Жанр: Русская Классика » Виктор Нель » Звезда и шар (страница 18)


-- Рога, что ли? -- спросил он.

-- А ты отойди подальше.

Саша отошел. Стали видны глаза и свисавшие с подоконника копыта.

-- Да это же корова!

-- Верно, корова.

Саша стоял молча. Написано было здорово. Картина завораживала, как завораживает кусок непогоды, вырезаный из слякотной сырости аркой проходного двора.

-- Знаете, Феликс, мне нравится. Без дураков. -- сказал он

-- Ну и хорошо, пойдем проведаем наших баранов.

В дальнем углу, под пятирожковой старинной люстрой, на столе, среди разноцветных обрезков бумаги, были разбросаны части обложки.

-- Так, смотри, -- сказал Феликс, укладывая части друг к другу, -- это тыл, это отворот с текстом, а вот и фасад. Здесь, так, косо и нервно пойдет название. А это сама звезда.

-- Где ж звезда то?

По обложке, как выпрямленные щупальца актинии, высовываясь из-за правого края, беспорядочно торчали разноцветные граненые острия.

-- В неуравновешенной композиции, -- буркнул Феликс, -- эпицентр объекта задвигаем за рамку. При этом звезда как бы вваливается в зрительное пространство. Создается эффект движения, динамики. Видишь динамику?

-- Динамику вижу... -- неуверенно сказал Саша, -- звезды не вижу. А, впрочем, пожалуй неплохо. Привлекательно. Переливчато.

-- Это ведь я ваял по косвенным показаниям свидетелей. -- сказал Феликс, -- я натуры-то не видел.

-- Не хотите на объект глянуть? -- спросил Саша, вынимая звезду. Феликс покрутил головоломку в руках, повернул к свету.

-- Хорошо сработано. -- сказал он, -- Точно. Не в моем стиле.

-- Просто у нас задачи разные. Художник создает неповторимое. Я же скорее открываю существующее. Как бы вытаскиваю объект из аморфного пространства, где он сидит скрытно, невидимо.

-- Ну, это не ново, еще Микеланджело сказал, насчет отсечения лишнего...

-- Так то лишнее в сознании скульптора. Мои объекты существуют реально, неважно, достану я их или нет.

-- А зачем? Пусть бы сидели, где сидят ...

-- Затем же, зачем вы корову на шестой этаж отправили. За эстетическим удовлетворением.

Феликс тем временем нашел сечения, нажал, и звезда медленно начала расползаться на части, скользящие друг по другу, все еще не теряя цельности.

-- Знатно сработано, -- начал он, -- Эх, развалилась!

Детали звезды расцепились одновременно и рассыпались по столу.

-- Ты, парень, конструктор-механик грамотный, -- продолжил Феликс, -тебе надо космические корабли проектировать.

-- Скучно, а главное не проходит по главному критерию - бесполезности. Не хочу участвовать в круговороте жидкости в природе. Хочется делать нечто самоценное, неутилизируемое.

-- Да ты философ, -- сказал Феликс, пытаясь сложить звезду обратно, -а куски-то все одинаковые, да?

-- Да, в этом вся суть. Я стараюсь заставить геометрию работать напрямую. Чтобы наружние формы были одновременно рабочими поверхностями. И вы знаете, что интересно? Чем ближе удается приблизиться к правильным фигурам, тем изящнее выглядит и лучше работает.

-- Не хочешь ли ты сказать, -- с неодобрением произнес Феликс, -- что гармония заложена в пространстве изначально? Это мы уже слыхали много раз.

-- В общем, да. Можно ведь взять предмет и распилить его как попало, и заставить другого собрать. -- он медленно составил детали звезды вместе, нашел правильное положение и одним движением сложил головоломку, -- Это неинтересно. Не приближает никуда. Типа, знаете, разрезных картинок "сложи зайчика".

-- По твоему, "сложи звездочку" лучше?

-- Это же совсем другое. Я, наверное, плохо объяснил. Разве вы не чувствуете?

-- Чувствую, чувствую, -- рассмеялся Феликс, -- не обижайся. Однакож чегож ты с "детпечатью" связался?

-- Однакож тогож, что пищу потреблять обязан.

-- Поддел, поддел... A насчет бесполезности, тебе надо с Андромедом погутарить. Он у нас певец невмешательства.

-- Постойте, это вы не Комарьева имеете в виду? Я его творения на выставке видел. Исполненное собой.

-- Он, он родимый. Он теперь негативную скульптуру осваивает. Отпечатает себя в гипсе, и - готово произведение.

51.

Становилось по-настоящему страшно. Красные кирпичные стены приземистых корпусов были все на одно лицо. Ни души вокруг. Длинная цилиндрическая торба с надписью "Adidas" била по коленям, мешая идти. Капитолина

Андреевна была в отчаянии.

-- Батюшки святы, -- причитала она -- где ж это я? Батюшки святы!

Она сделала все, как золовка наказала. Сразу на Финдляндском села на тридцать седьмой автобус, ехала, пока не увидала впереди надпись "Гигант", подождала, пока автобус завернет, и слезла. Прошла пустырем до стены, нашла пролом. Рынком здесь и не пахло. Вместо пестрой говорливой толпы, вместо мотков мохера и аквариумов с диковинными рыбинами вокруг были то ли склады, то ли гаражи, слепо глядевшие на нее запыленными мелкорешетчатыми оконцами и коваными дверьми.

Завернув за очередной угол, Капитолина Андреевна вдруг наткнулась на двоих, по виду рабочих, в одинаковых спецовках и ботинках. Один, молодой, втолковывал что-то второму, приземистому и седоусому. Увидев ее, он замолчал неодобрительно.

-- Ребятушки, помогите! -- начала она с надеждой, -- рядов не найду никак.

-- Каких тебе рядов, мамаша? -- спросил пожилой.

-- Шерстяных, каких-же еще, -- затараторила она, -- я верблюжку везу торговать, на автобусе ехала, дыру в заборе нашла, да видно не туда...

-- Фамилия! -- вдруг оборвал ее молодой. Прозрачные глаза его засветились недобрым.

-- Никифорова я... -- почти прошептала Капитолина Андреевна, опешив.

-- Имя отчество!

-- Капитолина Андреевна я, да я ничего, да мне только ряды, да я...

-- Гражданка Никифорова Капитолина Андреевна! -- произнес стеклянноглазый, чеканя каждое слово, -- вы находитесь на территории оборонного объекта повышенной секретности. Вам надлежит немедленно, не оглядываясь, проследовать к выходу и забыть обо всем, что вы здесь видели.

-- Чего ж я видела то, -- запричитала она -- чего ж тут увидишь то, амбары одни глухие.

-- И запомните, по сторонам не оглядываться и следовать прямо к выходу. От направления движения не отклоняться, возможны минные заграждения.

Тут Капитолина Андреевна опустила глаза и увидела, что в руке молодой держит огромный нож, похожий на кухонный. Напуганная донельзя, она попятилась, и вдруг под левой ногой что-то резко щелкнуло, ударив по каблуку.

-- Бааатюшки! -- почти без памяти бросилась она к выходу, не слыша несущегося вслед гогота.

-- Уел ты ее, Борька, -- квохтал Палыч в усы, -- Уел, так твою растуда!

В проходной вахтерша Вероника ласково проводила Капитолину Андреевну словами: -- В перерыв идешь...

Борька для порядка подпрыгнул еще пару раз над стелющимся по асфальту пупырчатым полотном, тянущимся из пролома в стене контейнера с надписью "Dupont". Полиэтиленовые пузыри весело булькали, как елочные хлопушки.

-- Ты, Палыч, задачу уяснил? -- Борька прыгнул на асфальт, -- У овечьих шапок найдешь Ахмета, передашь заказ и получишь, что было договорено.

52.

Монолог участника экстренного заседания совета обороны,

кандидата технических наук, кавалера ордена Трудовая

Слава второй степени, Генерального Директора объединения

"Полимерпласт" Константина Семеновича Волопаса,

произнесенный им по месту работы в связи с возвращением

из министерства.

Товарищи ученые! Коллеги!

Всегда!

Всегда проблема нехватки сырьевых ресурсов и электроэнергии остро стояла перед страной!

Всегда рачительное отношение к сырью и материалам приковывало неослабеваемое внимание.

Но сегодня!

Сегодня бережливость и экономное использование полимерного сырья всемерно заострило свое значение в использовании. Сегодня, как никогда ранее, партия и правительство обращают особое, неусыпное внимание на нехватку.

Взгляните!

Как нерачительно, не по-хозяйски используется наша с вами сырьевая полимерная база! Сколько отходов терпит страна из-за неэргономичности инжекционного и литьевого оборудования благодаря ошибкам конструкторов. Какое количество полимеров и простоев теряет отечество из-за недоработок суспензионных процессов, приводящих к ранней заполимеризации суспензий!

А переработка!

Сколько лет ведет объединение научные работы по упрочнению!

А где результаты? Воз и ныне там.

Где высокопрочная перевязочная лента?

Где тонкостенные полимерные трубы? Где они?

Не говоря уже об упрочненных упаковочных материалах.

Страна ждет!

Страна не хочет больше бросать ресурсы на ветер!

Страна не может больше слушать маловразумительные доводы.

Страна требует полной отдачи! И не послезавтра.

И не завтра.

А сегодня! Больше продукции из того же сырья!

Вот лозунг нашего времени.

Сегодня!

Больше!

Из того же!

-- Ну, Митяй, радость пришла, растворяй ворота! -- хлопнул его по плечу Ложакин, едва Митя переступил порог кабинета, -- реанимация вращения поручена тебе!

-- Чего вдруг?

-- Страна полиэтилену требует вдвойне! Утоньшение пакетов теперь генеральная линия! Установку привести в готовность неотложно!

Митя поплелся в цех. Тема была гиблая, процесс так никогда и не смогли стабилизировать. Головку с вращающимся мандрелом он обнаружил за бочкой с песком. На поржавевшем кожухе блестели свежие следы от гаечного ключа. Все шесть аналоговых термодатчиков валялись в беспорядке вокруг. Пружины с них изчезли.

Митя толкнул головку каблуком. Из-под порыжевшего от времени жестяного кожуха повалили тараканы.

53.

Василий Быков в раздумье наклонил лобастую голову.

-- Не пойму я вас. Что у вас в голове?

-- Кого - нас? -- переспросил Саша.

-- Интеллигентов. Чего вам надо. Мужику - дело понятное, ежели самостоятельный. Дом нужен, баба справная, детишков. Ежели непьющий. Ежели пьющий, тоже понятно, - водки. Вот ты - интеллигент?

-- Сложный вопрос... Во всяком случае, я бы хотел, чтобы меня считали интеллигентом. Кстати, интеллигент тоже может за воротник заливать.

-- Выходит, не в водке дело? А в чем тогда?

-- Трудно сказать. Знаешь, интеллигенты сами не знают точно.

-- Ну а у тебя какое мнение?

-- Мне кажется, интеллигенту меньше нужно от жизни. И не того.

-- Это как? Чего - не того?

-- Ну, не предметов, не еды, и не погон.

-- Так что ж, интеллигент воздухом сыт?

-- Да нет, все это, конечно, важно, приятно, радует глаз и утробу, но не определяет существования.

-- Это что еще такое?

-- Как тебе сказать, например, если я вдруг сделаю много денег, накуплю движимости и недвижимости, оснащусь телевидеоаппаратурой, и приобрету годовой абонемент в ресторан Астория.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать