Жанр: Русская Классика » Виктор Нель » Звезда и шар (страница 6)


Звезду мне навесили?

Жать ее в ерепень.

На звезде не поскачешь, жопу колет.

Бюллетень где?

Черкнуть где?

Не важно, говоришь, один он тут, говоришь, ездобон вонючий?

Ты кто, академик?

Реши задачу, буков девять, одна гласная промеж.

Не знаешь, иди книжки почитай.

Что стоишь, как козел обледенелый.

Мозга заклинила?

Взбзднуть.

Понял?

Вот и бзди отсюда.

Сундук не забудь.

18.

Афанасий Лукьянович любил заходить сюда в тишине. Тогда, когда не было занятий, и в длинной витрине шкафа с противогазами мирно отражались ряды столов и ядерных грибов на противоположной стене. Отделение гражданской обороны располагалось в дальнем крыле центральной заводской лаборатории, или коротко ЦЗЛ, имея впрочем отдельный вход. Расположение не было случайным, в баллонном помещении ЦЗЛ стоял баллон со слезоточивым газом пиктрином, питавшим "камеру испытаний условиями приближенными к боевым", прижавшуюся к отделению сзади, со стороны заросшего тиной пруда.

С детской улыбкой вспоминал Афанасий Лукьянович докторов и кандидатов наук, выскакивающих из камеры и срывающих залитые соплями противогазы. "При наличии бороды, для наилучшего прилегания гражданского противогаза марки ГП4У, бороду надлежит обильно смазать техническим вазелином" - всплыла в памяти строчка из инструкции. Кандидаты вазелином пользоваться отказывались, вследствии чего бежали потом, утираясь и спотыкаясь, к пруду, натыкаясь на полузатонувший циклон.

Афанасий Лукьянович в последний раз оглядел помещение, отступил к двери, вынул ключи, и ...

Следующие три десятых секунды вернули его на полуостров Даманский, где сквозь вой бивших через голову ракетных гранатометов ГРАД, скрючившийся рядом ефрейтор Галушко орал надрывно: А как недолееееет?

Громовой грохот потряс штаб гражданской обороны, стена справа взорвалась облаком мела и штукатурки. Словно в ответ с противоположной стороны полоснула по столам стеклянной шрапнелью противогазовая витрина. "Наилучшей защитой от проникающей радиации является достаточной толщины слой металла, например танковая броня"... Металл!!?? Тарзаньим прыжком, круша столы и стулья, пересек Афанасий Лукьянович открытое пространство, скинул щеколду с задней двери и выскочил наружу. Первый же ключ подошел к двери пиктриновой камеры, oн нырнул внутрь и захлопнул обитую водосточной жестью дверь. В висках стучало: "поздно, ударная волна приходит позже лучевого удара... "

Сквозь вентиляционную отдушину слышалось голубиное мурлыканье. Камеру никогда не протягивало до конца, глаза начинало щипать. "Камера ж бесфундаментная, ее должно было первую срезать", - медленно скристаллизовалось в мозгу. Афанасий Лукьянович робко приоткрыл дверь. Стрекотали кузнечики, мотало тополиный пух, в пруду спокойно ржавел циклон. Из полуприкрытой двери штаба клубило мелом. Катастрофа

явно носила локальный характер.

-- Чего ж это, -- бормотал он, -- это чего ж, чего ж это...

Внутренность штаба напоминала последний день Помпеи. В стене зияла вывернутыми краями и обглоданной дранкой неровная дыра размером с футбольный мяч. Перевернутые столы и стулья были покрыты известковой пылью, обломками стены и осколками стекла. Сверху лежали два плаката с изображениями последствий атомной бомбардировки. Один из них углом прикрывал горку противогазов, высыпавшихся из разбитого шкафа.

Здесь способность к трезвой рекогносцировке начала покидать травмированное сознание: Один противогаз, покачиваясь, свисал с полированного, блестящего на солнце, древка копья, нелепо воткнутого в разгромленную витрину.

-- Зачем копье, -- шептали с трудом шевелящиеся губы, -- копье-то зачем, зачем копье-то...

По приближении оказалось, что копье было не копье, а двухметровый стеклянный прут, направленный концом на стенную пробоину, и отбрасывающий веселую спектральную радугу на потолок. Становилось все отчетливее, что этот иррациональный прут и был причиной разгрома.

Едва успев подумать "Этим же слона убить можно", Афанасий Лукьянович вдруг с шевелением волос увидел, как по прозрачному стержню, переливаясь на солнце, стекает рубинно красная капля. Беспомощно оглянувшись, он понял, что штукатурка по краям дыры обильно пропитана красным.

-- Слона-то зачем... -- просипел он, ощущая, как прогибаются мгновенно ставшие ватными колени.

Сознание отказывало.

-- Едрит ангидрид, -- послышался вдруг из дыры густой, раскатистый бас, -- стена-то не наружняя, эй! - никого не зацепило?

-- Никого, -- тихо ответил Афанасий Лукьянович, садясь на противогазы. Волею судеб он стал свидетелем и участником первого экспериментального прогона полупромышленной пилотной установки продольно-ориентационного гидроэкструдирования термопластов ПУПОГТ-3, прозванной впоследствии Большой Бертой.

19.

Бородатый анекдот

Инструктор: Вопрос первый - Из чего сделана башня танка?

Курсант: Из брони.

Инструктор: Ответ верен, вопрос второй: Из чего сделан корпус танка?

Курсант: Из брони.

Инструктор: Ответ не верен, правильный ответ: из того же.

Референт передал слово маршалу. Волопас и не разглядел вначале маршальские звезды на погонах одного из военных, того что постарше.

-- Товарищи представители полимерной науки, -- начал маршал, -- я надеюсь вы понимаете, что мы собрали вас здесь по вопросу, жизненно важному для страны и ее вооруженных сил. Ученику средней школы

известно, что основным поражающим фактором ядерного взрыва являются жесткие бета и гамма излучения, распространяющиеся со скоростью света...

Маршал сделал паузу и оглядел присутсвующих. В кабинете стояла мертвая тишина.

-- Возможно не всем известно, что основным средством защиты от проникающей радиации является достаточно толстый слой металла, -- продолжал маршал -- а именно танковая броня. В то время, как личный состав пехоты, даже находящийся в БТР, будет выведен из строя в первые минуты ведения боевых действий с применением средств массового поражения, наши танковые бригады сохранят способность активных действий вблизи и даже непосредсвенно в эпицентрах атомных ударов...

Маршал опять остановился, налил воды из граненого кувшина и, не торопясь, выпил, -- поэтому основной упор нашей стратегии лег в свое время на расширение и развитие танковой мощи.

Аудитория перевела дыхание. Каждый пытался сообразить, каким боком танковая стратегия минобороны может задеть его лично.

-- С появлением нейтронного оружия расстановка сил в корне переменилась. В отличие от общепринятых форм поражающих факторов, нейтронное излучение проходит сквозь металл беспрепятственно, практически не ослабевая. -- четкий, спокойный голос звучал под сводами зеленого кабинета, как трансляция Совинформбюро.

Маршал неторопливо налил еще один стакан воды. Хрустальная пробка звякнула о горлышко графина. В кабинете стало слышно тонкое гудение вентилляции. Где-то упорно билась о стекло муха.

Он еще раз пристально обвел взглядом помещение. Участники совещания замерли, не глядя по сторонам, как ученики третьего класса в момент нежданного появления завуча. Едва заметно улыбнувшись, маршал нарушил мертвую тишину:

-- Однако, нами уже найдена надежная и действенная форма защиты. Как выяснилось, нейтронное излучение поглощается достаточной толщины слоем высокомолекулярной органики, а именно полимеров...

Аудитория облегченно вздохнула.

-- Министерством обороны уже испытан новый тип танковой брони полиэтиленовый. Результаты получены очень обнадеживающие. Танк, устланный изнутри семисантиметровым слоем полиэтилена, способен противостоять всем известным видам проникающей радиации, включая нейтронную, на протяжении промежутка времени, достаточного для завершения исполнения приказа командования. Маршал перевел дух и огладил пышные усы:

-- Единственная проблема, на которую натолкнулись испытания, это повышенная возгораемость. Полиэтиленовое покрытие горит как порох, превращая боевую машину в подобие паровозной топки... Какие будут мнения, товарищи ученые?

В кабинете зашуршали, заерзали. Натянутые маски озабоченности судьбами страны изчезли. На лицах, как на поверхности океана, начали появляться волны, отражающие повышенную глубинную тектоническую активность.

Волопас откашлялся и начал размеренно и четко:

-- Товарищ маршал советского союза, в нашем объединении под моим непосредственным руководством разработан антипирогенный композит, который не просто не горит, а даже способствует пламягашению окружающих предметов и...

-- Ты дорогуша прости нашу необразованность, -- перебил маршал, -- это что за антипироги такие?

-- Да это попросту означает противопожарный.

-- Аa, так ты бы так и говорил, попросту, а то - пироги!

По аудитории пробежал сдержанный смех.

-- Так ты говоришь, еще и все вокруг гасит, -- маршал наклонил голову назад и влево, -- так, так, подробности обсудишь с генерал-майором. Лосось, займись с товарищем ученым. Всем остальным просьба представить соображения в кратчайшие сроки. -- маршал вышел.

Референт подмигнул Волопасу еле заметно, -- так держать!

Тот, окрыленный, подошел к Лососю: -- товарищ генерал-майор, наилучшим решением было бы посетить наши края и ознакомиться с материалом и процессом на месте, своими руками, как говорится. Как, кстати, вы к подледному лову относитесь?

-- Абсолютно, -- ответил генерал-майор.

Из дневника Каменского

Танк это оружие массового уничтожения. Один танк, одним выстрелом способен убить сразу двух человек. Даже если предположить, что танкист действительно был прав в своем стремлении уложить первую Мишень, что Мишень того заслуживала, что всей своей предыдущей неправедной жизнью она дала ему все основания нажать на гашетку. Даже если принять к сведению, что он знаком с ее биографией и мировоззрением. Что он понял ее стремления и взгляды, сравнил их с его собственной системой ценностей, признал их неприемлимыми и сделал вывод, что максимум, чего она заслуживает, это шрапнельный снаряд. Даже если признать за ним право на основании всего этого лишить жизни другое человеческое существо...

Но второй-то может просто так подошел, на солнышке погреться. Прислонился, прищурился и стоит себе, не подозревая, что стал Мишенью номер два. Точнее даже не номер два, а просто оказался в зоне поражения Мишени номер один. И смерть его не несет высокой значимости, и ничего он такого не сделал, способного вызвать праведное негодование танкиста.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать