Жанр: Иронический Детектив » Андрей Ильин » Козырной стрелок (страница 81)


Глава 63

Старший следователь городского полицейского управления Карл Бреви сидел, удобно развалившись в антикварном кресле в номере «люкс» отеля «Президент», и наблюдал, как десяток криминалистов ползают на коленях по ковру с лупами, собирая осколки оконного стекла, кусочки грязи, волоски и прочий мусор, который, по их мнению, может пригодиться следствию. Еще несколько снимали отпечатки пальцев с мебели и стен.

— Вы скоро?

— Уже почти все.

В соседней комнате всхлипывали, вздыхали и тихо переговаривались свидетели — парень и девушка, утверждавшие, что видели преступника.

— Мы закончили, — сообщили криминалисты, выходя из спальни и утаскивая с собой ворохи пластиковых мешков с материалами исследований.

— Эй вы, — позвал следователь свидетелей. — Ну-ка идите сюда.

Парень и девушка вошли.

— Где вы были?

— Вон там, на кровати.

— Где на кровати?

— С краю.

— И что вы делали? С краю?

— Мы?

— Вы!

— Ну... Разговаривали...

— В каком положении? Разговаривали. Горизонтальном или вертикальном?

— Лежа.

— Так. Ясно. Как долго вы разговаривали? Лежа.

— Может быть, час.

— И что случилось через час?

— Вон из того шкафа вышел человек. С чемоданом.

— С каким чемоданом?

— В котором была винтовка. Он ее собрал и пошел К окну.

— Где пошел?

— Через кровать пошел. Вот так.

— Но здесь вы лежали.

— Он через нас пошел. В смысле, перешагнул через нас.

— Дальше!

— Дальше он разбил прикладом стекло и сразу выстрелил.

— Как так сразу? Он что, не целился?

— Нет, почти не целился. Вскинул винтовку и выстрелил.

— Что значит почти? Значит, все-таки целился?

— Ну, может быть, одну секунду.

— Точно секунду?

— Точно! А после того, как убил, он сделал вот так, — сложила девушка в кольцо большой и указательный пальцы и махнула ими в воздухе.

— Зачем?

— Не знаю. Наверное, показал, что все хорошо.

— Он что-нибудь говорил?

— Нет. То есть почти нет. Только когда мы просили его не убивать нас.

— Вы просили?

— Да.

— А с чего вы взяли, что он хочет вас убить?

— Он направил на нас винтовку. И так посмотрел... Мы сразу поняли, что сейчас...

— Что он сказал?

— Мы не поняли. Он говорил на иностранном языке.

— На каком языке? Английском, испанском?..

— Мы не знаем, на каком.

— Тогда поехали в участок.

В своем кабинете следователь поставил на магнитофон специальную кассету.

— Сейчас я буду воспроизводить фрагменты речи различных языков. Если вы узнаете какой-нибудь из них, вы мне скажете.

Следователь включил магнитофон. — Этот! Этот похож!

— Уверены?

— Можно еще раз?

Следователь прокрутил запись еще раз.

— Мне кажется, этот. По крайней мере, очень похож.

— Вам тоже кажется?

— Да. Похож.

— Это русский язык.

— Русский?!

— Да. Мы постараемся найти переводчика, и с его помощью вы попробуете установить, о чем говорил подозреваемый с винтовкой. А пока я бы хотел составить словесный портрет преступника.

Следователь включил компьютер.

— Какая у него была голова? Круглая, овальная, сплюснутая, грушевидная?..

— Нормальная голова.

— Тогда взгляните на монитор. Такая?

— Нет.

— Такая?

— Тоже нет.

— Может, такая?

— Да. Похоже.

— Теперь волосы...

В дверь сунулся посыльный.

— Можно вас?

— Я занят!

— Но дело срочное.

Следователь поднялся и вышел в коридор.

— Вам необходимо выехать на происшествие.

— Я не могу. У меня допрос!

— Это распоряжение комиссара.

— Что там?

— Убийство.

— Неужели нельзя послать туда кого-нибудь, кроме меня...

— Четырех человек.

— Скольких?!

— Четырех.

— Хорошо. Выезжаю. А вы распорядитесь, чтобы кто-нибудь продолжил составление портрета...

На проселочной дороге стоял автомобиль. Недалеко от него лицом в землю лежал человек.

— Там еще трое в машине, — подсказал полицейский. Карл Бреви заглянул в машину. На передних и задних сиденьях сидели, безвольно уронив головы, три трупа.

— Давно такого не было, — сказал полицейский. — Чтобы разом четырех человек!

— Из чего их?

— В каком смысле...

— Застрелили из чего?

— Их не стреляли.

— Что, неужели ножом?

— Нет. Не ножом.

— А чем тогда?

— Врач сказал, что руками. Кажется, руками.

— Руками?! Четыре человека руками?! Не говорите ерунды!

— Так сказал врач.

Следователь тронул рукой голову ближнего покойника, повернул ее набок, увидел смятый, вдавленный, в крови кадык и хмыкнул.

— Криминалисты были?

— Были. Сняли отпечатки пальцев. Ну и вообще...

— Преступников кто-нибудь видел?

— Преступника видели.

— Почему преступника?

— Потому что он был один.

— Один?

— Один.

— И один убил четырех человек? Руками? Вы что тут, все с ума посходили?!.

— Но так говорит врач! И говорят свидетели!

— Где они?

Полицейский показал на нескольких пожилых мужчин и женщин, сидящих в полицейском автомобиле.

— Что вы видели? — спросил Карл Бреви.

— Все видели!

— Я понимаю, что все. Но что конкретно?

— Мы видели, как убийца ударил вон того, лежащего на груди человека кулаком в шею.

— Кулаком или каким-нибудь предметом? Например, палкой, камнем?

— Нет. Кулаком! Мы все видели.

— Куда он потом делся?

— Он убежал. Вон туда убежал.

— Он был один?

— Один.

— Точно?

— Конечно, точно! Мы видели собственными глазами! Вы что, нам не доверяете?

— Доверяю. Просто у меня такая работа. Занудная. Следователь отошел к машине и еще раз осмотрел трупы. Видимых повреждений тел ниже уровня плеч он не заметил. Было похоже, что их убили

в машине. А того, что лежит поодаль, вне машины.

— Это все свидетели?

— Нет. Большая часть в участке.

— Что они там делают?

— Составляют словесный портрет преступника.

— Говорят то же самое, что эти?

— Совершенно. Один в один. Вы окрестности осматривали?

— Да.

— Ну и что?

— Ничего. Пока никаких посторонних следов не обнаружили.

— Странно все это. Очень странно. Что вы об этом думаете?

— Я? Я думаю, что они прокололи на дороге колесо... видите, один скат спущен... и откатили машину вот сюда. Чтобы не мешать движению...

— Я вас не об этом спрашиваю.

— Я думаю... Я думаю, преступник выскочил из кустов и... и убил их.

— А чего же они все в машине сидят? Он что, по очереди дверцы открывал, когда убивал их?

— Ну тогда, значит... Тогда, значит, он сидел в машине.

— Получается, сидел...

— И убил их всех там. А того, который выскочил, — здесь.

— Зачем он сидел с потерпевшими в машине? А потом их убил?

— Не знаю. Возможно, они что-нибудь не поделили.

— Возможно, и так... Ладно, отправляйте трупы на вскрытие. Там разберутся, отчего они умерли. От того или совсем от другого. И вот что еще. Привезите мне протоколы допроса свидетелей и еще... еще словесный портрет.

Вернувшись в кабинет, Карл Бреви застал свидетелей стрельбы в отеле и беседующего с ними переводчика.

— Ну что, разобрались?

— В общем и целом.

— Кто он был?

— Русский.

— Что говорил?

— Я не могу быть уверен совершенно, но что-то вроде — вы сошли с ума.

— В каком смысле?

— Он сказал — вы охренели. Это производное от русского слова «хрен», обозначающего овощ, но в данном контексте обозначающего — сошли с ума...

— Странный язык. Одновременно овощь и сумасшествие! Что еще?

— Все. Остальные, предположительно употребимые в данной ситуации слова они не опознали.

— Всем спасибо. Пока спасибо.

Переводчик и свидетели вышли.

Карл Бреви взглянул на монитор. На экране застыло лицо преступника, собранное фотороботом из тысяч носов, бровей, лбов, ушей и глаз. Лицо было никакое.

Следователь откинулся на стул и тяжело вздохнул.

Давно в их городе не было таких громких преступлений. В одном случае преступник убил известного во всем мире бизнесмена, а во втором — разом четырех человек. Теперь спокойной жизни не жди...

В дверь постучал и вошел посыльный.

— Вам пакет.

В пакете были протоколы допросов свидетелей по делу с четырьмя трупами. И был составленный свидетелями и распечатанный на принтере словесный портрет...

Какой-то очень похожий портрет... На что-то похожий портрет...

Следователь взглянул на экран монитора. И взглянул на распечатку. Потом снова на экран. И снова на распечатку. Потом приблизил распечатку к экрану.

Два, составленные совершенно разными людьми, портрета были похожи. Ну очень похожи!

Что за чертовщина! — сам себе сказал следователь и набрал номер криминалистической лаборатории.

— Вы обработали пальцы, снятые в отеле?

— Да.

— А на шоссе? Где четырех человек...

— Тоже сделали. Только что.

— И что?

— Пальцы в отеле по картотеке не проходили. Те «пальчики», что на шоссе, известные.

— Чьи?

— Отпечатки пальцев принадлежат лицам, хорошо известным полиции и отбывавшим наказания сроком от одного до пяти лет. И есть еще один отпечаток, но они в картотеке не значатся.

— А вы не пробовали их сравнить с отпечатками пальцев, оставленных в отеле?

— Нет. Но нас не просили...

— Тогда считайте, что прошу.

— Ну хорошо. Сейчас я вызову на экран картинку. И сравню... Сейчас сравню... И... Вы знаете...

— Что?!

— Вы знаете, они похожи. То есть я хотел сказать, что они идентичны. Те, что на шоссе. И в отеле...

Следователь бросил трубку. Это что же получается? Получается, неизвестный преступник убил бизнесмена в отеле и спустя час еще четырех человек на шоссе... Причем первого из винтовки с оптическим прицелом. А остальных голыми руками...

Следователь позвонил в морг.

— Четыре человека с шоссе. Вы уже начали вскрытие? Bы можете сказать причины смерти? Нет, желательно сейчас, ! Хотя бы в общих чертах... Что... Я понял.

Четверо, неоднократно до того судимых, сидевших и погибших на шоссе потерпевших были убиты ударом тупого предмета. Не исключено, что кулака...

Два, казавшихся столь разными, преступления соединились воедино. Вначале преступник убил бизнесмена, потом оказался в машине со состоящими на учете в полиции преступниками, которых убил руками.

Почему он оказался в машине?

По всей видимости, потому, что они знали друг друга. Он — их. А они его. Иначе бы они не посадили его к себе. И не подставили под удар кадыки и шеи. Они знали его и не боялись его.

Но почему он оказался в машине меньше, чем через час после выстрела?

Ответ на этот вопрос мог быть только один — убитые вывозили его с места преступления. Потому что если рассчитать время, разделяющее два этих убийства, и расстояние, разделяющее этих два убийства, то получается, что в машину убийца должен был сесть сразу после выстрела! Что совершенно неопровержимо доказывает их связь!

Но почему тогда он убил своих сообщников? Впрочем, это тоже просто. Хотя и очень жестоко. Он избавился от свидетелей, которые знали о его участии в преступлении! Он убил четырех человек, чтобы они не могли никому ничего рассказать о нем!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать