Жанр: Русская Классика » Виктор Нель » Звезда и шар (страница 16)


Броня стойка и таньки наши быстры,

И козлоборцы мужеством полны.

Тонкий хриплый свист вырвался из горла генерального, когда информация от сетчатки, пройдя по возбужденным нейронам добралась наконец до головного мозга. Свист перешел в низкий, утробный рев:

-- Гаaничева ко мне...

Неожиданно успокоившись, он добавил:

-- А тебя, Гольденбаум, удавить мало. Вместе с Лурье.

45.

Вадим стоял, как вкопанный. Сзади напирала вываливающаяся из троллейбуса толпа...

Как любой советский человек Вадим верил в Черту. Даже не то что бы верил, ведь не скажешь же, что веришь в солнце или в небо. Или там в тарифную сетку. Черта просто была. Была, как земля под ногами или снег зимой. Все, кого знал Вадим, были до Черты. Палыч, Евдокия, он сам и даже Генеральный директор объединения, товарищ Константин Семенович Волопас. Те, кто до Черты, были обыкновенными людьми во плоти, умными или глупыми, простыми или сановитыми, все они были здесь, в пределах его мира.

За Чертой начиналась страна небожителей. Там обитали космонавты и Людмила Гурченко, Генеральный Секретарь Коммунистической Партии Советского Союза товарищ Михаил Сергеевич Горбачев и подлые южноафриканские наемники. У Черты было судьбоносное свойство отделять мир живых людей от царства привидений. Привидения приходили в жизнь бестелесно, из телевизора и журналов. Со страниц газет или голосами из радио.

-- Почем ты знаешь, Палыч, -- говорил Борька, -- а может их и нет вовсе?

-- Кого нет? -- спрашивал Палыч.

-- Космонавтов.

-- Как нет, -- огорошенно замирал Палыч, забыв закусить, -- а это кто? -- он тыкал заскорузлым пальцем в промокшую селедкой газету.

-- Лось в манто, -- отвечал Борька, -- может их тебе нарисовали?

-- Так не нарисуешь!

-- Дуб ты, Палыч, -- продолжал Борька наставительно, - ты картину видел "Прибытие Леонида Ильча Брежнева на Новую Землю"? То-то! Живьем-то ты их видал хоть раз? Когда увидишь, тогда пизди.

Палыч квохтал в усы, дожевывая селедку.

Вадим не верил Борьке, он знал, что люди за Чертой существуют на самом деле. Просто жизнь у них не такая, особенная у них жизнь, как в кино. Что было правдой, впрочем, это то, что пересечений Черты не наблюдалось. Герои зачертовья вели свою чудную жизнь, а люди дочертовья доканчивали сейчас последний в слесарке технический спирт.

-- Вот Вадька, -- продолжал Борька, -- как свой кубон домастрячит, так его рожу везде и выставют. Лысину отмоют и пропечатают. Напишут, мол, простой труженик допек мозгой венгерского умельца. А до того моменту, Палыч, жуй селедку.

-- Да чего там, -- стесненно пыхтел Вадим, -- я не за этим.

А сам не знал, куда деваться. Потому как врезал Борька в самое скрытое и заветное, в то, чему он сам себе не признавался. Что кубом своим мог он как-то к зачертовью присоседиться, ну хоть как-то, хоть бочком.

-- За этим, за этим, -- покровительственно хлопал его Борька по лысине,

-- за чем же еще? Кто ж тебе за это техничского нальет? Ищи мудаков.

... Вадим стоял, как вкопанный. Сзади напирала вываливающаяся из троллейбуса толпа. Ему больно наступили на ногу, дохнули в ухо -- Чего уперся?!, -- пихнули в спину.

Он сделал невольно несколько шагов к газетному стенду. Тому самому, который несколько секунд назад ввел его в состояние комы. Да, сомнений не было, со второй страницы газеты "Смена" на него смотрел Александр Ильич. В руке он держал звезду. Вадим, не чуя ног, побрел к проходной.

-- Похмеляться что ль идешь? -- пристально глядя на него, спросила Вероника.

Вадим не ответил. Когда Дмитрий принес бутылку, он отвел его в сторону и тихо спросил: -- А чего Саня не заходит?

-- Так он уволился, -- ответил тот.

-- А, -- сказал Вадим меланхолично и отошел. Все сходилось.

Александр Ильич перешел в зачертовье. И исчез из мира людей.

46.

Больше всего это напоминало гнездовье марсиан. Более неприемлимое для гуманоида окружение вообразить было бы чрезвычайно затруднительно. Огромное, неопределенной формы помещение было разделено параллельными металлическими сетчатыми перегородками на узкие, высокие, до потолка проходы. В перегородки были натолканы электронные блоки. Никакой системы или, по-крайней мере, переодичности в их расположении не было. Блоки были разного цвета, размера и формы. Некоторые оживленно перемигивались лампочками. Кое-где зияли пустоты, там, сквозь кружево дюралюминиевых профилей виднелись блоки следующего слоя. И провода.

Провода были везде, тонкие и толстые, всех цветов радуги. Подобно виноградным лозам, змеились они по потолку и полу, взбегали вверх по перегородкам, сплетаясь в толстые, как анаконды, жгуты или, брызнув, разбегались веерами по тыловым крышкам блоков, чтобы впиться в них мерцающей медью контактов. Больше в помещении не было ничего. Ничего, привычного глазу.

-- Похоже на нутро ЭПИКАКА, -- пробормотал Саша, стараясь не отстать от крейсирующего впереди Александра Ивановича Евстифеева.

-- Что-что? -- переспросил тот, приостановившись и оглянувшись на мгновение.

-- Это из Азимова, кажется, -- сказал Саша, -- тогда так себе представляли внутренность вычислительных машин. Как огромные залы-шкафы, набитые проводами и триггерами.

-- Не знаю, не читал, -- отозвался Евстифеев, снова набирая ход, -- но зрелище, действительно, впечатляющее, согласитесь? Можно поверить, что здесь, прямо за стеной, Дворцовая

площадь? Они двигались сейчас по проходу вдоль боковой стены главного коммутаторного помещения первой ленинградской телефонной станции.

-- Да, да, конечно, -- уныло сказал Саша, скользя глазами по кабелям, покрытым вековыми слоями пыли, свисающей кое-где бархотными бахромами.

Впереди, в тусклом свете, показалась поперечная бетонная стена. Они свернули. Здесь проход был пошире. От первого слоя проводов до стены было метра полтора. Шагах в двадцати от поворота, прямо в проходе, стоял письменный стол, заваленный бумагами и папками. Сверху на всем этом возлежал огромный телефон, провод от которого нырял в гущу кабелей.

-- Вот и пришли, -- сказал председатель кооператива "Телефонд" Александр Иванович Евстифеев. -- А вы как думали?

Он присел на стул. Внешность Александра Ивановича не оставляла ни минуты сомнений, что последние лет двадцать он был монтером пятого разряда. Отдышавшись, он продолжил:

-- Со временем и кабинет будет, и мебель дубовая. А пока главное, счет есть в банке. И на счету кое-что. Вы думаете, как мы начинались? Из ничего, из воздуха.

-- Это как? -- заинтересовался Саша.

-- Да так, вы конечно знаете, что уличные будки принадлежат подрядным организациям?

-- Ну конечно, кто ж не знает! Но уверен не был.

-- А обновляются они из центральных фондов Гостелефонстроя?

-- Ага!

-- Так вот, наш кооператив умело занял промежуточную позицию. Мы покупаем у Гостелефонстроя, а продаем подрядчикам. Конечно, связи решают все. Сложнее всего было с первой массовой партией. У нас тут не Уолл стрит, капиталу взять негде. Мне удалось так все организовать, что деньги от подрядчиков пришли на счет раньше, чем нам пришлось платить за будки.

-- Александр Иванович, -- сказал Саша, приседая на край стола, -- я только не вполне понимаю, какое это все имеет отношение к моим головоломкам? Где у вас тут можно начать производство?

-- Осторожно, осторожно, провод не заденьте! -- вскричал тот, встрепенувшись, -- сейчас объясню. Вы еще не понимаете силы денег и связей. Оборудование, говорите? Да, тьфу на него! Когда есть чем платить и есть выход на нужных людей, нет никаких преград. Производство организуем молниеносно!

Саша вздрогнул, услышав знакомое слово. А Евстифеев продолжал:

-- Когда у нас появились деньги, мы сразу начали их вкладывать. В банке ведь как? Сегодня праздник, а завтра выйдет постановление, и пиши-пропало. Мы начали с видеокассет, но вмешалась кавказская мафия. Пришлось отойти с потерями. Тут-то мне и попалась ваша фотография в "Смене". Я сказал себе: Довольно спекуляций, будем создавать культурные ценности. Тем более что схема предварительной оплаты продолжает работать безотказно, не требуя никаких вложений. Деньги сыпятся прямо из воздуха.

-- Мне бы ваши заботы, -- сказал Саша, ощущая сосущую пустоту под ложечкой. Он с утра ничего не ел, -- Изобретательская сторона к торжественной церемонии внедрения готова!

-- Отлично, отлично, сейчас подпишем договорчик, -- Евстифеев вытянул из под бумаг два машинописных листка, -- вот здесь и здесь пожалуйста. Вам десяти процентов хватит? Ну и хорошо. А сейчас не желаете отобедать? За счет кооператива?

-- Желаю!

Они двинули к выходу по казематно бетонному проходу.

-- Все-таки жаль, что Дали не жил в Советском Союзе, -- задумчиво произнес Саша, оглядываясь на ребристое стекло тусклого фонаря, забранное толстыми металлическими прутьями, -- такой пленэр!

-- Как вы сказали? -- переспросил Александр Иванович.

-- Я говорю, как насчет аванса? -- повысил голос Саша, -- Поделитесь струйкой из вашей финансовой Ниагары?

-- Завтра.

47.

...По дороге к выходу Полстернак заглянул в гальваническую ванну, где теперь-то наверняка должно было никелироваться сопло. К великому сожалению, сопла там по-прежнему не было, зато среди висящих на проволоках обоюдоострых лезвий, появилось еще одно, огромное, как спартанский меч.

Возле ванны крутился слесарь Борька, пальцами поправляя проволоки. У него была налаженная линия по производству ножей и финок. Ножи он сбывал наверх в науку в обмен на технический спирт, финки уходили

шпане на рынок, которая расплачивалась фирменными бутылками. Последний раз Борьке перепал фугас под названием "Long John", отведав которого, Палыч отер усы и степенно заметил: -- На перцовый первач похожа, ядрена стерва!

-- Кому ж ты ятаган такой готовишь? -- вопросил Полстернак, глядя на исполинский клинок.

-- Не ятаган, а кинжал, -- с достоинством ответил Борька, -- в процессе изготовления иcпользована троллейбусная рессора, а вот ты, Борис Вениаминович, лучше скажи, ты, по правде, еврей?

-- По правде - да, -- ответил тот, -- но подруга жизни у меня адвентистка седьмого дня, и я вскорости окреститься намерен, а что такое?

-- А я, по твоему - еврей?

-- По моему - нет, -- ответил Полстернак.

-- А почему тогда мы с тобою тезки, а?

-- Борька замолк в ехидном любопытстве. Любил он людей впросак загонять.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать