Жанр: Иронический Детектив » Андрей Ильин » Козырной стрелок (страница 5)


Глава 4

Иван Иванович очнулся. И снова в темноте. На этот раз темнота пахла пылью и шерстью. И еще эта темнота была очень тесной. Такой, что рукой не пошевелить.

— Подняли! — скомандовал голос. Темнота качнулась, поднялась, оторвала Ивана Ивановича от пола и вознесла его вверх.

— Понесли.

Двое бойцов, вскинув на плечи объемный, плотно скатанный рулон коврового покрытия, двинулись по лестнице вниз.

— Направо.

— Еще направо.

Рулон крутили в узком проеме лестницы, тычась его концами в стены и в перила.

— Опускай.

Рулон уронили и откатили к стене.

— Тяжелый гад.

Лестница была лишь малой частью пути, который предстояло преодолеть на чужих плечах ковровому покрытию.

— Что там на улице? — спросил капитан Борец наблюдателя.

— Все чисто.

— Уверен?

— Так точно. Отсмотрел местность по всем направлениям. Никакого шевеления. Ни машин, ни людей. Вообще никого. Даже собак не видно...

* * *

— Собак нейтрализовали? — спросил майор Проскурин.

— Нейтрализовали.

— Всех?

— Со стороны подходов всех. До одной.

— Трупы собак собрали?

— Да, практически полностью.

— Что значит практически?

— Одна собака лежит вне нашей досягаемости. На хорошо просматриваемом со всех сторон месте. Если мы пойдем за ней сейчас, нас может обнаружить противник. Мы уберем ее после, сразу после завершения операции.

— А остальные?

— Остальные здесь, — боец кивнул куда-то в сторону. Собаки были свалены в небольшую, наспех вырытую яму и прикрыты свежесрубленными ветками. Всех их настигли пули, выпущенные из одной и той же снайперской винтовки с глушителем. Собак надо было убрать. Иначе они в самый неподходящий момент, заметив посторонних людей, могли поднять лай и тем указать противнику направление угрозы. Выдать присутствие выходящих на исходные позиции бойцов. Жизнь собак не перевешивала жизни людей, что и предрешило их участь.

— Только не забудьте убрать трупы, — напомнил майор.

— Уберем. Потом. Когда все закончится.

— Не надо, когда закончится. Надо сейчас. Пока есть время и возможность. Что будет «потом», ни вы, ни я не знаем. А лишний след оставлять негоже. Вам ясно?

— Так точно!

— Шохов. Ко мне.

— По вашему приказанию...

— Возьми мешки, сложи туда собак и отнеси в машину. И кровь землей засыпь.

— Есть.

— Да, не забудь проследить, чтобы потом убрали ту, соседскую, которую не достать. Лично отвечаешь.

— Так точно!

Оставлять собак с похожими друг на друга огнестрельными ранениями и с одинаковыми пулями в телах было опасно. Собак надлежало вывезти в укромное место, пули из тел вырезать, а выпотрошенные тела сжечь.

Пропавшие собаки, в отличие от убитых, никого ни на какие размышления навести не могли.

Майор Проскурин посмотрел на часы.

— Доложите готовность.

«Замок» запросил участвующие в операции подразделения.

— Второй готов.

— Третий на месте.

— Четвертый готов.

Заместитель командира вопросительно посмотрел на майора.

— Второму выдвинуться на исходные позиции, — отдал приказ майор Проскурин. — Ну и... с Богом!

* * *

— Ну что там еще? — раздраженно спросил находящийся на первом этаже Борец. — Что там такое случилось?

— Наблюдаю неизвестных, — доложил с чердака наблюдатель.

— Где?

— В тридцати метрах северней ворот.

— Что они делают?

— Направляются в сторону дачи.

Капитан предупреждающе поднял руку. Собравшиеся возле двери бойцы быстро, но совершенно бесшумно опустили на пол сверток и, на всякий случай прижавшись к стенам, взялись за оружие.

— Сколько их? — спросил Борец.

— Двое.

— Кто?

— Гражданские.

— На машине?

— Нет. Пешком.

— Откуда они взялись?

— Пришли с дороги. Напрямую через кусты.

— Что по остальным направлениям?

— По остальным чисто.

Все это было странно и непонятно. Если Борца с его командой выследили и обложили здесь, на даче, и если решили брать, то зачем «охотникам» себя демаскировать? Зачем посылать к воротам каких-то гражданских, рискуя спугнуть «дичь» в самый последний перед операцией момент? А если их цель не захват, а отслеживание, то тогда светиться тем более глупо. Что им надо, тем, неизвестным? Какие цели они преследуют?

Что в первом, что во втором случае противнику не было никакого резона высовываться раньше времени. Напротив, следовало замереть, дождаться, когда они покинут стены дома, встретить на голом, как футбольное поле, дворе, окружить и предложить сдаться. А при сопротивлении перещелкать по одному с помощью снайперов, залегших на ближних высотках.

Зачем им себя выдавать сейчас, когда бойцы Борца здесь, в доме?!

Нет, ни на слежку, ни на захват все это не походило. Скорее на случайность. Или на какую-то хитрую, суть которой совершенно непонятна, комбинацию. Или на отвлекающий маневр. Или на «нахалку», то есть на прием, когда противник прет на рожон, используя элемент внезапности. Вполне может быть, что отвлекающий маневр. А если предположить, что это отвлекающий маневр, то тогда...

— Они пытаются открыть ворота, — доложил наблюдатель.

— Каким образом открыть? Ломают?

— Нет. Пробуют открыть замок.

— Чем открыть?

— Ключом.

Тогда совсем непонятно!

В любом случае фронтальная опасность была наиболее выраженной. Потому что наиболее приближенной к дверям. Но как оценить степень этой опасности? Как выделить главное направление атаки?

Как?.. "Отсмотреть местность вдоль дороги, откуда они пришли.

Самым внимательным образом отсмотреть. Так, чтобы каждую кочку, каждый кустик... Проверить, не стало ли движение по автостраде менее интенсивным. Если это начало боевой операции, то они наверняка перекроют

движение, чтобы гражданских водителей случайной пулей не зацепить..." — мгновенно прикинул возможные контрмеры Борец.

Проверить тылы... Нет, поздно! Поздно осматривать автостраду и проверять тылы. Все поздно. Возможный противник уже пытается вскрывать ворота. От которых ему до крыльца дома шаг шагнуть.

— Вижу группу неизвестных гражданских, — доложил наблюдатель с крыши.

— Где?

— Приближаются со стороны дороги.

— Сколько их?

— Трое.

— Вооружены?

— Нет. Оружия не видно.

— А что видно?

— Гармошку. У одного в руках гармошка.

— Что в руках?!

— Гармошка.

— Зачем гармошка?

— Он на ней играет.

Гармошка. Гармошка... А в гармошке хоть даже гранат.

— Неизвестные приблизились к воротам. Значит, все-таки «нахалка». В расчете на то, что в случайных прохожих обложенные в доме палить не решатся. А когда решатся — будет поздно.

— Всем приготовиться, — скомандовал капитан.

Теперь думать было поздно. Теперь пора было действовать.

— Ты — входная дверь.

— Есть!

— Ты и ты — ближние фасадные окна... — распределил Борец личный состав, прикрывая их телами и их оружием наиболее вероятные пути проникновения в дом.

Мало, катастрофически мало личного состава. А нужно бы еще тылы прикрыть. На случай, если это всего лишь отвлекающая операция.

Дьявол! Какой-то тришкин кафтан. Который как ни штопай, все равно всех дыр не закроешь.

— Приготовиться к бою!

Неизвестные гражданские о чем-то громко разговаривали возле ворот. И еще пели.

«Ма-и-и мысли-и, ма-и-и скаку-ны-ыыыы...»

— Это, что ли, твоя дача?

— Ну!

— А чего ты не открываешь?

— Я открываю.

— А чего так долго?

— Я в замочную скважину попасть не могу.

— Пить надо было меньше.

— Меньше вас?

— Меньше нас.

— Не, я лучше в скважину не попаду...

«Эскадрон мои-их мыслей шальны-ых-х!»

«Как только подойдут к крыльцу — открываем огонь, — прикинул расстояние и суммарную огневую мощь имеющегося в распоряжении его подразделения оружия Борец. — Вот только тылы. Как бы они с тыла не просочились...»

* * *

— Четвертый на месте, — доложили майору Проскурину.

— Добро. Четвертому работать. Второму отходить, — приказал майор.

«Второй» был пятью «пьяными», с гармошкой мужиками.

— Отход, — сказал один из них одними губами и тут же Добавил. Во всю глотку: — А это хоть твоя дача?

— Моя.

— Ты же говорил, что она у тебя из бруса.

— Ну?

— А эта из кирпича.

— Ну и что?

— Как «что»? Эта — из кирпича.

— Ах, из кирпича... Тогда не моя. То-то я думаю, чего ключ не лезет.

— А где тогда твоя?

— А хрен ее знает.

— Тогда пошли.

Гармонист растянул мехи, и вся компания пошла себе прочь.

* * *

— Они уходят! — доложил с крыши наблюдатель.

— Как уходят?

— Медленно. Играют на гармошке, поют и уходят.

— Как далеко они ушли?

— Уже метров сто.

«Сто метров это много. С расстояния в сто метров в атаку не бросишься. Значит... Значит, получается, что это случайность. Все-таки случайность...» Или?..

— Меркулов!

— Я.

— Ну-ка поднимись на второй этаж и отсмотри тылы.

Что-то не нравятся мне эти пьяные компании, которые то приходят, то уходят.

— Есть отсмотреть!

Нет, не зря боялся капитан Борец за тылы. Правильно боялся. Вот только слишком поздно боялся.

* * *

— Четвертый в доме, — доложил майор Проскурин генералу Трофимову.

— Без происшествий?

— Без. Иначе его давно бы взяли в оборот.

Получается, что не зря играли на гармошке и пели песни «пьяные» бойцы. Не зря толклись у ворот, имитируя подготовку к атаке и отвлекая на себя внимание противника.

— Четвертый докладывает готовность.

— Добро. Передай, пускай начинает через минуту сорок пять секунд. Все остальные работают по счету и по команде. Или, в случае возникновения непредвиденных обстоятельств, по нему.

«Пьяные» мужики зашли за поворот дороги, где перестали быть видны, и, быстро отбежав на заросшую кустами обочину, скинули чуждые им гражданские пиджаки. И бросили бесполезную им гармошку.

Из ближнего леска вырулил «уазик» с отстегнутым от бортов тентом и снятыми задними сиденьями.

— Падайте, — кивнул водитель за спину. «Пьяницы», подняв края тента, попрыгали в салон, расселись по бортам, проверили оружие.

— Все в порядке?

— В порядке.

Водитель доложил готовность.

— Второй на исходных...

Радиостанции переключили на общую волну.

— Всем готовность номер один, — объявил генерал. — Начало через тридцать секунд или по дополнительной команде. Не подведите, парни. И не переусердствуйте.

Боец, незаметно проникший несколько минут назад в дом под прикрытием шума, учиненного компанией случайных пьяниц, надел маску. Для подводного плавания. Хотя плавать не собирался. Закусил загубник. И открыл вентиль дыхательного аппарата, запас воздуха в котором был рассчитан на полчаса, при реальной необходимости в три-пять минут.

Этот «на все случаи жизни» акваланг не был разработкой закрытого НИИ. Он был местной выпечки «рацухой», используемой бойцами во время учений с применением боевых отравляющих веществ и слезоточивого газа. Ну чтобы не отравляться и не плакать в третьего срока хранения противогазах.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать