть его и, спрыгнув с платформы, скрыться среди стоящих на запасных путях составах. Но не успел. Не повезло капитану.

От последних вагонов навстречу ему, вытягивая на ходу пистолет, бежал милицейский патруль.

— Стой! Стой, стрелять буду.

Капитан метнулся в другую сторону, но там, видя, что он не вооружен, из толпы выступили доброхоты-помощники. И еще, одной рукой держась за низ живота, а другой выставляя вперед пистолет, поднимался сержант.

— Стой!

Капитан Борец с ходу уронил на асфальт нескольких, уже не юных друзей милиции, перепрыгнул через них, метнулся за угол какого-то станционного здания, но убежать все равно не успел. Оттягивающие руки десятикилограммовые канистры помешали.

Один из патрульных с разбегу прыгнул на капитана, сбил его с ног и ткнул ему в ухо табельный «Макаров».

— Стоять! То есть лежать!

От него, ценой потери канистр, отбиться можно было. Но рядом уже стояли его товарищи. Убивать всех капитан не решился. Все-таки не фронт. Да и могло не получиться голыми руками против взведенных «ПМ».

— Ну все-все, сдаюсь, — примирительно сказал капитан. Ему заломили руки, несколько раз ткнули кулаками в почки и потащили в отделение милиции.

— Он ему ногой по ним ка-ак... Тот с копыт брык... А этот когти рвать... Падла, — доложил проводивший задержание милиционер дежурному.

— А кто он такой?

— Хрен его знает. Мы только видели, как он тому, по...

— Борец он. Из ориентировки, — сказал пострадавший сержант.

— Какой он, на хрен, борец? Бегун он!

— Фамилия у него Борец.

Дежурный посмотрел положенные под стекло свежие ориентировки. Особенно одну ориентировку, на которой ручкой, в верхнем углу, был написан телефонный номер.

— Точно. Он!

И поднял телефонную трубку.

— Где задержали? — переспросил подполковник Громов. — Какой вокзал? Оказал сопротивление? Нет, оформлять на вас не надо. Я его заберу себе. Сейчас заберу. Естественно под расписку. Впрочем, нет. Переправьте-ка вы его сразу в следственный изолятор. Чтобы мне машину не гонять. Да. В первое сизо. Примут. Я договорюсь. Сделаете? Ну все.

Спасибо, лейтенант.

Подполковник Громов аккуратно положил трубку на рычаги и что есть силы грохнул кулаком по столу. От избытка чувств грохнул.

Не зря, значит, он рассылал ориентировки и, запугивая дежурных особой важностью разыскиваемого, просил записать свой телефон и позвонить, как только тот даст о себе знать!

И особенно не зря наседал на отделения, обслуживающие вокзалы западного направления.

Сработали расставленные на транспортных развязках милицейские капканы. Сунулся в один из них капитан Борец. И попался! Очень скоро сунулся и очень скоро попался. Даже быстрее, чем подполковник мог предполагать. Похоже, спешил податься капитан в дальние края. Да не смог. И уже не сможет.

И значит, из не самого длинного списка претендентов на партийное золото можно вычеркнуть еще одну фамилию. Теперь уже окончательно вычеркнуть.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать