Жанр: Иронический Детектив » Андрей Ильин » Козырной стрелок (страница 73)


Глава 56

— И что нам теперь делать? — спросил майор Проскурин.

— Ты сам знаешь, что положено делать в таких случаях в нашем с тобой ведомстве.

— Рубить хвосты?

— Рубить! Иначе...

О том, как будет выглядеть это «иначе», майор догадывался. Подставившее их начальство затеет расследование деятельности допустившего серьезные упущения в работе отдела. В ходе расследования всплывут факты, которые можно толковать и так и эдак. В зависимости от пожеланий заказчика проверки. В их случае будут толковать как злостное нарушение законности, выразившееся в... И далее многостраничный список, где будут злоупотребление служебным положением, нецелевое использование средств, утрата материально-технического обеспечения в ходе проведения учений... И как самые убойные факты будут, если их удастся доказать, убийства. Хотя в каких странах их коллеги не убивают? Спецслужбы всегда нарушают закон. В том числе и статьи Уголовного кодекса, предусматривающие наказание за насилие над личностью. Такова их природа, и таково их назначение — действовать за рамками закона. И поэтому судить спецов за нарушение статей Уголовного кодекса то же самое, что пожарника за перерасход воды на пожаре. Если спеца вдруг судят гражданским судом, это почти наверняка означает, что его подставили. Как подставили теперь генерала Трофимова и майора Проскурина.

Уйти из-под персонально на них занесенного меча правосудия можно было, только подчистив хвосты.

— Кого будем... исключать из следствия?

— Непосредственных исполнителей. В первую очередь Иванова.

— Снова?

— Снова. Только на этот раз как можно быстрее. Потому что если его перехватят и распотрошат...

— Не приведи Господь! Он такого может порассказать!

— Это верно! Иванов в наших закулисных делах центральная фигура. И уже отработанная фигура. Живой он нам только во вред. А мертвый... Если он умрет, на него можно будет списать все. Анисимова в том числе. Тогда у нас появится шанс отделаться отставкой. Так как за действия свихнувшихся осведомителей мы не отвечаем.

— Все валим на него?

— Все валим. Даже то, чего не было. Подготовь хорошо аргументированную версию по поводу его центральной роли во всех этих событиях.

— Киллер-профессионал, выполнявший чьи-то заказы?

— Да, киллер-профессионал. Заказчики либо неизвестны, либо уголовники. Которые оплатили его работу по первым эпизодам. И которых он потом на улице Северной и в поселке Федоровка зачистил.

— За что?

— Например, за то, что они не расплатились с ним. Или за то, что решили его убрать как опасного для них свидетеля. Но он упредил их удар. Хотя позже, сегодня или завтра, тебе видней когда, дружки убитых достали его — В итоге главный виновник убьет главных заказчиков и свидетелей и погибнет от рук их сообщников, которых не найдут.

— Что делать с нашим человеком, который был с Ивановым на Северной?

— Наш человек на Северной следил за Ивановым и был застрелен им или застрелен кем-нибудь другим во время перестрелки с уголовниками.

— Наше участие в деле Иванова?

— Вербовка в качестве осведомителя. Получение ценных сведений, что подразумевает контакты, если таковые всплывут. Расшифровка его связей, в результате которой погиб наш человек. Затем использование связей для подхода к Дяде Сэму. О всех прочих его делах мы ничего не знали. А если докажут, что знали, то да, знали, но вынуждены были закрывать глаза из-за Дяди Сэма.

— А что с Анисимовым?

— С Анисимовым проще. Проведут экспертизу пули, извлеченной из черепа потерпевшего, и установят, что она выпущена из совсем другой винтовки.

— Они скажут, что мы подсунули другую винтовку.

— А трупы на крыше? Ведь он в присутствии свидетелей стрелял в нападавших из винтовки, из которой на их же глазах убил Анисимова. В трупах найдут, по крайней мере, три пули, которые будут выглядеть иначе, чем пуля, убившая Анисимова. Из чего следует, что он стрелял в нападавших, но не стрелял в Анисимова.

— Получается, мы в стороне?

— Абсолютно в стороне. Потому что все видели Иванова. Нас не видел никто! Распиши мою мысль по ролям и доведи до сведения личного состава. Чтобы, если что, все пели хоть не хором, но одинаково!

— Распишу и доведу.

— Тогда, получается, все. Единственное оставшееся слабое звено — сам Иванов.

— Когда?

— Чем раньше, тем лучше. И на этот раз...

* * *

— Ну что, Иван Иванович, едем на «дачу»?

— Зачем на «дачу»?

— Отдыхать и тренироваться. В тире.

— Вы же обещали... Вы говорили, что буквально через несколько дней. А сами...

— И теперь обещаю. Уже твердо.

— И тогда тоже твердо.

— Сейчас твердее.

— Ну ладно. Если не тренироваться. Зачем мне тренироваться, если все равно через несколько дней...

— Ну на одну-то тренировку вы согласитесь?

— На одну? На одну соглашусь.

— Тогда садимся в машину и едем. Сразу в тир.

— Сразу? А можно вначале пообедать?

— Можно. Но потом сразу тир! Потому что тира вам сегодня все равно не избежать. Так что лучше сразу. Отмучиться.

Как только машина въехала в ворота «дачи», майор вызвал капитана Дроздова.

— Подготовьте к занятиям тир, — распорядился он.

— Кто будет стрелять, вы или кто-то еще?

— Стрелять будет Иванов. Один. Как и в прошлый раз. Бойцы потащили в тир горячую воду и лентяйки.

— Ну что, Иван Иванович, вы готовы?

— К чему?

— К стрельбе.

К какой стрельбе, майор не уточнил.

— Тогда пошли...

В тир спустились быстро, потому что уже по хорошо знакомому пути.

— Ваш напарник старший лейтенант Кулик.

— Очень приятно, — кивнул Кулик. И, не ожидая

команды, пошел к дальней стенке тира.

— Упражнение 27, — тоном уставшего конферансье объявил майор Проскурин. — Хотя нет, минуточку. Вам, Иван Иванович, надо переодеться.

— Для чего?

— Так нужно.

На Иванова натянули одежду, в которой он был на крыше.

— Вот теперь нормально. Ваш пистолет.

Иван Иванович пристегнул кобуру с пистолетом.

— Ну тогда снова... Упражнение 27. Приготовиться.

Старший лейтенант Кулик и Иванов пошли навстречу друг другу. Присутствующие бойцы заткнули уши, чтобы выстрелы не так сильно ударили по барабанным перепонкам...

Зазвонил телефон.

Старший лейтенант остановился и недоуменно захихикал.

— Не отвечайте им, — предложил Иван Иванович, — а то мы никогда не сможем закончить упражнение.

— Может, действительно? — поддержали его бойцы. — А то вода опять остынет...

— Какая вода? — удивился Иванов.

— Пистолеты мыть. А то на них после выстрелов нагар.

— А-а, понятно...

— Слушаю, — с некоторой тревогой сказал майор Проскурин.

— Майор, ты там еще не закончил?

— Нет.

— Тогда не начинай.

— Опять?!

— Ты про что?

— Про то, что опять откладывается.

— Не опять, а снова. Короче — суши весла!

— Что откладывется? — встрял старший лейтенант Кулик, нервно перебирая пальцами по рукояти пистолета.

— Упражнение номер 27 откладывается.

— Опять?!

— Снова!

— Тогда я вообще больше не буду двадцать седьмое! Чуть что, сразу меня... На двадцать седьмое! Пусть другие двадцать седьмое! — психанул лейтенант. Понять его можно было. Приговоры исполнять не семечки лузгать. Тут у кого угодно нервы не выдержат.

— А может, мы успеем. Если по-быстрому? — предложил Иван Иванович. — А то тогда не вышло. И вот теперь. Лейтенанта жалко. И воду...

— Идиот! — тихо простонал майор и выбежал из тира.

— Что случилось? — спросил он, оставшись один.

— Да уж случилось. Иванову позвонили по контактному телефону.

— Корольков?

— Бери выше. Дядя Сэм!

— Сам?!

— Сам!

— Может, генштабисту?

— Иванову! Персонально Иванову.

Чтобы вдруг Дядя Сэм сам, по своей инициативе начал разыскивать второстепенного и притом уже отыгранного агента?..

— Зачем он его ищет?

— В Голливуде сниматься.

— Что? Зачем?

— Затем, что их Сталлоне старым стал. А Иванов в самой форме. Ты что там, совсем обалдел?

— Немного.

— Бери Иванова и дуй ко мне. Повтори приказание.

— Взять Иванова и дуть.

— Ну вот и дуй...

* * *

— Я очень рад встрече с вами! — признался референт второго помощника атташе по культуре.

— Ну?

— Ваш вопрос о гражданстве решен. Вот ваш американский паспорт.

Паспорт был действительно американский. Выписанный на имя Ivanova Ivana. Без Ивановича.

— А почему без отчества?

— У нас их нет.

— Чего нет? Отцов?

— Отчеств.

— А фотография? Фотографии тоже отсутствуют!

— Фотографию мы сделаем, когда вы захотите переехать в нашу страну.

— Вклеивай! Я уже хочу!

— Хорошо. Но у нас к вам вначале будет небольшое дело.

— Какое?

— Мы знаем, что вы очень хороший, как бы это сказать! по-русски, стрелец.

— Стрелок.

— Ее. Стрелок. Мы смотрели ваше милицейское досье. Нас очень удивило ваше досье. Вы, оказывается, очень, очень интересный человек. Мы были поражены! Мы сказали о вас начальству в Вашингтон, и они тоже были поражены! Таких людей очень мало во всем мире.

Иван Иванович насторожился. И расстроился. Откуда они могли узнать, что он стрелок? Неужели Папа капнул? Теперь янки лишат его обещанного гражданства. Потому что зачем им на родине стрелки! У них там преступников не любят. Отберут сейчас уже почти готовый паспорт, и все! Может, они не все знают. Только часть?

— Иногда нам бывают очень нужны такие люди, как вы. Очень мужественные люди, как вы, — многозначительно сказал референт.

— Зачем?

— Иногда в нашем деле возникают такие разные трудности, которые можно решить только с помощью таких мужественных людей, как вы.

— Какие трудности?

— Ну вы понимаете, о чем я говорю?

— Не понимаю.

— Совсем не понимаете?

— Совсем не понимаю! Вы что, не можете сказать по-человечески?

«Он не так глуп, как хочет выглядеть, — отметил про себя референт от культуры. — Он заставляет все называть своими именами. Он обрезает мне пути к отступлению. Не исключено, что он записывает встречу на диктофон. Чтобы шантажировать посольство, если будет задержка с видом на жительство. Если так, то он действительно очень опытен».

— Я говорю о работе, которую вы делали здесь.

— Здесь я работал инженером. По котельным. Вам нужно котельную переделать?

— Но! Нет. Я говорю о другой работе. Которую прочитал в досье.

— Ах, это. Ну да. Было. Но вообще-то я по основной работе инженер.

— А то, что в досье?

— Это так. Ну... В общем, подработка. Случайная.

— В России так подрабатывают?

— В России по-разному подрабатывают. Потому что денег не хватает.

— Хорошо. Мы прекрасно понимаем вас. Мы не говорим о работе просто так. Мы дадим вам возможность подработать.

Доллары. Мы тоже хорошо платим за такую работу. Дороже, чем платили вам здесь.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать